X
X
Глава - 437:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
Семейный диспут Би Юньтянь лишь улыбнулась в ответ на слова Юй Фэнъянь. Когда дело касалось ее ребенка, она сильно любила его. Бай Юйшуан нахмурилась и посмотрела на Цзянь Чена. - Сянтянь, зачем ты вернулся? Клан Чангуань не может пойти против секты Хуа Юн, какие проблемы ты хочешь навлечь на нас? Юй Фэнъянь и Би Юньтянь обе были шокированы словами Бай Юйшуан. Она была совершенно против возвращения Цзянь Чена, будто не хотела, чтобы он вообще возвращался. Слова третьей тети слегка разозлили Цзянь Чена, но прежде чем он смог сказать что-то, Юй Фэнъянь опередила его. - Третья сестра, твои слова совсем лишние. Хоть секта Хуа Юн действительно сильна, но наш клан Чангуань не так легко запугать. У нас есть Чан Бай, который смог убить многих Небесных Святых Мастеров у северной крепости. Пока Чан Бай здесь, секта Хуа Юн не сможет пойти против нас. - Сянтяня вынудили покинуть дом, и за прошедшие несколько лет он вытерпел много страданий во внешнем мире. Сейчас Сянтянь вернулся, и мы должны быть счастливы, а не бросаться в него грубыми словами. Бай Юйшуан холодно фыркнула и зловеще произнесла. - Сянтянь никогда не был послушным ребенком и всегда любил наживать проблемы. Несколько лет назад он поранил моего сына, а потом за короткий промежуток времени заработал проблемы с сектой Хуа Юн. Сейчас он вернулся, и кто знает, какие проблемы он принес с собой в этот раз. Юй Фэнъянь и Би Юньтянь лишились дара речи. Они не думали, что Бай Юйшуан так думала о Цзянь Чене. Сам Цзянь Чен был слегка разозлен этим, а его глаза начали опасно сверкать, из-за чего Бай Юйшуан опасалась смотреть на него. - Третья тетя, я знаю, что вы против моего пребывания здесь, но вам не стоит волноваться об этом. Все свои проблемы я буду решать сам, так что они не будут угрожать клану. — Ответил Цзянь Чен. - Лишь ты один?! Бай Юйшуан с ненавистью посмотрела на него, а затем добавила: - Ладно, покажи нам, чему ты научился во внешнем мире! Посмотрим, как ты решишь проблему с сектой Хуа Юн. Не позволяй клану страдать из-за себя. - Я верну должок секте Хуа Юн. — Равнодушным тоном ответил Цзянь Чен. Его слова показались надменными и высокомерными в глазах Бай Юйшуан, и она рассвирепела. - Сяньтянь, мои слова являются правдой. Подумай о силе секты Хуа Юн, ты так быстро забыл о них? Хочешь пойти против нее сам? Хмпф, даже имбецилы могут мечтать, я полагаю. Цзянь Чен склонил голову и опасно сверкнул глазами. Бай Юйшуан сильно разозлила его, но она все равно являлась его тетей. Цзянь Чен не хотел враждовать с членами своей семьи, потому что он дорожил всей своей семьей, так что он промолчал. Его статус ныне был совершенно иным, нежели несколько лет назад. Он был сильнее Небесных Святых Мастеров, а кроме этого являлся Имперским Протектором Королевства Цинхуан. Подобный пустяк не стоил его внимания, но слова и отношение Бай Юйшуан остались в его памяти. - Третья сестра, ты уже достаточно взрослая для этого, нет необходимости так относиться к ребенку. Юй Фэнъянь нахмурилась от злости. - Мои слова полностью правдивы. Бай Юйшуан прищурилась, глядя на Юй Фэнъянь, даже не рассматривая ее точку зрения. Юй Фэнъянь начала сердиться еще сильнее, а ее грудь начала вздыматься от ярости. - Третья сестра, ты… - Вторая тетя, не стоит утруждаться. — Перебил ее Цзянь Чен, а затем холодно взглянул на Бай Юйшуан. От этого взгляда она почувствовала страх и отвернулась. - Третья тетя, я уважаю вас как старшего, так что я не буду обижаться на ваши слова. Однако я надеюсь, что в будущем вы не пожалеете о них. — Внезапно добавил Цзянь Чен. - Ааа? Взгляните все, он пытается угрожать мне! Бай Юйшуан мгновенно воспользовалась этой возможностью, чтобы еще больше оскорбить Цзянь Чена. Уперев руки в боки, она начала вопить: - Пожалею? О чем я пожалею? Чангуань Сянтянь, ты своими собственными руками проучишь свою третью тетю? Все пристально смотрите! Посмотрите, как разговаривает этот ребенок, он даже не уважает старших и несет бред, как это возмутительно?! Лица Юй Фэнъянь и Би Юньтянь ужесточились. В этот момент раздался сильный и твердый голос. - Хаха, как шумно сегодня, все счастливы. Чангуань Ба в простой одежде вошел в зал с радостной улыбкой. Ему было 40 лет, но лицом он выглядел на 30. Несмотря на его возраст, он все еще обладал красивой внешностью, как в юности, а ее аура была особенной. - Мой супруг! - Отец! Все мгновенно заговорили при его появлении. Чангуань Ба был чрезвычайно счастлив сегодня. Как только он вошел в зал, его взгляд опустился на фигуру своего четвертого ребенка. Присмотревшись к нему, он стал улыбаться еще шире, так как в его глазах Сянтянь был не только красивым, но и грозным человеком. Чангуань Ба считал его драконом среди мужчин и человеком, который всегда сможет вырвать победу. Эти факторы сделали Чангуань Ба очень радостным, и он громко смеялся. Чего еще мог желать отец? Успокоившись, Чангуань Ба сел рядом с Цзянь Ченом. - Сян дзи, ты, должно быть, чувствуешь обиду после стольких лет. Цзянь Чен мгновенно ответил: - Отнюдь нет, твой ребенок многое узнал во внешнем мире. - Прекрасно, просто прекрасно! Сян дзи, ты настоящий мудрец! Чангуань Ба не хватало слов, чтобы выразить свою гордость за сына. Он видел, насколько тот был спокойный, красивый и статный. Чангуань Ба знал, что его младший ребенок по-настоящему вырос. Заметив отношение Чангуань Ба к Цзянь Чену, Бай Юйшуан выглядела чрезвычайно недовольной. Так как Чангуань Ба сконцентрировал свое внимание на Цзянь Чене, то он не заметил выражение ее лица. - Эх! Повернувшись, Чангуань Ба внезапно вспомнил нечто болезненное, и радость исчезла с его лица. - К сожалению, А’Ху… Юй Фэнъянь и Би Юньтянь тоже вздохнули, сочувствуя Чангуань Ху. Цзянь Чен мгновенно вспомнил своего старшего брата Чангуань Ху и загрустил. - Отец, я хочу увидеть своего брата. Чангуань Ба слегка покачал головой, не произнеся не слова. Цзянь Чен понимал, что его отец чувствовал глубокую боль, как могло быть иначе? Цзянь Чен и Чангуань Ху были хорошими друзьями, но сейчас Чангуань Ху находился в таком ужасном состоянии, и Цзянь Чен тоже почувствовал тоску. - Отец, я знаю о том, что произошло с братом. Не волнуйся, он восстановится, он точно будет исцелен. — Ответил Цзянь Чен. Чангуань Ба снова покачал головой и вздохнул. - Проще сказать, чем сделать. Чтобы восстановить конечности, потребуется Сияющий Святой Мастер 7 класса. На континенте Тянь Юань они не только чрезвычайно редки, но у нас нет достаточного влияния, чтобы пригласить их, даже если мы обнаружим их. Такой человек совершенно отличается от нас. Цзянь Чен знал, насколько сильно почитали Сияющих Святых Мастеров 7 класса. Они стояли наравне со Святыми Правителями. Сияющие Святые Мастера не только были редкими, но им еще и тяжело подниматься по рангу. Они отличались от своих боевых аналогов, так что Сияющий Святой Мастер 7 класса был человеком высшего класса. - Отец, я хочу увидеть старшего брата. — Снова сказал Цзянь Чен. - Ладно! — Наконец согласился Чангуань Ба. Не собираясь есть, он немедленно пошел к Чангуань Ху вместе с Цзянь Ченом и его тремя тетями. Цзянь Чен вошел в комнату следом за отцом. Сейчас Чангуань Ху лежал на кровати без движения и молча смотрел в потолок. На его теле были видны четыре окровавленные повязки, обернутые вокруг его конечностей. Мать Чангуань Ху, Лин Лун, сидела рядом с ним в подавленном состоянии. Ее волосы были растрепаны, а ее лицо выглядело болезненным. На ее лице были видны следы слез, а ее глаза покраснели. - Моя госпожа, я умоляю вас, поешьте что-нибудь. Вы несколько дней не ели! Рядом с ней стояли служанки с несколькими тарелками с едой и чашей для умывания. Чангуань Ба вздохнул и отослал служанок прочь. Стоя у кровати с тоскливым видом, он посмотрел на старшего сына. Чангуань Ху потерял все свои конечности и не мог даже есть или пить самостоятельно. Подобная жизнь была хуже смерти.
Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Наверх