Глава - 523: Снова к семье Хуан
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Глядя на мужчину средних лет, стоящего перед ним, Цзянь Чен словно застыл от шока. Дядя Мин Дона прибыл буквально за одно мгновение. До Города Наемников было сотни тысяч и даже миллионы километров, а от вливания энергии в кулон Мин Доном до прибытия дяди Тяня прошло две секунды. Цзянь Чен не ожидал, что Дядя Тянь так быстро преодолеет это огромное расстояние.
Цзянь Чена удивила не только скорость передвижения дяди Мин Дона, но и тот факт, насколько точно он попал в комнату, в которой находились они с Мин Доном. 
Даже используя Пространственные Врата, невозможно так быстро преодолеть такое расстояние.
Пространственные Врата позади мужчины средних лет медленно исчезли, и искажение исчезло, а пространство вернулось в свое нормальное состояние, словно там и не было Пространственных Врат.
По всему телу мужчины не струились волны энергии, и по его внешнему виду можно было бы сказать, что он – самый обычный и заурядный человек из всех людей, без всяких странностей. Если бы не одно но – он парил в воздухе над землей, словно божество.
- Дядя Тянь, я и не думал, что ты так быстро прибудешь! Твоя подвеска, которую ты мне дал, действительно полезная и простая в использовании. 
Мин Дон с нескрываемым волнением посмотрел на мужчину средних лет. Для Мин Дона Дядя Тянь многое значит. Его можно было сравнить с родителями, ведь своим успехам Мин Дон обязан дяде. И все потому, что когда-то Дядя Тянь пожалел его, так что Мин Дон из простого наемника и Великого Святого Мастера поднялся до Земного Святого Мастера шестого цикла и приобрел боевой навык Небесного Яруса. 
Дядя Тянь медленно приземлился на землю, мягко глядя на Мин Дона взглядом, полным заботы, и улыбнулся:
- Дитя, ты звал меня?
- Дядя Тянь, у моего брата Цзянь Чена есть к тебе дело. Он хочет попросить о помощи. — Начал Мин Дон.
Дядя Тянь с мягкой улыбкой посмотрел на Цзянь Чена, но в его глазах сразу промелькнула искра удивления. Вскоре глаза дяди Тяня словно излучали теплый золотистый свет, и ослепительные лучи энергии будто окутали тело Цзянь Чена.
Цзянь Чен собирался было начать говорить, но он не ожидал такого развития событий. Окутанный золотым светом, Цзянь Чен чувствовал, что не может пошевелиться, полностью потеряв контроль над своим телом.
Неожиданный поступок Дяди Тяня поразил Цзянь Чена, однако он быстро успокоился. Он понимал, что дядя Мин Дона не собирается ничего предпринимать против них.
Из-за того, что сделал Дядя Тянь, Мин Дон побледнел от страха. С взволнованным выражением лица, он воскликнул:
- Дядя Тянь, что ты делаешь?
Мин Дон еще не закончил говорить, как дядя Тянь поднял руку, чтобы остановить его речь. Он решительно сказал:
- Не волнуйся, я просто исследую его текущее физическое состояние, это не причинит ему боль.
Услышав эти слова, Мин Дон выдохнул. Он на самом деле переживал, что эти золотые лучи навредят Цзянь Чену.
Вскоре окутывающий Цзянь Чена золотой свет медленно рассеялся, и глаза Дяди Тяня тоже постепенно вернулись к своему обычному виду. В тот момент, когда сияющие лучи исчезли, Цзянь Чен почувствовал, что снова может двигаться.
Хотя Цзянь Чен не ощутил никакой боли, но его прошиб холодный пот. Он не знал точную силу Дяди Тяня, но только один его навык заставил его почувствовать страх. Сила, которая связывала его и не давала даже пошевелиться, была действительно ужасающей.
Дядя Тянь нахмурился и пронзительно посмотрел на Цзянь Чена:
- Твое Святое Оружие уничтожено?
Услышав это, Цзянь Чен был снова поражен. То, что его Святое Оружие было разломано на кусочки, являлось секретом. Несмотря на то, что он довольно тесно общался со Святыми Правителями Королевства Цинхуан и Патриархом семьи Хуан, все они не догадались, что его Святое Оружие было уничтожено. Но дядя Мин Дона почти с первого взгляда узнал о его самой главной тайне. Цзянь Чен уже думал, что перед Дядей Тянем у него нет ни шанса скрыть свои мысли.
Цзянь Чен с уважением посмотрел на дядю и, сложив руки у груди, сказал:
- Цзянь Чен к вашим услугам, господин. И вы угадали – мое Святое Оружие действительно сломано.
- Чудно, чудно! – сказал дядя Тянь. – Хотя твое Святое Оружие сломано, но твоя сила, кажется, даже возросла. Мои глаза даже не смогли до конца понять, что же с тобой произошло.
Слова Дяди Тяня снова ввергли Цзянь Чена в смятение. Но в то же время, он смог немного расслабиться, поскольку, судя по всему, Дядя Тянь не узнал про секрет Духов Мечей. 
- Как вы и сказали, со мной действительно случилось одно злоключение, из-за которого мое Святое Оружие разлетелось на куски. Но моя сила осталась со мной. — С почтением ответил Цзянь Чен.
Дядя Тянь кивнул, продолжая пристально смотреть на Цзянь Чена. Нахмурившись, он на мгновение задумался и произнес:
- В твоей силе я уже чувствую контроль над небом и землей. Я не ожидал, что более чем за погода ты достигнешь таких успехов. Столь быстрый прогресс поразителен.
Дядя Тянь немного помолчал и, обдумывая свои мысли, сел за стол. Он сказал:
- Вы что-то говорили о том, что вам нужна моя помощь.
Цзянь Чен благоговейно сказал:
- Господин, у меня есть дело, которое, надеюсь, вы можете помочь мне уладить.
Цзянь Чен подробно изложил Дяде Тяню суть дела, связанного с Хуан Луан. 
После речи Цзянь Чена дядя Тянь слегка нахмурил свои брови и не сразу ответил.
Видя это, Мин Дон не на шутку встревожился и начал умолять своего дядю, опасаясь, что тот откажет Цзянь Чену в помощи:
- Дядя Тянь, Цзянь Чен – мой лучший друг, и если бы он в свое время не помог мне, я не дожил бы до сегодняшнего дня. И ты, скорее всего, уже никогда не увидел бы меня. Теперь Цзянь Чен – мой названный брат, и он столкнулся с трудностями. Ты обязан помочь моему брату.
Было видно, что слова Мин Дона тронули дядю Тяня. Он вздохнул и сказал:
- Поначалу я не хотел вмешиваться в это дело, но раз Цзянь Чен спас твою жизнь, мне придется помочь ему в этот раз.
Услышав слова дяди Тяня, Цзянь Чен был вне себя от радости. Он воскликнул:
- Огромное спасибо вам, господин!
- Не стоит благодарить меня, Цзянь Чен. Твой талант необыкновенен и намного превосходит силу Мин Дона. Я просто надеюсь, что ты хорошо позаботишься о нем.
Дядя Тянь вздохнул. В его взгляде промелькнула беспомощность и бессилие.
- Вы могли бы и не говорить об этом, ведь Мин Дон и я как братья друг другу. — Серьезно ответил Цзян Чен. 
Мин Дон досадливо посетовал:
- Дядя Тянь, ты относишься ко мне, как к сущему ребенку.
Тот улыбнулся:
- Не будем же терять времени и отравимся в путь. Цзянь Чен, в каком направлении находится особняк семьи Хуан, о которой ты рассказывал?
- Десятки тысяч километров к северо-западу, в горах. — Сказал Цзянь Чен со счастливым выражением лица. 
Раз уж дядя Мин Дона лично согласился помочь, то это определенно впечатлит Прародителя семьи Хуан.
Дядя Тянь помолчал немного, а затем сказал:
- Все, я нашел особняк семьи Хуан, можем выдвигаться в путь.
- Хорошо, господин! 
Цзянь Чен сразу же после этих слов двинулся к двери. Однако после первого же шага он застыл и посмотрел на дядю Тяня.
Дядя Тянь медленно поднял правую руку перед своей грудью. В следующий момент пространство внезапно и резко начало дрожать. Вместе с тем, пространство словно раскололось, образуя черную как смоль трещину. Трещина расширилась в мгновение ока, формируя тем самым Пространственные Врата. По другую сторону Пространственных Врат оказалась очень знакомая Цзянь Чену хижина Прародителя семьи Хуан. 
- Это здесь, пойдемте! — Негромко крикнул дядя Тянь, а затем осторожно помахал рукой.
Цзянь Чен только успел почувствовать, что его снова обволокла невероятная энергия, которой невозможно было сопротивляться. Вслед за тем энергия закинула его вместе с Мин Доном в Пространственные Врата.
После того как три человека шагнули в Пространственные Врата, сами Врата медленно рассеялись, а пространство вернулось к своему обычному виду. И лишь в том было различие, что трое человек уже отсутствовали в комнате. Небесные Святые Мастера, находящиеся в особняке Чангуань, не имели об этом ни малейшего понятия.
В землях семьи Хуан на вершине горы Прародитель семьи Хуан привычно сидел на нефритовом камне со скрещенными ногами, пребывая в глубокой задумчивости. Время от времени его лицо выражало надежду и предвкушение. С тех пор как к нему приходил Цзянь Чен, Прародителю сложно было успокоиться. В его голове постоянно крутились слова молодого человека о том, кто стал Святым Правителем пять тысяч лет назад.
Как человек, много лет назад достигший статуса Святого Правителя, Прародитель семьи Хуан хорошо понимал, что можно прожить пять тысяч лет, и, в конце концов, такой долгожитель достигнет необыкновенных высот. Пять тысяч лет – необозримый промежуток времени, за который обычные люди забывают о древних семьях. Такие долгожители – настоящее чудо, как перья феникса и рог единорога.
На континенте Тянь Юань и Небесные Святые Мастера, и Святые Правители, и люди с силой выше Святого Правителя неизбежно встретят свой конец.
На континенте Тянь Юань средняя продолжительность жизни составляет около двухсот лет. Земной Святой Мастер может прожить пятьсот лет, Небесный Святой Мастер, возможно, тысячу лет, а самая долгая жизнь Святого Правителя составляет три тысячи лет. Даже Святой Правитель девятого уровня может прожить не более чем три тысячи двести лет. Чудотворные целебные техники и препараты могут продлить жизнь, но незыблемому правилу течения жизни все равно тяжело сопротивляться.
Тем не менее, если этот человек прожил пять тысяч лет, то он должен был прорваться на следующую ступень после Святого Правителя, ведь для Святого Правителя совершенно невозможно жить так долго. В этом мире только Святой Король и Святой Император могут прожить пять тысяч лет. 
Поэтому Патриарх семьи Хуан, услышав от Цзянь Чена предложение пригласить одаренного человека, достигшего силы Святого Правителя пять тысяч лет назад, отреагировал так резко и принял предложение Цзянь Чена даже ценой оскорбления семьи Хуан Гу.
Из-за этого на протяжении двух дней Прародитель семьи Хуан не мог успокоиться и с нетерпением ждал, действительно ли Цзянь Чен сможет пригласить этого Святого Правителя. Поскольку семья Хуан, заручившись поддержкой столь могущественного человека, сможет противостоять древним кланам с высоко поднятой головой.
В таких раздумьях находился Прародитель семьи Хуан, восседая на нефритовом камне, как вдруг пространство перед ним скрутилось и задрожало. В хижине, которую Патриарх так тщательно огородил от внешнего мира, появились Пространственные Врата, из которых вышли три человека. 

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава