Глава - 2: Чан-Ян Сян Тянь
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Внезапно меч в руках Цзянь Чэня начал контролировать себя, как будто бы он имел свой собственный разум. Неожиданно меч на очень высокой скорости, как яркая молния полетел в сторону Dugu Qiubai.

Скорость меча была немыслима. Dugu Qiubai отреагировал только тогда, когда меч достиг его горла. Меч был наполнен необычайно свирепой Ци. Когда меч пронзил шею Dugu Qiubai, его глаза расширились в страхе. Когда удар был завершен, в воздухе закружился появившийся из рукояти меча туман. Через мгновение меч вернулся в руку Цзянь Чэня.

Посреди горла Dugu Qiubai медленно появилось отверстие размером с кулак. Когда меч пронзил шею Dugu Qiubai, он засветился и увеличил свой наконечник, расширяя рану на шее. Если бы не это, то было бы невозможно оставить рану такого размера таким тонким мечом.

Глаза Dugu Qiubai широко распахнулись, когда он смотрел на меч, не веря в то, что он видит. Ведь только что он увидел невозможное. Он медленно открыл рот, дабы что-то сказать, но, к сожалению, его горло уже поразил клинок, не давая ему произнести и слова. С последним взглядом недоверия и ужаса он медленно упал на землю, чтобы никогда больше не встать снова.

Цзянь Чэнь тихо сжал свой меч, прежде чем взглянуть на поверженного Dugu Qiubai, смех грозил вырваться из его собственных уст. Он и не думал, что в этот последний час жизни он сможет сделать шаг в царство Бога Меча. Но, тем не менее, это было напрасно, так как он сам уже в шаге от гибели.

Вздохнув про себя, глаза Цзянь Чэня начали медленно тускнеть. Даже не смотря на достижение прорыва пределов его тела, будет очень сложно избежать смерти, особенно когда твои внутренности нашинкованы, как шашлык.

Вскоре после этого Чэнь Цзян последовал по стопам Dugu Qiubai, шагая в мир иной, его тело падает на землю, уходя в бездну.

После падения Цзянь Чэня, область, в которую он и Dugu Qiubai рухнули начала трястись. Так сильно, что два возвышающихся ввысь горных пика, похожие на мечи испустили оглушающий звук, который потряс небеса и разделил две горы пополам. Бесчисленные валуны и камни падали вниз по склону, создавая лавину во всех направлениях. Небо становилось фиолетовым и зеленым, небеса и земля были окрашены в разные цвета. Цвета танцевали и смешивались, формируя прекрасную картину, было печально, что ни Цзянь Чэнь, ни Dugu Qiubai не были живы, дабы увидеть её и те события, которые последуют после...

 

***

Внутри просторной и роскошной усадьбы была комната, оформленная с большой пышностью. Возле этой комнаты собралась большая группа людей. Молодой мужчина неустанно ходил перед дверями, его лицо было наполнено тревогой и беспокойством. Он выглядел лет на тридцать, и от него веяло величественной аурой. Хотя он уже не молод, еще можно было увидеть прекрасного юношу, которым он когда-то был. Одет он был в золотое Чанг Пао* с серебряной подкладкой, что делало его внешний вид еще привлекательнее, и он был окружен аурой, которой обладали правители. Его лицо было решительным, даже брови были сдвинуты, образуя почти единый комок.

 * Чанг Пао: http://traditions.cultural-china.com/en/15T5149T11241.html

В трех метрах от помещения выстроилась группа из 30 человек всех возрастов. Старейшины группы выглядели лет на шестьдесят семь, с седыми волосами на всем протяжении их морщинистых лиц. Однако, несмотря на их возраст, благочестивый огонь, что мерцал в их глазах, все еще мог заставить людей дрожать и трястись от страха. Судя по свечению их глаз, страх, который они внушали, был так велик, что люди не воспринимали их как тщедушных стариков, скорее как достаточно надежных и здоровых мужчин среднего возраста в сочетании силы тигра и дракона. Возраст остальных собравшихся был около тридцати лет, с внушительным духом и глазами, что ничего не выражали. Было очевидно с первого взгляда, что это группа необычных людей.

В комнате перед ними были слышны звуки женщины кричащей от боли.

— Мадам, дышите и тужьтесь, ребенок почти вышел. Повторяю, ребенок почти вышел… — Пожилой, но нетерпеливый голос тут же раздался эхом боли. Те, кто мог слышать голос, могли сказать, что он принадлежал пожилой женщине.

За пределами комнаты, молодой мужчина, что озабоченно расхаживал у дверей резко замер на месте и произнес с чувством нетерпения:  «Ай… Это продолжается на протяжении всего дня и ночи, как так Юн Эр все еще не родила? Если это затянется еще дольше, я боюсь, Юн Эр попадет в неблагоприятную ситуацию», — его голос был наполнен нескончаемой тревогой.

— Господин, пожалуйста, не беспокойтесь слишком сильно. Мадам Юн Эр непременно будет в порядке. Вы забываете, что мадам Юн Эр — сияющий Святой Мастер, — седой старец говорил с уверенным тоном, но даже его лицо не могло скрыть его беспокойства.

— Ай... — господин, одетый в Чанг Пао снова стал непрерывно вздыхать, беспокойство и тревога на его лице совсем не уменьшались.

В конце концов, люди около помещения прождали еще около двух часов, как внутри помещения раздался взволнованный голос: «Господин, мой господин! Мадам Юн Эр родила! Она безопасно родила! И это мальчик!» — количество эмоций в голосе породили волнение во всем доме.

Услышав это, молодой мужчина, который ждал с тревогой, остановился с отвисшей челюстью, настороженность на его лице была полностью уничтожена и заменена выражением радостных эмоций. Он был так тронут эмоционально, что он не мог найти правильных слов, чтобы выразиться, он распахнул двери так быстро, как будто их вообще не существовало на его пути. Его скорость была просто невероятна, ни один обычный человек не может обладать достаточной силой, чтобы достичь такой же скорости, которую он только что показал.

Молодой мужчина мигом мелькнул к постели и сел рядом с ней. Когда он смотрел на женщину, которая лежала на ней, его лицо было полно беспокойства.

— Юн Эр, как ты себя чувствуешь, у тебя все будет хорошо! — несмотря на волнение, его голос был полон нежности и беспокойства.

На кровати лежала женщина, которая была на пике её 20ти лет. Её внешность была настолько прекрасна, что могла привести к войне государств, только для того, чтобы упасть в её руки. Её вспотевшее лицо истощено и бледно, но ей все еще удается сохранять божественный вид.

Женщина посмотрела с усталым выражением на человека рядом с ней и улыбнулась.

— Мой дорогой муж, я в порядке. Пожалуйста, просто позволь мне увидеть моего ребенка.

— Хорошо! Да! Сейчас! Покуда Юн Эр в порядке, — молодой мужчина начал улыбаться от радости, он повернулся и взглянул на укутанного ребенка в руках акушерки. Правда, как только он собирался заговорить, его брови поднялись на акушерку, и он внимательно взглянул на младенца, что она держала.

Её руки продолжали раскачивать сверток, и она пробормотала: «Плачь, детка, ну же плачь. Что это за ребенок, который не плачет? Как странно, я принимала много детей, и хотя эти цифры все еще не достигли тысячи, я помогла дать жизнь более девятистам младенцам. Тем не менее, это первый раз, когда я вижу новорожденного, который не плачет», — последовал беспокойный ответ акушерки.

В то время пока она говорила, люди, которые были снаружи, начали заходить внутрь, на лице каждого была улыбка. Один за другим, каждый человек стал поздравлять женщину на кровати.

Молодой мужчина все еще широко улыбался и заговорил с женщиной: «Юн Эр, в первую очередь ты должна отдохнуть. Сейчас я принесу ребенка», — тогда мужчина встал и пошел в сторону акушерки.

— Что-то не так? Может быть, есть какие-то проблемы с ребенком? — Его голос стал тише, иногда некоторые дети рождаются с дефектами.

Это явление не редкость, и на самом деле случается часто. Он уже боялся, что его недавно родившийся сын имеет какие-то проблемы.

— Мой господин, молодой господин не имеет никаких проблем, о которых я знаю, но судя по моему 10ти летнему опыту, каждый новорожденный ребенок начинает плакать. Но этот молодой господин отличается, смотрите с момента его рождения, он не произнес ни одного звука. Это чрезвычайно странно, — уважительным тоном ответила акушерка.

Морщины появились на лбу мужчины, когда он смотрел на младенца. Глаза младенца были яркие и не показывали туманности в них, как это было обычно. В один момент он смотрит сюда, а в следующий момент уже туда. Он был очень милым, и просто глядя на него можно было сказать, что с ним все в порядке.

Мужчина заметил, что в светлых глазах младенца не было никаких примесей в обширной бездне его зрачков. На самом деле, казалось, что его глаза были огромной бездной, что потрясло внутренний мир этого человека, хотя он сам не верил в это.

Затем он положил свою руку поверх детской, и увидел тонкий слой желтого света, внезапно поплывший вокруг его ладони.

Увидев движение мужчины, лицо акушерки побледнело. Она была лишь обычной акушеркой, из низшего класса общества, но даже она боялась того, что у ребенка могут быть дефекты. Если бы с ребенком было что-то не так, обвинили бы её, и она не сможет оправдаться. Несмотря на то, что это никак не зависело от неё, она не имеет права сказать иначе.

Мужчина быстро убрал руку обратно, его сердце, наконец, успокоилось. Улыбка вернулась на его лицо еще раз. Он рассмеялся и сказал: «Ребенок в целости и сохранности, я не могу найти и малейших проблем. Он взял сверток у акушерки уже с совсем другим выражением лица».

Услышав это, акушерка выдохнула с облегчением. Её сердцебиение медленно возвращалось к норме, даже она начала смеяться в волнении.

— То, что говорит господин всегда верно, может быть это предзнаменование о будущем молодого лорда. Он, несомненно, станет сильной и уникальной личностью, когда вырастет.

Он прислушался к акушерке, зная, что это было чрезвычайно неопределенной темой для разговора, но он все еще не мог перестать смеяться.

— Да, да, да, я могу только надеяться на это. Кто-нибудь подойдите сюда! Позвольте нам наградить Мать Хонг сотней золотых монет!

— Благодарю господин большое спасибо, действительно огромное спасибо! — Лицо акушерки наполнилось радостью.

— Юн Эр, слушай! Это наш ребенок, смотри какой милашка! — Отец принес младенца на кровать к матери и улыбнулся.

Юн Эр взяла ребенка, нежно поцеловала в лоб и радостно сказала: «Дорогой муж, так как у нас мальчик, то согласно нашему соглашению, мы дадим ему имя Чан-Ян Сян Тянь».

Смеясь, муж произнес: «Неплохо, настоящим я официально заявляю, что этот ребенок будет носить имя Чан-Ян Сян Тянь! Приходите все! Я приглашаю всех моих сегодняшних гостей, завтра будет праздник в честь моего сына! Мы проведем просто незабываемое празднование…»

В мгновение ока прошел год. Напротив небольшого озера стояла фигура ребенка, в котором не было и метра в высоту, он стоял без какого либо выражения на лице. Его глаза внимательно смотрели на сад камней в центре озера. Маленький мальчик был одет в великолепный комплект одежды, но выражение его лица было необычайно сложно, таким которое было странно видеть у годовалого мальчика.

Этим мальчиком был Чан-Ян Сян Тянь. И в этот момент внутри его разума постоянно играла сцена поднимающихся волос. Как будто наблюдаешь за катушкой кинофильма, всё, что он мог видеть, было картинами горных массивов, которые напоминали два огромных меча. Другой образ пришел ему на ум: красивый молодой человек двадцати лет с длинным мечом, наряду со столетней опытной фигурой Dugu Qiubai. Наконец в момент его смерти он вспомнил прорыв, что он испытал, что позволило ему шагнуть в царство Бога Меча. После он вспомнил, как пронзил шею Dugu Qiubai и закончил их смертельный поединок.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава