Глава - 450: Изумление императорской семьи
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Один из великих старейшин вздохнул и виновато посмотрел на Чен Фея. Вместе с опечаленным выражением лица, он произнес:

- Чен Фей, с этого дня ты больше не патриарх секты Хуа Юн.

Эта фраза была произнесена серьезным, но покорным тоном. Секта Хуа Юн была основана несколько сотен лет назад вместе с силой, которая изначально была слабее императорской семьи. Они смогли пересилить императорскую семью благодаря третьему Небесному Святому Мастеру, однако эта картина, где патриарха смещали с его позиции перед всеми учениками, была знаком крайнего позора. Такой позор никогда не будет смыт с истории секты.

С самого основания секты Хуа Юн, они пережили множество бурь и опасностей, однако они никогда еще раньше не были потрепаны до такой степени. А причиной тому был парень 21 лет, и к этому никто из членов секты не мог морально подготовиться.

Лицо Чен Фея стало бледным, а его тело обмякло. Двое великих старейшин и Сайя все равно проиграли четвертому мастеру клана Чангуань!

- Н-нет… это невозможно!

Чен Фей был пришиблен этим фактом. Он знал, что Чангуань Сянтянь не был старше его собственного сына и сформировал Святое Оружие 6 лет назад. За эти годы маленький Святой оказался карпом, перепрыгнувшим через драконьи врата, и превратился в Небесного Святого Мастера. Кроме того, он смог победить трех Небесных Святых Мастеров, не получив ни царапины. Чен Фей был настолько шокирован, что начал думать, будто три Небесных Святых Мастера разыгрывают его.

Даже остальные ученики секты Хуа Юн были ошарашены, а их челюсти отвисли. Они с недоверием пытались переварить данную им информацию.

- Эх!

Один из великих старейшин шумно вздохнул, а все его тело будто состарилось.

- Чангуань Сянтянь, ты должен быть доволен сейчас. Наш долг перед тобой смыт, и я искренне надеюсь, что секта Хуа Юн и клан Чангуань больше не будут враждовать друг с другом.

После такой битвы оба старейшины поняли всю силу Цзянь Чена и даже стали бояться его. Они верили, что через некоторое время Цзянь Чен сможет перейти на уровень Святого Правителя.

Цзянь Чен скрестил руки на груди и стоял с гордым видом, а затем повернулся к Сайе.

- Великие старейшины, вы кое-что забыли. Существует одна рука, которая должна быть отнята.

Двое старейшин побледнели, Сайя был Небесным Святым Мастером и еще одним сокровищем для секты Хуа Юн. Они не хотели, чтобы с ним что-то произошло, и его правая рука будет отрублена, то сила Сайи будет сильно уменьшена. Он никогда не сможет показать истинную силу в качестве Небесного Святого Мастера, пусть и низкоуровневого.

- Чангуань Сянтянь, клан Чангуань и наша секта Хуа Юн были друзьями сотни лет назад. Я надеюсь, что ты простишь нас за наши ошибки. Хоть действия Сайи вчера были ошибочными, но они не закончились катастрофой, так что прости его. — Взмолился великий старейшина.

Он и другой великий старейшина не хотели сражаться с Цзянь Ченом.

- Никак нет!

Слова Цзянь Чена звучали уверенно, не оставляя места для переговоров. Его глаза слегка блестели, и он добавил:

- Вы должны радоваться, что вчера не произошло катастрофы, иначе я бы не пощадил вашу секту Хуа Юн. Я хотел руки Сайи2, и если вы ее не отрубите, то я сделаю это сам3. Если это произойдет, то я не буду нежен и не могу гарантировать, что он выживет4.

Двое великих старейшин стали выглядеть беспокойными, и длительное время переминались с ноги на ногу. Они не могли сдаться и пожертвовать одной из сильнейших фигур в секте Хуа Юн, но против Цзянь Чена они не могли пойти, потому что боялись разозлить его и подставить всю секту.

Внезапно Сайя выкрикнул:

- Хорошо, Чангуань Сянтянь! Если хочешь моей правой руки, то я отдам тебе ее5!

С этими словами, в левой руке Сайи материализовалось Святое Оружие, и он рубанул им по своей правой руке.

Кровь разлетелась по воздуху, а правая рука Сайи упала на землю. Сильная боль заставила лицо Сайи исказиться, но он смог выстоять и не закричать.

- Чангуань Сянтянь, этого достаточно?

Глаза Сайи налились кровью, и он с огромной ненавистью выплюнул каждое слово в его сторону.

Цзянь Чен холодно улыбнулся.

- Сайя, с этого дня мы в расчете, но знай свое место. Если ты снова попытаешься действовать против моего клана Чангуань, то пожалеешь об этом. Не впутывай в это дело секту Хуа Юн.

Сайя сжал зубы и промолчал, внезапно осознав, что эта картина была подобна вчерашней. Только в тот раз он стоял на месте Цзянь Чена, а вместо учеников секты там были стражи клана Чангуань.

Если бы он не совершил ошибку вчера, то сегодняшние события не закончились бы так.

- Чангуань Сянтянь, теперь ты удовлетворен? — Спросил один из старейшин.

Цзянь Чен радушно улыбнулся и сложил ладони вместе.

- Теперь наши проблемы решены, так что я ухожу, прощайте.

Как только он закончил говорить, еще одна фигура, окутанная красным светом, появилась рядом с ним. В мгновение ока, фигура приземлилась около Цзянь Чена. Этот человек был облачен в голубой халат и являлся управляющим клана Чангуань – Чаном Уцзи.

Чан Уцзи сильно беспокоился насчет Цзянь Чена, так что он быстро вылетел из клана Чангуань в надежде, что предотвратит катастрофу. Однако когда он увидел картину перед собой, то его сердце мгновенно успокоилось. Хоть секта Хуа Юн выглядела жалко, но они все еще были живы.

- Дядя Чан, зачем вы пришли? — Спросил Цзянь Чен в замешательстве, но все равно уважительно поприветствовал его.

Чан Уцзи взглянул на Цзянь Чена, проверив его на наличие ран, а затем он улыбнулся и ответил:

- Четвертый мастер, мне было интересно, разрешилась ли проблема?

Цзянь Чен объяснил ситуацию ему, а затем Чан Уцзи вздохнул.

- Кажется, ваш старый слуга пришел зря. Четвертый мастер уже обо всем позаботился.

Чан Уцзи посмотрел на отрубленную руку Сайи, радуясь его боли.

Секта Хуа Юн только что получила нового Небесного Святого Мастера, из-за чего ученики чувствовали гордость, но не прошло и нескольких дней, как этот же Небесный Святой Мастер оказался в ужасном состоянии. Это был не просто удар по секте Хуа Юн, но полное унижение.

Цзянь Чен рассмеялся.

- Дядя Чан, если вам больше ничего не нужно, то давайте возвращаться домой.

Чан Уцзи кивнул и сложил ладони, повернувшись к великим старейшинам.

- Тянь Чендао, Тянь Ченцзянь, если вам нечем будет заняться в будущем, то заглядывайте в клан Чангуань. Прощайте!

- Уходите! — Ответили великие старейшины с неприглядными лицами.

После этого Цзянь Чен и Чан Уцзи пронеслись по небу, оставив удрученных учеников секты Хуа Юн6. Сегодняшние события оставили глубокий след в их памяти. Однако три Небесных Святых Мастера, которые прежде были крайне горды, почувствовали этот удар сильнее всех.

Информация о том, что четвертый мастер клана Чангуань смог устроить бардак в секте Хуа Юн, не распространилась наружу. Однако информаторы императорской семьи первыми узнали о случившемся.

Днем внутри императорского дворца Королевства Гесун премьер-министр Королевства Небесного Орла снова начал искать императора и снова попросил объединения двух королевств с помощью брака.

Император Королевства Гесун, естественно, был взволнован объединением двух королевств. Королевство Небесного Орла было королевством номер один в округе. Даже во времена золотого века Королевства Гесун Королевство Небесного Орла все равно было в несколько раз сильнее. Если они объединятся, то прежде слабое Королевство Гесун станет чрезвычайно сильным.

Так как Чан Уцзи проявил свою силу, статус клана Чангуань поднялся в глазах императора. Добавить к этому гения, которым являлся четвертый мастер, и император уже не знал, что ему делать. Возможно, что Королевство Цинхуан имело связь с предком клана Чангуань, так что император не мог принять решение, кому он должен отдать свою драгоценную дочь.

Если он отдаст свою дочь клану Чангуань, то это будет авантюрой с непредвиденным результатом. Было даже возможно, что он разозлит Королевство Небесного Орла. Его убытки даже могут превысить его доходы. А если он отдаст свою дочь Королевству Небесного Орла, то Королевство Гесун получит прибыль сразу же. Если сравнить эти два итога, то они будут подобно белому и черному.

Внезапно тяжело бронированный мужчина вбежал во дворец вместе с красной эмблемой на плечах. Эта эмблема обозначала особую силу внутри Королевства Гесун и позволяла человеку сразу встретиться с императором, если нужно было доложить срочные вести. Человеку с такой эмблемой никто не смел преграждать путь.

- Сообщение для Его Величества от людей внутри секты Хуа Юн. Это крайне срочно! — Выкрикнул мужчина в броне и вошел во дворец.

Увидев эмблему на плечах мужчины, император мгновенно стал серьезным. Служанка взяла письмо из рук солдата и принесла ему.

Забрав письмо у служанки, император оборвал свой разговор с премьер-министром Королевства Небесного Орла и прочел его.

В следующее мгновение император подпрыгнул со своего трона, а его руки затряслись, и он продолжил читать письмо с широко раскрытыми глазами.

- Ваше Величество, что случилось? — С любопытством спросил премьер-министр.

Император выглядел так, будто не услышал его слов, а затем еще раз перечитал письмо. Ошеломленно вздохнув, он мгновенно зашагал к выходу и отдал приказ:

- Подготовить большой подарок! Я направляюсь в Город Знаний! Скажите командиру Би Дао немедленно встретиться со мной!

Премьер-министр подпрыгнул со своего кресла и обратился к императору.

- Ваше Величество, мы все еще разговаривали по поводу объединения наших двух королевств…

- Мои извинения, премьер-министр, но моя дочь Юэ’ер была помолвлена несколько лет назад. — Ответил император премьер-министру и покинул дворец в большой спешке, даже не ожидая ответа.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава