X
X
Глава - 1059: Волнение в Городе Пламени
Предыдущая глава
Следующая глава

В глубине ночи оживленная резиденция Цзянь Чена наконец успокоилась. Маленький Толстячок и все остальные ушли, вернувшись в свои дома, чтобы отдохнуть. Остался только Цзянь Чен с несколькими слугами, которые убирали стол. 

Цзянь Чен вышел на улицу, прежде чем мягко прыгнул на крышу. Он лег и уставился на черное небо. Его глубокие глаза, казалось, пронзили пространство, когда он смотрел на серебристо-белый Божественный зал Яркой Луны в далеком космическом пространстве.

Ю Юэ не была в клане Чангуань. Вскоре после возвращения с ним, она вошла в божественный зал. Затем она отправилась в космическое пространство, чтобы поглощать сущность Луны и культивировать.

После того, как она приняла фею Хао Юэ в качестве своего мастера, Ю Юэ стала чрезвычайно увлечена культивацией. Она работала еще усерднее и еще тяжелее. Она только хотела увеличить свою силу как можно больше, чтобы она могла сделать некоторые вещи для Цзянь Чена и разделить его бремя.

Цзянь Чен лежал на крыше и размышлял, глядя на ночное небо. Он немного растерялся, когда прошептал: "Почему фея Хао Юэ приняла Ю Юэ как ученика? Талант Юэ хорош, но это только с небольшим царством, как Гесун в перспективе. Это ничто, если посмотреть на весь континент. На континенте бесчисленное множество потрясающих женщин, и их талант намного больше, чем у Ю Юэ. Так почему фея Хао Юэ не взяла кого-то другого?»- В тот миг покоя, Цзянь Чен начал думать о многом. Он подозрительно относился к тому, что фея Хао Юэ приняла Ю Юэ как ученика.

 - Я не думаю, что это так просто, как кажется. У феи Хао Юэ, вероятно, есть другие намерения, - пробормотал Цзянь Чен, размышляя.

Внезапно взгляд Цзянь Чена замер. Он сразу же перестал разговаривать сам с собой, как увидел, что черная фигура подпрыгнула на крышу. Фигура издавала нежные звуки, когда наступала на плитки, медленно пробираясь к Цзянь Чену.

Цзянь Чен не встал, лежа на крыше, как раньше. Он подложил под голову руки, продолжая смотреть на ночное небо.

Черная фигура появилась рядом с ним. Затем она легла, как Цзянь Чен. Его движения заставили плитки треснуть. Он сказал:

- Брат, уже так поздно. Почему ты не пошел спать?

Цзянь Чен обернулся и посмотрел на фигуру. Он улыбнулся:

- Брат, разве это не относится и к тебе? И для меня, спать сейчас-это просто тратить время.

- Эх, ты прав. Ты уже стал Святым Королем. Ты эксперт высокого уровня даже со всем континентом в перспективе. Тебе действительно не нужен сон, чтобы восстановиться на твоем уровне силы, - мягко вздохнул Чангуань Ке.

Слабая печаль наполнила его лицо.

- Брат, ты был здоров в эти дни? - спросил Цзянь Чен.

Хотя Чангуань Ке однажды пошел против него во всем, что он делал, это произошло, когда они были молоды. Цзянь Чен давно перестал беспокоиться об этом, рассматривая это, как споры между детьми.

- Эх, ты, старший брат и сестра стали великими, знаменитыми людьми, либо высшим экспертом, либо вундеркиндом высокого уровня, благосклонного сектой. Только я остаюсь неизвестным, никем. Я все еще застрял на Великом Святом Мастере, и я даже не знаю, когда я могу достичь Земного Святого мастера. Думаешь, я был здоров все эти годы? - Чангуань Ке вздохнул.

Он был мрачным.

Цзянь Чен молчал. Это правда, что талант Чангуань Ке не был действительно экстраординарным. Даже при поддержке великого клана он оставался Великим Святым Мастером и совершенствовался довольно медленно.

Чангуань Ке внезапно сел и задумчиво посмотрел на Цзянь Чена. Он сказал:

- Брат, теперь ты уже верховный деятель континента. Я знаю, что у тебя очень большие способности, так что можешь мне помочь? Я больше не хочу лежать в мусоре. Я не хочу становиться позором для старшего брата, сестры и тебя, - умолял Чангуань Ке.

С его стороны было очень смело говорить такие вещи.

Цзянь Чен медленно сел:

- Брат, у меня все еще есть некоторые небесные ресурсы. Завтра утром, когда я поеду в Город Пламени, я найду там алхимика, чтобы переработать ресурсы в таблетки. Они могут изменить твое телосложение. Тем не менее, тяжелая работа-это то, что действительно определяет твои достижения, даже если эти пункты могут улучшить твое телосложение.”

- Брат, спасибо тебе. Я определенно буду сильно работать над культивированием в будущем... - взволнованность начала охватывать Чангуань Ке.

Он, казалось, видел перед собой луч света во тьме и надежду на будущее.

На следующий день Цзянь Чен оставил Ян Линга в клане, прежде чем отправиться в Город Пламени с Руй Цзинем.

Город Пламени был еще оживленнее, чем раньше. Наемники без устали входили и выходили из городских ворот вместе со многими купцами, которые приходили нанять их.

Огненные наемники пережили огромную неудачу и почти рухнули, но Цзянь Чен был слишком знаменит. В сочетании с его положением капитана, наемники перегруппировались с поразительной скоростью. Они не только восстановили свою пиковую силу менее чем за месяц, но и стали еще сильнее, чем раньше. Было даже несколько Святых Правителей, которые пришли присоединиться к ним.

Пламенные наемники уже превысили многие отшельнические кланы в силе. Они были не слабее древних кланов, если учитывать Цзянь Чена, так как он убивал Святых Королей раньше. Они стали одной из немногих великих групп наемников, и их имя потрясло континент.

Знамена наемников почти стали спасительным талисманом. Где бы ни проходили знамена, никто не осмеливался вести себя оскорбительно, в том числе бандиты и люди из нескольких крупных кланов. Они все уступили бы место по их согласию в вежливой манере.

В результате все сопровождающие миссии, которые брали люди огненных наемников, проходили гладко. Кровь проливалась только тогда, когда они натыкались на невежественных магических зверей. В результате все больше и больше торговцев стали охотно вербовать огненных наемников.

Цзянь Чен поднялся на тысячу метров в воздухе, уставившись на шумный город с радостной улыбкой. Однако его глаза внезапно замерли, когда он пронесся мимо самого центра города, и цвет его лица стал довольно ужасным.

Там стояла каменная статуя высотой в триста метров. Она смотрела вдаль, как правитель, впечатляюще господствующий над миром.

Это была скульптура Цзянь Чена, которая была вырезана в натуралистичной манере. Она выглядела как настоящий человек.

С потемневшим лицом Цзянь Чен пробежал по воздуху и поднялся над каменной статуей с несколькими вспышками. Он прямо ударил его ладонью, и вся статуя разбилась с сильным бумом. Она падала вниз в виде пыли.

Он лично уничтожил статую самого себя.

Статуя была незаменима в городе. Это было потому, что она изображала легенду, эпос континента. В то же время на ней изображен Верховный Святой Король, который был духовным предводителем огненных наемников. Это был Цзянь Чен.

Разрушение статуи сразу же привлекло внимание окружающих людей. Все они начали бурлить, как только стали свидетелями разрушения статуи капитана, которым восхищались и которому поклонялись больше всего. Смертоносные намерения и ярость сразу же начали вспыхивать внутри них, горя, как ревущее пламя.

- Статуя капитана была уничтожена. Кто-то уничтожил статую капитана...

- Какой ублюдок сделал это? Я лично вырежу тебя за уничтожение статуи нашего капитана...

- Как они посмели уничтожить статую нашего капитана? Я порежу того, кто это сделал, на миллион кусочков...

***

Глаза каждого человека становились кровавыми, когда они скрежетали зубами. Сильная ярость начала гореть в их глазах.

Разрушение статуи Цзянь Чена было похоже на убийство их родителей. Это был долг, который был бы сожжен в крови, и преступление, которое не могло быть прощено.

- Как ты смеешь, сумасшедший! Ты, должно быть, устал жить, раз уничтожил статую капитана! Заплати своей жизнью! - из глубины города внезапно разразился рев.

Несколько больших присутствий поднялись в небо, когда несколько Святых Правителей, которые присоединились к наемникам, в ярости бросились к статуе.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава