Глава - 405:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
Сильная Армия Поддержки (Часть 1) Эта крепость защищала Королевство Пинъян долгие годы и выстояла перед многочисленными бурями, но была легко уничтожена Цзянь Ченом. Когда крепость была уничтожена, Цзянь Чен увидел миллион оставшихся солдат, пустыми взглядами пялящимися на него. На их лицах были жалкие выражения ужаса, наблюдая за парящим Цзянь Ченом. Крепость Королевства Пинъян была превращена в руины, а четыре Небесных Святых Мастера были убиты, что являлось катастрофическим ударом по королевству. Это понизило силу королевства, а смерть четырех Небесных Святых Мастеров являлась невосполнимой потерей, которая повлияла на мораль солдат. Небесные Святые Мастера являлись опорой королевства и символами власти и могущества. Они обладали боевым опытом, на который могли полагаться бесчисленные солдаты. Если они выиграют, то солдаты будут полны уверенности. Если они погибнут, то солдаты потеряют весь боевой дух. В последний раз зыркнув в сторону миллиона солдат, Цзянь Чен поднялся в воздух, а в следующее мгновение он полетел в сторону центра Королевства Пинъян. Чан Уцзи посмотрел в сторону, куда исчез Цзянь Чен, и пробормотал: - Куда он теперь отправился, дабы устраивать погром? В императорский дворец Королевства Пинъян? …… По пути Цзянь Чен выжимал из своей скорости максимум, покрыв тело элементами воздуха. Окружающий пейзаж мелькал мимо него вместе с городами, пока он летел в сторону императорского дворца. Императорский дворец Королевства Пинъян располагался в 7000 километрах от крепости, так что Цзянь Чену потребуется 6 часов, чтобы добраться туда. Через два часа после ухода Цзянь Чена, миллион солдат штурмовых войск собрался в десяти километрах от северной крепости Королевства Гесун. Это расстояние было достаточным для магических кристальных пушек среднего уровня. В этот момент солдаты уже закончили сборку и ожидали сигнала к осаде. Восьмидесятиметровая крепость уже была доведена до ужасного состояния. Многие районы уже обрушились, и никто не мог войти в них. Рядом с воротами крепости в закаленных стальных дверях уже имелись вмятины и дыры. Они были так сильно повреждены, что двери больше не могли открыться самостоятельно. Наверху крепостных стен стояло несколько бронированных солдат, тревожно шагающих из стороны в сторону. На лице каждого из них было уставшее выражение. - Кажется, наше королевство не сможет избежать катастрофы в этот раз. Там миллион солдат, готовых к атаке, и еще два миллиона в крепостях Королевства Пинъян. С нашим жалким количеством солдат, насчитывающим 800 000, у нас нет сил остановить их. — Произнес один из стариков в броне. - Сейчас на наших северных стенах имеется 50 магических кристальных пушек среднего уровня и 200 пушек начального уровня, которые ничуть не лучше металлолома. Если мы продолжим использовать их, то они будут большей угрозой для нас самих, да еще и уменьшат наши запасы ядер монстров. Так больше не может продолжаться. — Грустно произнес еще один забинтованный человек. - Время, которое мы продержимся здесь, станет нашим наследием. Даже если мы умрем здесь, то не позволим им пройти так легко. — Произнес еще один раненый мужчина средних лет с кровожадным взглядом. Заметив выражение лица мужчины, солдат в броне рядом с ним вздохнул. - Чангуань Ба, я знаю, что ваш сын был схвачен Королевством Пинъян, но вам не стоит волноваться. Господин Уцзи очень силен, он приведет Чангуань Ху назад. У Чангуань Ба было мрачное выражение на лице. - Слухи гласят, что Чангуань Ху отрубили все конечности, и теперь он калека. Даже если он вернется, то будет жить жизнью хуже, чем смерть. Окружающие люди вздохнули. Хоть могущественный Сияющий Святой Мастер мог отрастить конечности, но найти такого на континенте Тянь Юань было тяжело. Даже если они встретят такого, то влияния клана Чангуань будет недостаточно, чтобы уговорить Сияющего Святого Мастера такого уровня. Коротко говоря, у Чангуань Ху практически не было шансов на возвращение к предыдущему состоянию. - Чангуань Ба, не забывайте о своем четвертом сыне, Чангуань Сяньтяне. В пятнадцать лет он смог создать свое Святое Оружие! С его талантом, он определенно вернется домой с силой не меньше, чем у старшего брата. — Произнес очередной солдат в броне. Он был родом из клана, который был в четверке сильнейших кланов внутри Города Знаний и был хорошим другом клана Чангуань. Услышав имя своего четвертого ребенка, Чангуань Ба вздохнул. Несколько лет назад из-за силы секты Хуа Юн самый младший ребенок семьи был вынужден покинуть дом, когда ему только исполнилось 16. Уже несколько лет прошло, а от него не пришло ни одного письма или клочка информации, из-за чего отец даже не знал, жив ли его сын. В этот момент молодой парень в броне вышел вперед с улыбкой. - Дорогие друзья, я случайно услышал ваш разговор о Чангуань Сянтяне. Вы можете мне рассказать больше о его достижениях? Способность создать Святое Оружие в 15 лет просто поразительно! Я смог создать свое лишь в 18 лет, и мне интересно услышать, что он за человек. Увидев парня, вышедшего вперед, остальные командиры с энтузиазмом его поприветствовали. - Дорогой Мин Дон, если тебе так интересно, то позволь мне поведать тебе историю с самого начала. — Улыбнулся старец в броне. Рассказав историю в подробностях, он говорил о великом таланте Чангуань Сянтяня. На уровне Святого он смог победить нескольких других Святых и Великого Святого. Такое достижение даже завоевало похвалу императора, но из-за секты Хуа Юн он был вынужден покинуть свой дом. - Эх, Чангуань Сянтянь был всего лишь в 15-летнем возрасте, когда он ушел. Прошло уже много лет с его ухода, но мы даже не знаем, находится ли он в Королевстве Гесун. Если он не слабее своего старшего брата, то будет, как минимум, на уровне Великого Святого Мастера. — Вздохнул бронированный солдат. - Секта Хуа Юн! — Пробормотал парень с изумленным взглядом, а затем успокоился. - Лидер Чангуань, ваш сон определенно вернется домой. Чангуань Ба вздохнул с тоской. - Это больше не важно, я боюсь, что через несколько дней мой клан исчезнет. Даже если он вернется, то лишь сможет похоронить свою семью. Если мой Сян дзи все еще жив, то я надеюсь, что он не вернется, дабы увидеть сию катастрофу. - Пожалуйста, не волнуйтесь, лорд Чангуань. Я определенно защищу клан Чангуань всеми силами. Если я не смогу, то буду умолять дядю Тяня еще раз. — Мрачно произнес парень, но искренне. Услышав упоминание дяди, остальные засверкали глазами. - Дорогой Мин Дон, твой дядя Тянь очень силен? - Я не знаю пределов его силы, но если бы мой дядя Тянь участвовал бы в войне, то для него не было бы проблем разбить эту армию перед нами. Не смотрите так на меня, я просил его много раз, но он отказывался участвовать в войне. — Объяснил парень. Услышав это, мужчины вновь понурились. В этот момент старец в голубом одеянии вышел к ним с выражением горькой тоски на лице. Глаза Чангуань Ба загорелись, увидев возвращение старца, и он мгновенно позвал его: - Чан Бай, ты вернулся! Что с А’Ху, ты привел его назад? Чан Уцзи шумно вздохнул и с болью произнес: - Лидер, юный мастер был успешно возвращен без опасности для жизни, но в будущем… эх… Чангуань Ба мгновенно побледнел, среди всех четырех детей, которых он имел, старший и младший сыновья были гениями в клане. Четвертый сын сейчас был неизвестно где, а будущее старшего сына под угрозой, в то время как третий сын не имел таланта к духовному развитию. Таким образом, Чангуань Ба не мог найти себе достойного преемника. Спустя длительное время, Чангуань Ба сдержал свои эмоции и вздохнул, подняв голову к небу. - Пока он жив, все хорошо. Каким бы ни было наше будущее, мы все увидим позднее. Чан Уцзи оставался молчаливым, но выглядел он так же печально, как Чангуань Ба, и его чувства были такими же. Из-за состояния Чангуань Ху они оба страдали. В конце концов, Чан Уцзи смотрел, как тот растет, и хоть они не были семьей, но были ближе, чем семья. Несколько мужчин вокруг них ничего не говорили, но их лица были мрачными. Катастрофическая ситуация, с которой столкнулось Королевство Гесун, сейчас было неизбежным. Перед концом дня, вся их ненависть будет погребена вместе с ними в земле. Вскоре Чан Уцзи избавился от своей тоски и заговорил: - Лидер, у меня есть хорошие новости, которые я должен объявить. Когда я отправился спасать юного мастера, то встретился с загадочным парнем. Он в одиночку убил четырех Небесных Мастеров Королевства Пинъян и сровнял с землей их крепость. В это мгновение каждый человек был ошарашен. Они посмотрели на Чана Уцзи с недоверием, а другой старец заговорил: - Господин Уцзи, что вы сказали? Четыре Небесных Святых Мастера Королевства Пинъян были убиты одним парнем? Это правда? Чан Уцзи кивнул и вытащил четыре окровавленные головы из пространственного кольца. Заметив четыре головы, все мгновенно погрузились в тихий шок. Глаза Мин Дона ярко сверкнули, и он спросил: - Господин Уцзи, этот человек назвал свое имя? - Я не знаю, когда я прибыл, юный мастер уже был спасен. Кажется, между ними есть какая-то связь. Услыхав это, Мин Дон погрузился в раздумья, а его глаза сверкали любопытством. После этого Чан Уцзи повесил головы четырех Небесных Святых Мастеров на стену, дабы повысить боевой дух солдат. Внезапно раздались два яростных рева, и два луча красного и желтого света полетели в сторону Королевства Гесун, источая большое количество силы, из-за чего солдаты внизу почувствовали нехватку воздуха.
Предыдущая глава
Назад
Следующая глава