X
X
Глава - 447: Два варианта
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Когда шок спал, патриарх секты Хуа Юн слегка помрачнел. Чан Уцзи из клана Чангуань уже сильно надавил на секту Хуа Юн, но сейчас у них еще и появился талантливый ребенок. Эта ситуация начала беспокоить Чен Фея.

«Чангуань Сянтяню всего 21 год, но он обладает силой Земного Святого Мастера на пике уровня, скорее всего. Если такой человек вырастет, то наша секта Хуа Юн будет раздавлена кланом Чангуань» — Подумал Чен Фей.

Немедленно достав Нефрит Близнецов из пространственного кольца, Чен Фей разбил его и оповестил великого старейшину, находящегося внутри горы.

Глубоко внутри сердца горы позади секты Хуа Юн собрались три Небесных Святых Мастера. Два великих старейшины передавали свои знания недавно прорвавшемуся Сайе.

Внезапно один из старейшин достал маленький кусок нефрита и увидел, что тот раскололся надвое.

Увидев это, остальные старцы стали серьезными. Они знали, что это означало.

- Что-то произошло в секте Хуа Юн, оставайся здесь и продолжай обучать Сайю, а я посмотрю что случилось. — Произнес великий старейшина.

Второй великий старейшина поднялся с кресла.

- Я уверен, что случилось нечто серьезное, иначе Чен Фей не стал бы ломать Нефрит Близнецов. Нам стоит отправиться туда втроем.

После этого три Небесных Святых Мастера покинули горы и полетели в сторону секты.

Прямо перед воротами раздавались громкие звуки, и еще десяток Земных Святых Мастеров разлетелись в стороны. Они отлетали от Цзянь Чена, разбрызгивая кровь, сталкиваясь со стенами зданий и пробивая дыры в стенах.

- Ты действительно Чангуань Сянтянь?

Патриарх секты смотрел на Цзянь Чена с бледным лицом, не в силах признать происходящее перед собой правдой. Десятки Земных Святых Мастеров были побеждены Цзянь Ченом, из-за чего Чен Фей подумал, что это всего лишь игра его воображения. Он просто не мог поверить в происходящее и начал сомневаться в личности человека перед собой. Действительно ли это был Чангуань Сянтянь, который несколько лет назад обладал почти такой же силой, как Чен Минщиан?

Десяток мужчин, которые были отброшены и пробили стены зданий, встали с бледными лицами. Земные Святые Мастера, стоящие рядом с Чен Феем, глядели на Цзянь Чена с удивлением. Они были так же сильно шокированы его силой, как Чен Фей.

- Патриарх Чен, я, Чангуань Сянтянь, стою здесь сегодня. Покажите мне силу своей секты Хуа Юн. — Произнес Цзянь Чен.

- Чангуань Сянтянь, ты варвар! Наша секта не то место, где ты можешь вести себя как дикарь. Вот придут великие старейшины, и мы увидим, сможешь ли ты двигаться столь же свободно. — Ответил Земной Святой Мастер рядом с Чен Феем.

Как только он закончил говорить, три сильные ауры появились позади секты Хуа Юн. Три старца в белых одеждах быстро появились в поле зрения и медленно опустились рядом с сектой Хуа Юн.

Заметив трех Небесных Святых Мастеров, каждый ученик мгновенно преклонил колени и выкрикнул:

- Мы приветствуем великих старейшин!

Голоса учеников были очень громкими и прокатились по горам Тиен Хуа.

- Кто ты такой?!

Сайя грозным взглядом воззрился на Цзянь Чена, проигнорировав учеников.

Остальные двое великих старейшин ничего не произнесли и осмотрелись вокруг, увидев разрушенные здания. С каждой картиной разрушений их выражения становились все серьезнее. Они были Небесными Святыми Мастерами долгое время и могли понять, что энергия, используемая для подобных атак, состояла из огненного элемента. Контролировать мировую энергию могли лишь Небесные Святые Мастера.

- Уважаемые великие старейшины и мастер, это тот, кто отрубил руку моему сыну – Чангуань Сянтянь. — Произнес патриарх, скрипнув зубами.

Сейчас три Небесных Святых Мастера были здесь, и он больше не боялся Цзянь Чена.

Услыхав слова Чен Фея, Небесные Святые Мастера сверкнули глазами и посмотрели на Цзянь Чена, а Сайя мгновенно потерял свое спокойствие.

- Чангуань Сянтянь, ты посмел явиться сюда! Небеса оставили тебе путь, который ты проигнорировал, так пройдись по дороге в ад! Раз уж ты пришел сегодня в нашу секту Хуа Юн, то не надейся покинуть это место живым.

Сайя глубоко ненавидел Цзянь Чена, потому что из-за него ему пришлось столкнуться с Чаном Уцзи, из-за которого он потерял лицо перед многочисленными учениками.

- Молчать, Сайя! — Внезапно рявкнул один из великих старейшин.

Сайя мгновенно замолк, потому что великие старейшины имели чрезвычайно могущественное влияние, и даже он не смел злить их.

Один из великих старейшин посмотрел на Цзянь Чена с сомнением, а затем уточнил:

- Ты действительно четвертый мастер клана Чангуань, Чангуань сянтянь?

- Правильно, я Чангуань Сянтянь. — Ответил Цзянь Чен.

После этого подтверждения двое великих старейшин переглянулись с изумлением. Затем один из них произнес:

- Чангуань Сянтянь, ты здесь из-за вчерашних событий?

- Это всего лишь одна из причин. Вторая причина – это ваша секта Хуа Юн, которая вынудила меня покинуть свой дом. Вчерашние события лишь пробудили старую ненависть. Сегодня я верну должок. — Ответил Цзянь Чен.

- Чангуань Сянтянь, я слышал о ситуации в прошлом. Хоть Чен Минщиан переступил черту, но ты не должен был отрубать ему руку. Ты должен был понимать, что он был наследником секты Хуа Юн. Твои действия нельзя было простить. — Произнес один из старейшин.

- Великий старейшина, с ним бесполезно разговаривать, проучите его, чтобы он узнал силу секты Хуа Юн!

Чен Фей выглядел нетерпеливым. Он всегда хотел отмстить за своего сына и не мог больше ждать, получив такой шанс.

- Тишина! — Прогремел великий старейшина, заставив Чен Фея заткнуться.

Затем великий старейшина повернулся к Цзянь Чену и серьезно произнес:

- Чангуань Сянтянь, как ты хочешь разрешить эту проблему?

Цзянь Чен задумался на мгновение, а потом ответил:

- Министр секты Хуа Юн принес большую пользу Королевству Гесун, но я не хочу просто так оставлять эту проблему. Как насчет такого: я вам предоставляю выбор. Первый вариант: я полностью уничтожу секту Хуа Юн и вычеркну ее имя из истории Королевства Гесун.

Каждый ученик вмиг рассвирепел от таких слов, а лицо Сайи стало пепельного цвета. Оба его глаза были способны стрелять пламенем, и если бы не великие старейшины, то он бы уже пришел в действие. Даже лица великих старейшин слегка исказились.

Цзянь Чен продолжил говорить:

- И второй вариант: мы вчетвером сразимся, чтобы решить наши разногласия. Если вы сможете победить меня, то я забуду про этот долг и больше не буду преследовать вас. Но если вы проиграете, то я хочу, чтобы вы лично отрубили правую руку Сайи в качестве наказания за вчерашнее столкновение, а так же сместили нынешнего патриарха с его позиции.

Наконец, Сайя не смог больше терпеть и прокричал:

- Какое наглое запугивание! Чангуань Сянтянь, ты слишком высокомерен! За кого ты нас принимаешь?! Кто ты безЧана Уцзи1?

Патриарх секты тоже посчитал слова Цзянь Чена перегибанием палки. Даже все ученики вокруг были шокированы и посмотрели на Цзянь Чена как на идиота.

Двое великих старейшин пришли к решению и ответили:

- Если это то, что ты хочешь, то давай сражаться. Посмотрим, насколько силен четвертый мастер клана Чангуань! Следуй за нами!

С этими словами, двое великих старейшин улетели далеко от секты Хуа Юн. Эта битва, скорее всего, может навредить секте Хуа Юн энергетическими волнами от ударов, если они останутся здесь.

Цзянь Чен ничего не сказал и окутал себя элементом воздуха, а затем взлетел в воздух и понесся за двумя старейшинами.

Увидев это, Сайя и все остальные из секты Хуа Юн были ошарашены. Челюсь Чен Фея отпала настолько, что ему в рот можно было засунуть куриное яйцо.

- Нет, это невозможно! Как он может летать? На это способны лишь Небесные Святые Мастера! — Произнес патриарх дрожащим голосом, будто ему стало холодно.

- Он в состоянии контролировать элемент воздуха, как такое возможно? Как он смог перейти на уровень Небесного Святого Мастера в таком юном возрасте?

Сайя тоже был поражен, потому что он знал, насколько сложно перейти на уровень Небесного Святого Мастера. Это потребовало для него сотни лет развития, прежде чем он смог добиться результата. Но сейчас перед ним был парень, который в 21 год смог добиться того, на что ему потребовались сотни лет. Это был психологический удар, из-за которого его разум был выведен из равновесия.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава