Глава - 362:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
 Нанесение серьезного ущерба Небесному Святому Мастеру - Цзянь Чен, если ты действительно желаешь уничтожить мой клан Моюнь, то не вини меня в безжалостности. Ради будущего своего клана я должен убить тебя. — Холодно произнес предок. Его Святое Оружие с атрибутом земли начало наполнять еще большей Ци, а затем ударило по Цзянь Чену. Хоть Цзянь Чен уже понес значительный урон, но его боеспособность все еще была ужасающей. Мгновенно выстрелив с земли, он уклонился от Ци Меча. *Бабах* Ци Меча предка было подобно бомбе, взорвавшись в месте, где только что был Цзянь Чен. Земля разорвалась и разбросала повсюду грязь, осыпав небо травой и пылью. Внутри облака пыли Цзянь Чен был подобен пуле, несясь к предку. Его Меч Легкого Ветра излучал Ци, а голубая и фиолетовая Ци Меча была особенно заметна. Старец из клана Моюнь презрительно посмотрел на него. - Ты цепляешься за жизнь подобно богомолу, однако ты всего лишь Земной Святой Мастер – не соперник мне. Сопротивление бесполезно. С этими словами, старец взмахнул своим мечом и послал очередную волну Ци в сторону Цзянь Чена. Беззвучно сжав зубы, Цзянь Чен мгновенно исчез из виду с помощью Иллюзорной Вспышки. Уклонившись он Ци Меча предка, он появился сбоку от него и совершил выпад мечом. Старец холодно улыбнулся, и гигантский меч в его руке трансформировался в слепящий желтый свет, прежде чем энергия вылилась из него, заставив пространство вокруг исказиться. В это же время очередная волна давления упала на Цзянь Чена и надавила на него подобно камню. Предок снова использовал боевой навык Земного Яруса продвинутого уровня. С его силой Небесного Святого Мастера, он мог не тратить время на подготовку навыка и был способен почти мгновенно использовать его. - Позволь мне увидеть, насколько сильно твое желание жить. Глаза предка потемнели, и свирепая кровожадность полилась из них. В это мгновение Святое Оружие земляного атрибута сверкнуло на мгновение и полетело прямо на Цзянь Чена, подобно удару молнии. В этот момент между ним и предком был всего лишь 1 метр. Благодаря тяжелому урону ранее и давлению предка, мобильность Цзянь Чена была ограничена. Каждый шаг требовал большого количества энергии, а пока предок атаковал его, то невозможно было пытаться контратаковать. На лице Цзянь Чена появилась странная улыбка, а затем Меч Легкого Ветра в его руке выстрелил вперед и превратился в меч, у которого будто появилась душа. Вопреки всем ожиданиям, меч полетел по воздуху и пронзил Небесного Святого Мастера прямо в сердце. Выражение на лице старца резко изменилось из-за неотвратимого удара. Меч Легкого Ветра смог пролететь прямо сквозь его сердце и вылететь из спины, устроив кровавое месиво. В это же время гигантский меч тоже смог вонзиться в грудь Цзянь Чена. Энергия из меча начала чинить хаос внутри его тела, содрогая его внутренние органы и нанося значительный урон всему его телу. Сплюнув кровь изо рта, Цзянь Чен сильно побледнел. В это же время, кровь с его груди уже начала капать вниз на чистый белый мех тигренка и окрашивать его в красный. Духи Мечей внутри даньтяня Цзянь Чена вздрогнули, а затем начали источать притягивающую силу. Сразу следом за этим энергия, повреждающая тело Цзянь Чена, была мгновенно впитана Духами Мечей, избавив Цзянь Чена от угрозы. Предок получил чрезвычайно серьезную рану, ибо его сердце было уничтожено. В его теле так же осталось немного Ци, когда Меч Легкого Ветра пронзил его насквозь. Хоть он являлся Небесным Святым Мастером, его внутренние органы были слабее органов Цзянь Чена. В противоположность этому, энергия, оставленная предком в теле Цзянь Чена, была намного сильнее энергии, оставленной Цзянь Ченом в теле старика. Однако это был первый раз, когда тот получил столь тяжелую рану. Выплюнув изо рта обильное количество крови, он взглянул на Цзянь Чена мрачным взглядом. - Немудрено, что ты стал Королем Наемников. Я недооценил твою силу, раз уж ты смог довести меня до такого ужасного состояния. Даже когда ты умрешь, то должен гордиться этим. С этими словами, предок крепко сжал свой меч, который все еще торчал в груди Цзянь Чена. Пока он собирался разрубить его надвое, послышался свист позади него, а затем его лицо наполнилось шоком. Горло предка разорвалось, и кровь полилась из новообретенной раны. Меч Легкого Ветра, наконец, вернулся обратно после пробития сердца старца. Так как тот не был готов к защите от такой атаки, она прошла успешной. Выражение испуга появилось на лице старейшины, и он бросил попытки убить Цзянь Чена. Затем он полетел на полной скорости прочь от него, забрав с собой свой меч. *Фьють* Вновь послышался пронзительный свист, и Меч Легкого Ветра погнался за старцем. Он рубанул по ноге старика, и в воздухе можно было увидеть фонтаны крови вместе с отрубленными конечностями, упавшими с неба. Предок издал болезненный вопль, отлетев на 500 метров. Улетая прочь, он мог лишь с ужасом смотреть на свои отрубленные ноги, лежащие на земле. Цзянь Чен наблюдал за крохотной точкой в небе, являющейся предком, а на его лице отражалось удивление. Живучесть Небесного Святого Мастера была просто невероятной, ибо Меч Легкого Ветра смог пронзить его сердце и горло, но тот не умер. Эта новообретенная информация была ошеломительной: Небесные Святые Мастера не только были сильны, но и их стойкость оказалась ужасающей. К сожалению, Меч Души мог летать лишь на расстояние до 200 метров от Цзянь Чена. Предок клана Моюнь находился в 500 метрах от него, а для его меча было невозможно улететь так далеко. Дальше 200 метров контроль над Мечом Легкого Ветра начинал слабеть, а на отметке в 300 метров контроль над ним терялся. Меч Легкого Ветра вернулся в руку Цзянь Чена. Несмотря на его бледное лицо и серьезные раны, тот не хотел так легко отпускать старика. Голубой и фиолетовый свет вырвался из его меча и выстрелил по мысленной команде Цзянь Чена. Паря в воздухе, предок мог лишь смотреть на Цзянь Чена с напуганным выражением лица. Он знал, что его нынешнее состояние было ужасным, ибо вместо его сердца была дыра. Это уже было почти критической раной, но еще у него была дыра в горле. Его тело было искромсано, но он до сих пор не умер. Заметив летящий в его сторону голубой и фиолетовый свет, предок мог лишь поспешно бросить свое тело в сторону и попытаться уклониться. Затем, ядовитым взглядом зыркнув на Цзянь Чена, он улетел. Сейчас в его теле имелись две серьезные раны. Хоть они не могли убить его, но требовали быстрого лечения. Если он останется здесь, то станет жертвой очередной странной уловки Цзянь Чена. Убегая от Цзянь Чена, он не оставил ему другого выбора, кроме как наблюдать за удаляющимся старцем. Теперь предок скрылся из виду, а Цзянь Чен мог облегченно вздохнуть. После сегодняшней битвы он был уверен, что его сила была почти равна Небесному Святому Мастеру. Однако без использования Меча Души он бы не смог победить его, потому что подобный эксперт не будет так страшиться голубой и фиолетовой Ци Меча, в отличие от Земных Святых Мастеров. Лишь когда их Святое Оружие будет сильно повреждено, они начнут волноваться. «Кажется, мне придется позволить Духам Мечей исцелиться как можно быстрее. Если бы я только мог достаточно их исцелить, то моя голубая и фиолетовая Ци Меча определенно усилилась бы». — Подумал Цзянь Чен и попытался усесться, скривившись от боли. Сейчас голубая и фиолетовая Ци Меча не была проблемой для Небесных Святых Мастеров, так что ему требовалось найти способ вернуть им силу. Таким образом, не только Духи Мечей станут сильнее, но и их помощь увеличится. Тигренок, укутанный рядом с Цзянь Ченом, почуял запах крови и выглядел голодным. Отдохнув некоторое время, Цзянь Чен положил тигренка на землю и собрался использовать Светлую Святую Силу для исцеления своих ран. Как только тигренок покинул свое место на груди Цзянь Чена, то мгновенно стал недовольным и начал завывать. Его четыре лапки стали царапать землю, а затем он залез на тело Цзянь Чена с геркулесовой силой и принялся слизывать его кровь. Заметив поведение тигренка, Цзянь Чен не знал, плакать ему или смеяться, а затем почувствовал острую боль в груди. Сняв свою окровавленную одежду, Цзянь Чен положил тигренка на землю рядом с ней. Таким образом, тигренок не мешал Цзянь Чену, принявшись лизать и грызть его окровавленную одежду с такой энергичностью, будто ему нравился ее вкус и запах.
Предыдущая глава
Назад
Следующая глава