Глава - 344:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
Вход на святую землю Судя по новостям, данным Цзянь Чену второй госпожой клана Тянцин, Небесная Волшебница являлась легендарным человеком на континенте Тянь Юань. Она была способна своей уникальной красотой заставлять нации падать, а ее навыки владения цитрой были несравненны. Она владела Цитрой Демонического Крика и могла своими песнями пристыдить любого эксперта цитры. Даже ее враги были заворожены мелодичными песнями, а их души были стерты, после чего следовали их тела. Кроме того, Небесная Волшебница предотвратила войну между двумя странами одной балладой над полем боя, заставив сотни тысяч солдат обеих сторон уснуть на три дня и три ночи – воистину пугающий подвиг. Небесная Волшебница стала святой давным-давно, ровно как и Святым Правителем. Такой человек уже стоял на вершине континента и смотрел поверх остальных. Однако Цзянь Чен не мог себе вообразить, что сможет увидеть собственными глазами Небесную Волшебницу. Из-за этого его эмоции пришли в движение. В конце концов, Святой Правитель был прямо перед ним, но кроме того, эта женщина являлась живой легендой. Лицевые черты Небесной Волшебницы были скрыты, но ничем нельзя было скрыть ее очертания и фигуру. Она была весьма высока, но описать ее прекрасное тело было невозможно. Можно было задохнуться от ее красоты, будто она не предназначалась этому миру. Даже Цзянь Чен с трудом мог отвести от нее глаза, будто она являлась единственным человеком в мире. Окружающий мир потерял свои цвета, а она стала точкой фокусировки. Затем Небесная Волшебница обнаружила взгляд Цзянь Чена и повернулась к нему с удивленным выражением на лице, проговорив небесным голосом: - Старейшины, это должен быть Король Наемников, так? Восьмой старейшина рассмеялся. - Небесная Волшебница угадала, его зовут Цзянь Чен, и он наш Король Наемников. Хоть он всего лишь на 1 цикле Земного Святого Мастера, но его боевые способности неслабые. Кивнув своей головой, Небесная Волшебница больше ничего не произнесла, потеряв к нему интерес. Посмотрев на мемориальные таблички, ее взгляд стал отстраненным. Заметив, что старейшины обращались к Небесной Волшебнице, как к равной, Цзянь Чен был ошарашен. Он вспомнил слова тринадцатого старейшины: в святую землю могли попасть лишь Святые Правители, а если человек, желающий войти внутрь, не был Святым Правителем, то он должен был быть Королем Наемников. «Это значит, что все этим старейшины – Святые Правители, как минимум? Тогда тринадцатый старейшина, который был в оружейной, тоже является Святым Правителем». — Подумал Цзянь Чен в шоке. Город Наемников был слишком силен, раз уж в нем имеется 10 Святых Правителей. После этого старейшины подошли один за другим и представились Цзянь Чену. Когда тот понял их личности, то обнаружил, что кроме первых двух старейшин остальные принадлежали к другим силам, но были в дружелюбных отношениях с Городом Наемников. Прямо сейчас, помимо Цзянь Чена, там было 26 людей обоих полов. Большая часть людей были старше 70, но все еще имелись среди них 40-летние. Однако большее внимание привлекала Небесная Волшебница, стоявшая среди группы людей подобно журавлю среди куриц. Оставался еще один час, но в этот момент еще один человек прилетел по воздуху и присоединился к остальным. Этим человеком был парень в дорогой белой мантии. Его возраст был примерно 20 лет, и он был чрезвычайно красив, сильно отличаясь от Цзянь Чена. Хоть он и был красивым, но его лицо обладало слегка женственными чертами, а Цзянь Чен выглядел более мужественно. Парень лучезарно улыбался и подошел к Небесной Волшебнице, сложив ладони вместе. - Небесная Волшебница, прошло 50 лет, но вы стали еще прекраснее, чем прежде. — Произнес он, будто был влюблен поуши, а его глаза имели в себе выражение обожания. Небесная Волшебница нахмурилась, и в ее глазах было видно отвращение. Даже не взглянув на парня, она ответила: - Я благодарю Бицзянь Вана за его комплемент. Будто игнорируя отношение Небесной Волшебницы, парень подошел к ней и снова произнес: - Небесная Волшебница, мы знаем друг друга уже две сотни лет, когда вы пригласите меня на прогулку по вашим Трем Священным Островам? Я слышал, что Три Священных Острова являются раем на земле, без раздора, и лишь гармоничные рыбаки живут там. Это место давно отстранилось от войны, а я давно ожидаю попасть в это место. Я, Бицзянь, не сражался так долго именно по этой причине! Каждый из старейшин наблюдал за этим разговором с бессильным выражением лица. Они все знали, что Бицзянь уважал Небесную Волшебницу. В прошлом, когда он был мужчиной средних лет, он встретился с Небесной Волшебницей и был влюблен с первого взгляда. Воспользовавшись тайным методом, он смог вернуть своему лицу молодость, дабы завоевать ее любовь. К несчастью для голодного влюбленного волка, Небесная Волшебница проигнорировала попытки Бицзяня завоевать ее любовь. Однако с течением времени она возненавидела его. - Мои извинения, Бицзянь Ван, но мои Три Священных Острова никого не принимают. Сейчас ее голос был подобен льду. Будто его подбодрили, Бицзянь Ван сделал невинное лицо. - Небесная Волшебница, нежели я тоже считаюсь чужаком? - Естественно! — Ответила она незамедлительно. Заметив ледяное отношение Небесной Волшебницы, Бицзянь Ван бессильно поднял лицо к небу и вздохнул. После этого он пошел рядом с Небесной Волшебницей, не проронив ни слова. Даже после столь долгого времени погони за ней, не имея успеха, он все равно не сдался. В этот момент пространство на платформе внезапно начало дрожать, а большое количество энергии медленно собиралось внутри. - Время пришло, святая земля скоро откроется. — Произнес старейшина Города Наемников. Взгляды всех людей были прикованы к пространству, внутри которого энергия собиралась все больше и больше, становясь все толще. Наконец, пространство будто начало искажаться. Несколькими мгновениями спустя, большое количество энергии, собранной там, уже достигло своего лимита, заставив пространство разорваться надвое и открыть дверь шириной в три фута, созданной из хаотичного пространства, через которое нельзя было ничего увидеть. - Врата в святую землю были открыты. Пожалуйста, проходите все. — Произнес старейшина Города Наемников уважительным тоном, прежде чем медленно пройти в сторону ворот, а затем исчезнуть в хаосе. Следом за этим остальные старейшины Города Наемников поклонились вратам в святую землю, прежде чем исчезнуть внутри. Когда все старейшины Города Наемников прошли сквозь врата, Святые Правители не из Города Наемников уважительно поклонились вратам, а потом тоже вошли внутрь. Цзянь Чен был последний, и, хоть он не имел ни малейшего понятия, почему все кланялись вратам, но он последовал их примеру и тоже поклонился, прежде чем ступить сквозь врата на святую землю. Как только Цзянь Чен появился, то обнаружил себя стоящим на ярком луче света. Атмосфера этого места сильно отличалась и казалась влажной. Осмотревшись вокруг, Цзянь Чен с ошеломлением обнаружил, что над его головой не было неба. Вся местность в сотне метров над ним являлась единой каменной плитой, которая простиралась так далеко, насколько он мог видеть, будто она была вынута из желудка горы. А прямо посередине потолка можно было увидеть один кристалл, тускло светящийся и, казалось бы, наполненный энергией. Восьмой старейшина подошел к Цзянь Чену, побудив его задать вопрос: - Восьмой старейшина, это святая земля? Восьмой старейшина кивнул. - Правильно, это святая земля. Я уверен, что ты заметил, где мы находимся. Это желудок горы, а святая земля действительно находится здесь. Основатель Города Наемников, Мо Тяньюнь, лично создал одно единственное место в городе в качестве пути на святую землю. Это и есть врата в святую землю, а кроме них нет иного пути сюда. Цзянь Чен взглянул на святую землю, но он не знал, что Мо Тяньюнь каким-то образом будет связан с ней. В этот момент Восьмой Старейшина взглянул на парящий кристалл над головой и медленно поднял свою руку. Кристалл медленно полетел в сторону руки старца, прежде чем войти с ней в контакт. Разглядывая эту вещь, Цзянь Чен заметил, что это был кристалл конической формы размером примерно с палец, и при этом он сверкал ярким светом, идущим из его прозрачного тела. Энергия, текущая из него, была удивительно чиста, будто весь кристал являлся полностью чистым, без единого пятнышка. - Восьмой старейшина, что это за объект? — С любопытством спросил Цзянь Чен.
Предыдущая глава
Назад
Следующая глава