X
X
Глава - 444:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
Унижение секты Хуа Юн (Часть 1) Чан Бай медленно выдохнул, все еще не оправившись до конца от шока. - Четвертый мастер действительно гений. Я многого ожидал от четвертого мастера в прошлом, но я не мог предположить, что после 6 лет он превратится в Небесного Святого Мастера. Подобный талант не увидишь даже раз в десять тысяч лет. - Хаха… Услышав похвалу Чан Бая, Чангуань Ба рассмеялся от радости, которая исходила из его сердца. Из его глаз даже полились слезы счастья. - Это слишком невероятно, Сянтянь Небесный Святой Мастер? Мы должны распространить эти новости немедленно. С таким гением в клане Чангуань, даже императорский дворец попытается выслужиться перед нами. — Произнесла Юй Фэнъянь. Цзянь Чен тут же ответил: - Вторая тетя, подобное не должно так легко раскрываться. Я не хочу, чтобы многие люди знали это. Новости о 21-летнем Небесном Святом Мастере распространятся по континенту подобно пожару. Они обязательно принесут проблемы, так что Цзянь Чен не хотел, чтобы все вокруг узнали о нем. - Четвертый мастер прав, мы не должны объявлять об этом публично. Давайте на время скроем этот факт, иначе основные силы континента узнают о таланте четвертого мастера, и кто знает, что они решат с ним сделать? Некоторые решат завлечь его к себе, а некоторые посчитают его потенциальной опасностью. — Серьезно произнес Чан Бай. Чангуань Ба понимающе кивнул и произнес: - Чан Бай дело говорит, секрет Сян дзи должен оставаться внутри нашего клана. Хоть он и принесет нам славу, но так же принесет проблемы ему самому. Би Юньтянь испугалась за своего сына, потому что больше никто так не заботился о нем, как она. Даже вторая тетя почувствовала серьезность ситуации. Невиновный человек все равно будет повинен в том, что хранит нефритовое кольцо. Все взрослые люди здесь знали, что в глазах других людей Цзянь Чен превратится в драгоценное сокровище. Услыхав слова Чан Бая и отца, Цзянь Чен больше не заботился об этой проблеме. Он прекрасно знал, что с его силой для него не будет опасности, пока он не столкнется со Святым Правителем. Однако даже если Святой Правитель захотел бы что-то с ним сделать, статус Имперского Протектора Королевства Цинхуан был достаточным, чтобы Королевство Цинхуан начало действовать. Внутри императорского дворца Королевства Гесун богато одетый император и директор Академии Каргат стояли в павильоне внутри сада. - Кафир, как ты думаешь, кем является Имперский Протектор Цзянь Чен? Почему он рванул из столь отдаленного королевства, чтобы помочь нам? Хоть в нашем королевстве есть плодородные земли, но этого недостаточно, чтобы возбудить интерес Королевства Цинхуан. К тому же, дистанция между нашими королевствами слишком большая. Император с любопытством обдумывал этот вопрос, над которым провел многие часы, но так и не нашел ответа. Кафир покачал головой. - Имя Цзянь Чена я не узнаю и тоже в замешательстве, почему Королевство Цинхуан послало помощь нашему королевству. Они пришли издалека, так что между Имперским Протектором и Королевством Гесун должна быть какая-то связь. Глаза императора сузились и засверкали. - Кафир, ты думаешь, что это связано с Патриархом Чангуань? Глаза Кафира тоже сверкнули, а в это время страж вбежал внутрь и упал на колени перед ними. - Ваше Величество, у меня срочное донесение из Города Знаний! Услышав про новости из Города Знаний, император скомандовал. - Давай их сюда. Страж немедленно подошел к императору и положил письмо ему в руки. Открыв его, император сперва прочел сообщение, а затем выдохнул в шоке. - Он все еще жив? Тело Кафира оцепенело, и он с удивлением произнес: - Патриарх Чангуань вернулся? Если это так, то вопрос с Королевством Цинхуан решен. Император покачал головой и передал письмо Кафиру. Прочитав его, Кафир удивился. - Чангуань Сянтянь? Я не имел ни малейшего понятия о том, что он все еще жив и даже вернулся. Он исчез бесследно, и даже клан Чангуань не мог найти его следов. Я думал, что он давно умер, но его возвращение оказалось весьма шокирующим. Император улыбнулся и ответил: - Возвращение Чангуань Сянтяня оказалось своевременным. Сейчас сила Чана Уцзи была проявлена, и если бы не события у северной крепости, мы бы никогда не узнали о его мощи. Даже секта Хуа Юн не посмеет пойти против клана Чангуань, так что Чангуань Сянтянь теперь в безопасности. Кафир кивнул и вспомнил события в Академии Каргат, когда мировая энергия летала вокруг Цзянь Чена с огромной силой во время его становления Святым. - Чангуань Сянтянь был необычным гением, дать ему время, и он преодолеет все границы. Одна из служанок выбежала вперед и поклонилась. - Ваше Величество, эмиссары Королевства Синего Ветра, Королевства Андреас, Королевства Затаившегося Дракона и Королевства Пинъян все собрались внутри императорского дворца и ожидают, когда их примут. - Я понял, можешь идти. — Махнул рукой император. - Да, Ваше Величество. Служанка ушла обратно во дворец. - Могущество Королевства Цинхуан воистину велико. Четыре королевства были напуганы до чертиков. Кафир, я уйду первым и посмотрю, что эти эмиссары могут нам предложить в компенсацию. …… О возвращении четвертого мастера быстро узнал весь Город Знаний. Даже остальные три основных клана внутри города услышали эти новости, после чего их лидеры немедленно пришли вместе с подарками. Хоть клан Чангуань был одним из четырех сильнейших кланов Города Знаний, но каждый человек знал, что клан Чангуань был самым почитаемым в городе. Клан Чангуань был здесь еще до того момента, как Город Знаний был основан, а остальные три клана появились позже. Так как клан Чангуань был скрытен, то мирные жители всегда думали, что четыре клана имели равные силы. Чангуань Ба лично поприветствовал трех лидеров кланов, а Чан Бай отвел их в зал. Хоть Чан Бай был Небесным Святым Мастером, но он не относился к остальным с высокомерием. Он был прекрасным примером преданного управляющего и делал то, что ему говорили сделать. Перед Чангуань Ба он всегда вел себя как слуга. Основной причиной визита трех лидеров была надежда обручить одну из своих дочерей с четвертым мастером клана Чангуань. Когда Чангуань Ба известил их, что его четвертый ребенок уже был помолвлен с принцессой Ге Лань, они все были разочарованы. Оставшись еще ненадолго, они обменялись с ним несколькими словами и ушли. Этим днем Цзянь Чен вышел из особняка Чангуань на улицы города. Он направился к Шэнь Фан и Сансу, а затем забрал их из трактира, в котором они оставались, направившись обратно в клан Чангуань. - Мы приветствуем четвертого мастера! Стражи у ворот мгновенно поприветствовали Цзянь Чена и теперь все узнавали его. Цзянь Чен кивнул и привел Шэнь Фан с Сансом во внутренний двор. Позвав двух служанок, он отвел их к Чан Баю и попросил поселить их внутри особняка. Кроме этого, он рассказал ему о своих отношениях с ними. Когда Чан Бай услышал, что муж Шэнь Фан лишился жизни ради спасения Цзянь Чена, его лицо стало чрезвычайно серьезным. Он сказал, что лично позаботится о них, и доложил об этом матери Цзянь Чена. Когда родители Цзянь Чена узнали о его связи с этими двумя, то мгновенно бросили свои дела и бросились баловать Шэнь Фан и Санса, не заботясь о разнице в их социальных статусах. Таким образом, Шэнь Фан и Санс начали жить в особняке Чангуань, однако новости о смерти Кендала были скрыты от них. Цзянь Чен и Чан Бай медленно вышли во двор, а затем Цзянь Чен спросил его: - Чан Бай, существует ли метод восстановить разбитое Святое Оружие? Чан Бай покачал головой. - Мне такой способ не ведом, это касается Кен Щяо Сана? Цзянь Чен вздохнул. - Кен Щяо Сан пострадал из-за меня. Если я не решу эту проблему, то не смогу спать спокойно. Чан Бай задумался на мгновение. - Четвертый мастер, на континенте Тянь Юань есть много странных и волшебных вещей. Наши нынешние знания – всего лишь вершина айсберга. Хоть мы и не знаем о методе восстановления разбитого Святого Оружия, но это не означает, что подобное невозможно сделать. Цзянь Чен замолчал, если он не сможет исцелить Санса, то никогда не сможет простить себя. Санс был сыном Кендала и оказался ранен из-за Цзянь Чена. - Чан Бай, я покину вас на время, мне нужно решить проблему с сектой Хуа Юн. — Объявил Цзянь Чен. Его голос был спокойным, и в нем нельзя было различить ни нотки эмоций.
Предыдущая глава
Назад
Следующая глава