X
X
Глава - 3: СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ТЕЛА
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Сян Тянь посмотрел на свое крошечное тело и ахнул, выражение на его лице источало явную неудовлетворенность. За прошедший год он потерял счет тому, как часто моменты из его прошлой жизни вспыхивали перед его глазами. Воспоминания в его сознании были так свежи, что казалось, будто все случилось только вчера, будто они выгравированы в глубине его души… Неважно, что он делал, он не мог их забыть, но теперь он понимал, что в прошлой жизни его звали Цзянь Чэнь. Переродившись, он принес с собой тайны памяти и души.

Он сохранил все свои воспоминания даже после реинкарнации, таким образом, только родившись, он уже умел говорить. И по разговорам людей у его постели, он имел общее представление о семье, в которой родился. Но более важно то, что из разговоров он понял, что переродился в другом мире.  Это был новый мир, о котором Цзянь Чэнь никогда не слышал.

Место, в котором жил Цзянь Чэнь — «Особняк Чан-Ян». Особняк принадлежал к одной из четырёх ведущих семей города Ло Эр, каждая семья имела свой плацдарм власти и влияния. Его отец на самом деле был главой клана Чан-Ян, и звали его Чан-Ян Ба. Его мать звали Би Юнь Тянь, она была четвертой наложницей лидера клана. Хотя она не была главной женой, она по-прежнему имела значительное количество власти в семье, потому как удерживала титул — сияющий Святой Мастер.

Хотя Цзянь Чэнь не понимал, что означал этот титул, но он понял, что он оказал сильное влияние на статус его матери в клане. Похоже, что титул был довольно высок, поэтому его мать была довольно уважаемым человеком в клане. Что касается самого Цзянь Чэня, то он был четвертым молодым господином клана Чан-Ян и имел величественный статус в клане.

У Цзянь Чэня так же было двое старших братьев и старшая сестра. Первого брата звали Чан-Ян Ху, сестру Чан-Ян Мин Юэ и второго брата Чан-Ян Ке. Все четверо имели общего отца, но разных матерей. Исключая Чан-Ян Ху, Чан-Ян Мин Юэ и Чан-Ян Ke встречались с ним несколько раз, и оба были только на несколько лет старше его.

Старшим ребенком отца была Чан-Ян Мин Юэ, которой исполнилось 4 года, на 3 года старше Цзянь Чэня. Чан-Ян Ке был на 2 года старше его. Однако кроме них четверых, в семье по-прежнему было много других детей.

В это время пожилая дама подошла сзади Цзянь Чэня и негромко сказала: «Четвёртый молодой господин, уже поздно и ваша мать ищет вас».

Цзянь Чэня немедля вернуло обратно к реальности. Глядя на небо, он пришел к неожиданному осознанию того, что небо темнело — явный признак надвигающейся ночи. Цзянь Чэнь бессознательно простоял весь день у озера.

 — Я понял, Чанг Бай. Я уже возвращаюсь.

Чанг Бай была экономкой клана Чан-Ян и по существу взяла на себя заботу о каждом отдельного вопросе внутри семьи. По этой причине её статус внутри клана был довольно высок. Хотя она была всего лишь домработницей, её уважали так же, как и главу дома.

Улыбка украшала лицо Чанг Бай всякий раз, когда она с большими надеждами смотрела на Цзянь Чэня. В возрасте полугода Цзянь Чэнь уже мог самостоятельно ходить, а в восемь месяцев уже научился говорить. Но он не просто говорил, он мог осознано общаться с другими людьми. Только с этими двумя достижениями его уже называли гением, и многие с нетерпением ожидали увидеть, кем он вырастет.

Ночью Цзянь Чэнь сопровождал свою мать Би Юнь Тянь на ужин в обеденный зал. Обеденный зал, в котором они находились, был особенным, только Глава семьи его наложницы и дети могли трапезничать там.

Когда Би Юнь Тянь и Цзянь Чэнь прибыли в обеденный зал, три красавицы уже сидели за круглым обеденным столом. Каждая из них выглядела на двадцать лет, а двое из них держали на руках детей. Первый ребенок был мальчиком, второй же девочкой. Мальчику три-четыре года. Он был третьим сыном главы клана Чан-Ян Ба, молодой господин клана Чан-Ян, Чан-Ян Ке.

В момент, когда Чан-Ян Ке увидел Цзянь Чэня, чувства враждебности и ненависти полыхнули в его глазах. Было ясно видно, что он был полон намерений что-то предпринять, можно было сказать, что он проявлял предвзятое отношение к Цзянь Чэню.

Все люди, находящиеся в помещении могли чувствовать враждебность, исходящую от Чан-Ян Ке по отношению Цзянь Чэню, но никто из них не обратил на этого особого внимания. В их понимании, это было всего лишь небольшое дело между детьми и наверняка не то, что стоило бы внимания взрослого человека.

Вторым ребенком была четырёх-пяти летняя девочка с двумя хвостиками. Её светлые глаза смотрели на все еще враждебного Чан-Ян Ке, и она рассмеялась. С двумя ямочками, которые появлялись во время смеха — она выглядела чрезвычайно мило. Хотя она была все еще ребенком, можно было уверенно сказать, что когда она повзрослеет, её красота могла бы соперничать с богами. Это был второй ребенок Чан-Ян Ба, а также единственная девочка Чан-Ян Минь Юэ.

— Четвертый брат, ты здесь! Проходи и садись! — Увидев Цзянь Чэня, она помахала ему, и улыбка на ее лице стала еще прекрасней.

Цзянь Чэнь кивнул в сторону Чан-Ян Минь Юэ в качестве приветствия и сел с мамой за обеденный стол.

Би Юнь Тянь негромко сказала Цзянь Чэню: «Сян Тянь, поздоровайся со своими тетями, братьями и сестрой».

Не имея выхода, Цзянь Чэнь посмотрел на избалованных дам: «Здравствуйте старшая тетя, вторая тетя, третья тетя, сестра, второй и третий брат».

С тех пор как его мать обнаружила, что он мог нормально общаться, она с упоением учила его элементарным правилам этикета. С менталитетом Цзянь Чэня «плыть по течению», он не возражал против его обучения. Это может оказаться полезным для него в долгосрочной перспективе, а тем более в этом новом мире.

Когда он впервые попал в это странное новое место, он усиленно боролся с его новым телом. Поскольку он был реинкарнирован вместе со старыми воспоминаниями — он по-прежнему чувствовал себя как Цзянь Чэнь. Глубоко внутри его души он не думал, что эта новая жизнь была предназначена ему, но время шло, он постепенно принял своё новое тело и жизнь. Независимо от причин, Би Юнь Тянь по-прежнему его мать. Хотя было загадкой, как ему удалось сохранить свои воспоминания, ведь они были о другом мире. Так как они не имели никакого отношения к этому новому миру, Цзянь Чэнь решил спрятать подальше эти воспоминания, в самую дальнюю часть своего разума. Это было время, чтобы принять свою новую жизнь и принять всё, что он получил.

Все три девушки улыбнулись Цзянь Чэню. Одна из дам в золотистых одеждах засмеялась: «Сестра Юн Эм, кажется Сян Тянь становится все более и более интеллектуальными. Ай… это все сложнее и сложнее, видеть в нём всего лишь годовалого ребенка. Я искренне завидую тому, что у вас такой умный ребенок», — говорившая леди была второй женой Чан-Ян Ба и матерью Мин Юэ-Бай, Юй Шуан.

— Младшая сестра Юн Эр, вторая сестра верно говорит. Каждый день я с любовью ращу Сян Тяня.

Сидя рядом с Цзянь Чэнем спокойный взгляд был еще у одной из 4 дам. Она была третьей женой — Ю Фэн Янь.

— Сян Эр, безусловно, гениальный ребенок. Чтобы научится ходить в 6 месяцев и говорить в 8 — это подвиги, что ни один ребенок его возраста не сможет повторить. Я ловлю себя на желании посмотреть, сколько святой энергии он будет иметь во время прохождения теста через 2 года. Я искренне надеюсь, что когда придет время, он окажет всем нам приятный сюрприз, — говорящая женщина была значительнее старше и казалась гораздо более темпераментной, чем другие. Она была первой женой —  Цзин Лонг.

В момент, когда Цзин Лонг закончила говорить, глубокий мужественный голос заговорил: «Я согласен. Я с нетерпением жду, когда Сян Тянь достигнет трехлетия ради этого приятного сюрприза», — 30-летний мужчина входил в столовую, ведя себя как хозяин. В белой Чанг Пао украшенной золотистыми контурами и черными волосами, что достигали его плеч мужчина шел в непринужденной обстановке.

— Дорогой!

— Отец!

Увидев мужчину, все семеро, что сидели за столом, сразу же встали и поприветствовали его один за другим. Цзянь Чэнь не стал исключением, и тихо воскликнул.

Этот молодой человек в действительности был главой клана Чан-Ян, Чан-Ян Ба.

Чан-Ян Ба подошел к обеденному столу и сел с нежной улыбкой на лице. Со взглядом на Цзянь Чэня, он спросил: «Сян Эр, ты себя счастливо чувствуешь, все еще живя здесь?»

— Да! — ответил Цзянь Чэнь.

— Сян Эр, если почувствуешь, что задыхаешься в этом душном старом доме, не стесняйся исследовать наружную часть и испытай все на себе! — С улыбкой ответил Чан-Ян Ба.

— Я знаю отец! — ответил Цзянь Чэнь.

Чан-Ян Ба был несказанно рад тому, что Цзянь Чэнь был настолько интеллектуален, и тому, как сильно он отличался от любого другого годовалого ребенка.

Семейный ужин прошел радостно, и еда была быстро съедена.

Цзянь Чэнь вернулся в свою комнату в одиночестве. Глядя на его возраст, он должен спать в той же комнате, что и его мать, но он попросил свою собственную комнату. Относительно этой просьбы, Цзянь Чэнь был настойчив: его было не переубедить. Все закончилось тем, что Би Юнь Тянь приняла его просьбу.

И вот в ту ночь Цзянь Чэнь сидел на своей постели со скрещенными ногами, его руки были на коленях. Ладони рук были направлены вверх, как и его лицо, когда он практиковался в выполнении первого принципа Тайного Закона Меча.

Тайный Закон Меча был тем, что Цзянь Чэнь изучал на протяжении своей прошлой жизни. Эта техника была самым сильным оружием в его арсенале. Это был редкий и грозный тип развития меча, имеющий глубокие принципы и содержащий в себе много сильных техник.

Тайный Закон Меча был тем, на что Цзянь Чэнь наткнулся, когда был еще ребенком. Во время игры в горах он случайно упал с обрыва, и каким-то образом ему удалось выжить после падения, приземлившись в бассейн с водой. Когда он проснулся, оказался в ловушке, в пещере, где его единственным источником пищи была рыба. После он обнаружил руководство о Тайном Законе Меча и посвятил себя его изучению, спустя 10 лет он успешно завершил изучение. С его освоением он был в состоянии выпрыгнуть из пещеры и вернуться на поверхность.

Цзянь Чэнь был сиротой войны, которого приняли его дед и бабушка. Пока он был заперт в пещере, минуло десять лет. Когда он вернулся в деревню, его бабушка и дедушка уже давным-давно ушли в мир иной от старости. После почтения их памяти, теперь уже в одиночку, Цзянь Чэнь покинул маленькую горную деревушку, чтобы путешествовать по миру самостоятельно.

Цзянь Чэнь принял то, что жизнь дала ему в его прошлом мире, и принял эту, новую жизнь. С пониманием этого он начал совершенствоваться и оттачивать свое тело в течение полугода, готовясь вернуть себе свои силы.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава