Глава - 202:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
Фиолетовое и Голубое Ци Меча Родителями этих двух мечей являлись сами Инь и Янь вместе с особыми ингридиентами для создания меча. Именно поэтому эти мечи известны всем как Мечи Инь-Янь. Цин Суо воплощает Инь, а Цзы Ин – Янь. Эти двое – абсолютная пара. Когда эти мечи использовались вместе, то энергия Инь и Янь текла одним потоком, обладая ужасающей разрушительной мощью. Ходят слухи, что эти мечи были в состоянии расколоть небеса и землю, а их силе не было равных. Хоть вместе эти мечи могли расколоть небо и землю, но они непрерывно сражались друг с другом как вода с огнем, ибо они воплощали Инь и Янь, и привести их в гармонию было невероятно сложно. Если при смешении этих двоих баланс Инь и Янь нарушался, то высвобождался всепоглощающий хаос. Они могли нанести вред не только врагу, но и владельцу. В лучшем случае можно было получить лишь небольшие раны, однако в худшем случае человек умирал. Много лет назад мечи фиолетового и голубого цвета использовались в большой войне. В конце концов, их владелец не смог привести в гармонию две силы и нанес непоправимый урон себе и мечам. Мечи были уничтожены, оставив после себя две частички первоначального хаоса. Оставшееся количество Ци Инь и Янь сформировало пару Духов Мечей, которые спрятались в подземных энергетических потоках(духовных венах) для восстановления. Этот кусочек информации был направлен в его голову Духами Мечей фиолетового и голубого цвета, используя загадочный метод, схожий с ментальной связью. В это же время Цзянь Чен узнал, что эти Духи Мечей понесли серьезную потерю и до сих пор не восстановились после провала гармонизации. Раньше эти двое были крайне слабы и не могли навести контакт с Цзянь Ченом, пока тот не стал Великим Святым Мастером. Лишь после становления Великим Святым Мастером они с трудом смогли наладить линию коммуникации. Цзянь Чен тщательно анализировал новую информацию. Два светящихся пятнышка в его даньтяне оказались Духами Мечей, способными думать и осознавать себя. В такое ему было трудно поверить. Однако он не был обычным человеком. Хоть многие люди бы не поверили в такое событие, но Цзянь Чен быстро успокоился. Он сидел в позе лотоса на земле с закрытыми глазами и медитировал. Он привел в порядок свой разум и больше не чувствовал головокружительные колебания. Даже его Святое Оружие, которое пыталось вырваться, стабилизировалось и мирно парило, как овечка. Единственной разницей были пятна света, которые перебрались в место, где парило его Святое Оружие. Медленно вращаясь, они двигались в виде символа Инь-Янь. Хоть пятна фиолетового и голубого цвета все еще пребывали в теле Цзянь Чена, но его разум теперь не боялся неизведанного. Отныне светящиеся пятна больше не являлись загадкой для него. Раньше Цзянь Чен ничего не знал о них и постоянно находился на грани страха, но все это уже было позади, и он мог сказать, что, наконец, понял загадку и может теперь сконцентрироваться на других вещах. Сейчас Цзянь Чен чувствовал огромное облегчение. С самого становления Святым он никогда еще не чувствовал себя настолько расслабленно по отношению к светящимся пятнышкам в его даньтяне. Он медленно открыл глаза, а на его лице образовалась легкая улыбка. Он поднял правую руку и увидел фиолетовый и голубой свет, появившийся в его ладони, а затем вновь вернувшийся внутрь его тела. Два пятнышка кружились в танце как старые возлюбленные, но никогда не касались друг друга. Как бы Цзянь Чен ни двигал рукой, два пятна не контактировали друг с другом. Эти светящиеся пятна воплощали Духов Мечей, и сейчас Цзянь Чен мог использовать маленькую часть их силы. Хоть сила в его руке, дарованная Духами Мечей, казалась неприглядной, но Цзянь Чен чувствовал, что они обладают чудовищным количеством Ци Меча внутри себя. И это было лишь небольшой частью истинной силы Духов Мечей, но ее было достаточно, что бы Цзянь Чен затрепетал в страхе. Ци Духов Мечей уже приняло свою изначальную природу. Снаружи это нельзя было почувствовать, но эти светящиеся пятна состояли из чистой Ци Меча. - С помощью Духов Мечей моя сила вновь возросла. Даже если я буду сражаться против Земного Святого Мастера, то смогу продержаться и нанести более трех сотен ударов с помощью Духов Мечей. — Радостно пробормотал Цзянь Чен, глядя на пятна фиолетового и голубого цвета, кружащиеся вокруг его руки. Проявление Духов Мечей осчастливило Цзянь Чена, ибо на его вопросы нашлись ответы, а к его силе добавился новый источник. Цзянь Чен продолжил радостно бормотать в своей комнате и лишь спустя некоторое время он смог успокоиться. Отряхнув свою одежду, он встал и вышел из комнаты. На расстоянии пятидесяти метров от комнаты собралась вся деревня и пристально вслушивалась. По просьбе Роско никто не издавал громких звуков, и люди держались подальше от комнаты, где сидел Цзянь Чен, дабы не беспокоить его. Сила, которую продемонстрировал сегодня Цзянь Чен, раскрыла им глаза, показав целый новый мир под названием континент Тянь Юань. Только сейчас они осознали, насколько потрясающим являлся Святой из внешнего мира. Цзянь Чен был молод, но уже стал идолом в их глазах. *Скрип* В этот момент дверь в комнату отворилась, а жители деревни в одно мгновение затихли и устремили свои взгляды на вышедшего Цзянь Чена. Увидев группу людей перед собой, Цзянь Чен улыбнулся. Прошел всего час с тех пор, как он вошел в комнату. - Со мной уже все в порядке, вы можете отдыхать в спокойствии. Столько людей собрались здесь из-за меня, я приношу свои извинения и надеюсь на ваше понимание. Цзянь Чен сложил ладони вместе в извиняющемся жесте. Роско мгновенно нарушил тишину. - Малец, все в норме, пока с тобой все в порядке. — Выдохнул он облегченно. Улыбнувшись, Цзянь Чен ответил: - Я благодарен дяде за заботу. Сейчас я разрешил все проблемы и мне больше нечего бояться. - Братец Цзянь Чен, извини за нескромный вопрос, но ты сейчас пробился на следующую ступень силы? — Спросил старейшина деревни. ……. Следом за этим на Цзянь Чена посыпались вопросы, задаваемые жителями деревни, которые окружили его со всех сторон. На каждый вопрос он старался дать ответ. Цзянь Чен продолжил отвечать в течение часа, а потом его забрал Роско, поведя обратно в место, где находились его жена и дети.
Предыдущая глава
Назад
Следующая глава