Глава - 525: Девушка дарит поцелуй
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

(П/Р: Я не стал убирать название главы, так как тут и без того понятно, к чему все шло).

Дело, связанное с помолвкой Хуан Луан, наконец-то было решено. На лице Цзянь Чена расцвела улыбка, хотя глубоко в душе он понимал, что если бы не родственные связи Мин Дона и Дяди Тяня, то, скорее всего, сам Цзянь Чен не получил бы помощь от самого Тянь Цзяня.
Узнав о положении Дяди Тяня в Городе Наемников, Цзянь Чен был чрезвычайно удивлен. Хотя он не знал, какое значение в самом городе имеет статус Великого Старейшины, но только по самому названию статуса можно догадаться, что это высокопоставленный и влиятельный пост.
Цзянь Чен и Мин Дон тоже недолго оставались на вершине горы, и ушли оттуда вместе с Прародителем семьи Хуан.
После всего произошедшего Прародитель семьи Хуан стал совершенно по-другому относиться к Цзянь Чену и Мин Дону. Он лично соблаговолил проводить их до особняка. Забыв про свой высокий статус Святого Правителя, Прародитель разговаривал и смеялся с двумя молодыми людьми на пути к особняку семьи Хуан.
Вскоре трое людей остановились в центре особняка семьи Хуан, там, где располагался главный зал. В тот же момент, со всех сторон один за другим к ним сбежались Небесные Святые Мастера, собираясь у двери, ведущей в главный зал. Все они упали перед Прародителем на колено и крикнули:
- Приветствуем вас, Прародитель!
По дороге в особняк Прародитель семьи Хуан проинформировал всех этих людей, чтобы те собрались у главного зала.
- Все встаньте и следуйте за мной, мне нужно кое-что вам сообщить! 
С этими словами, Прародитель семьи Хуан вошел прямо в главный зал особняка.
Все Небесные Святые Мастера семьи Хуан переглянулись между собой, а затем их взгляды устремились к Цзянь Чену, идущему рядом с Прародителем. В конце концов, все они двинулись в главный зал.
Семья Хуан существовала уже в течение нескольких тысяч лет как древний почетный клан, поэтому в семье имелось немало Небесных Святых Мастеров. Цзянь Чен сейчас воочию увидел тринадцать таких Небесных Святых Мастеров, и все они занимали высокие посты в семье Хуан. Несмотря на тот факт, что эти люди были погружены в медитацию, они все прибыли, включая патриарха, с которым Цзянь Чен встретился в самом начале. 
Очень скоро все зашли в главный зал, и все тринадцать Небесных Святых Мастеров спокойно уселись на стулья по обе стороны зала, уважительно наблюдая за Прародителем, сидящим во главе зала. Цзянь Чен и Мин Дон сели на ближайшие к Прародителю стулья.
Многие присутствовавшие в зале знали Цзянь Чена как Имперского Протектора Королевства Цинхуан, и он был достоин того, чтобы сидеть рядом с главой семьи. Однако Мин Дон, Земной Святой Мастер, занимал такое же почетное место, что заставило многих задуматься и смутиться. Поскольку рядом с собой его посадил сам Прародитель, то все остальные члены семьи не имели ни малейшего возражения по этому поводу. Им оставалось только гадать, что, возможно, Мин Дон был юным мастером из влиятельного древнего клана.
Прародитель семьи Хуан не был многословен и сразу начал с главного:
- Я позвал вас всех сюда, поскольку у меня есть одно важное объявление.
Прародитель взял небольшую паузу и, пристально осмотрев сидящих перед ним мастеров семьи Хуан, продолжил:
- С этого момента помолвка между Хуан Луан и представителем семьи Хуан Гу разорвана, а вы сейчас же должны отправиться в путь и сообщить об этом семье Хуан Гу!
Как только твердый голос Прародителя затих, все присутствовавшие в зале изменились в лице. Некоторые из них улыбнулись, поскольку, по их мнению, Прародитель мог отменить помолвку с представителем семьи Хуан Гу лишь в том случае, если нашел более мощного внешнего покровителя. Присутствие Имперского Протектора Королевства Цинхуан было лучшим тому доказательством.
- Прародитель, на кону стоит слишком важное дело. Если мы в одностороннем порядке разорвем помолвку, то это, несомненно, будет серьезным оскорблением семье Хуан Гу. Обида, нанесенная семье Хуан Гу – серьезная ситуация, и наши дружеские связи, которые выстраивались на протяжении сотни лет, тоже пострадают. — Серьезно произнес один старый мастер.
- Старейшина Пин верно говорит, Прародитель! Ни в коем случае нельзя отменить уже решенный союз. Наша дружба с семьей Хуан Гу имеет долгую историю, и, кроме того, семья Хуан Гу высоко ценит Хуан Луан. Если мы поступим подобным образом и все же разорвем помолвку, то, разумеется, разорвем и все связи между нашими семьями. Прошу вас, Прародитель, подумайте об этом еще раз. — Сказал еще один старый мастер, убеждая Прародителя семьи Хуан против расторжения помолвки.
Прародитель семьи Хуан внезапно и резко встал со своего места, напряженно вглядываясь в двух мастеров, и ответил:
- Пин Цяо, Хуан Ин Жань, я прекрасно знаю об отношениях между нами и семьей Хуан Гу. Но это дело уже решено и обжалованию не подлежит, вы двое не должны больше поднимать эту тему.
Речь Прародителя семьи Хуан была решительной и категоричной, не давая возможности для дальнейших разговоров. Его слова дали всем присутствовавшим понять, что помолвка с этого момента разорвана, и решение об этом не может быть изменено.
После этого все мастера поняли, что им нет смысла упорствовать. Даже людям, которые изо всех сил хотели сохранить дружеские отношения между семьями, пришлось замолчать.
- Дело решено! Пошлите кого-нибудь немедленно в семью Хуан Гу и сообщите им об этом. И не забудьте о щедром подарке в качестве компенсации. — Сказал Прародитель семьи Хуан.
- Хорошо, Прародитель! — В унисон согласились они.
Прародитель семьи Хуан вновь объявил:
- Кроме того, у меня есть еще одна новость для вас. С этого момента и впредь Цзянь Чен и Мин Дон – самые дорогие друзья семьи Хуан! Каждый член нашей семьи обязан обходиться с ними вежливо, иначе нарушивший это правило будет сурово наказан!
Под конец своей речи голос Прародителя стал чрезвычайно грозным.
Цзянь Чена и Мин Дона поддерживал сам Великий Старейшина Города Наемников, и было совершенно недопустимо нанести им обиду. Прародитель семьи Хуан решил во что бы то ни стало привлечь двоих молодых людей на свою сторону.
Все сидящие в зале устремили изумленные взгляды на Мин Дона. Они не думали, что Прародитель так высоко ценит его. Статус Цзянь Чена как Имперского Протектора Королевства Цинхуан предполагает такое уважительное и учтивое отношение к себе, но Мин Дон привлек всеобщее внимание благодушием, которое оказывал ему Прародитель.
Прародитель семьи Хуан не представлял Мин Дона, поскольку он сам мало что знал о нем, выяснив только его имя от Цзянь Чена. Тем не менее, Мин Дон, непричастный к делам семьи Хуан, сразу же занял в ней высокое положение. Теперь Небесные Святые Мастера должны с почтением относиться к Земному Святому Мастеру, что в рамках семьи Хуан было неслыханным делом.
После общего собрания Прародитель семьи Хуан не вернулся на вершину своей горы, а приказал своим людям начать приготовления к торжеству, лично развлекая своих гостей – Цзянь Чена и Мин Дона. Действия Прародителя снова изумили Небесных Святых Мастеров. Сам Святой Правитель развлекает Земного Святого Мастера! Это же абсолютно невероятная история!
Отношение Прародителя семьи Хуан к Мин Дону породило еще больше вопросов о статусе Мин Дона. Но из-за Прародителя они не могли прямо узнать о его положении, и им оставалось только строить всевозможные предположения.
Цзянь Чен не пожелал участвовать в празднике и, попрощавшись с Прародителем семьи Хуан, пошел прямо к мансарде, где жила Хуан Луан. Он хотел как можно скорее передать ей хорошие вести.
Цзянь Чен беспрепятственно прошел весь путь до мансарды Хуан Луан и поднялся на второй этаж. В этот раз Цзянь Чен не почуял того приятного аромата, который два дня назад, казалось, мог полностью сбить человека с толку.
Цзянь Чен осмотрел комнату и сразу же заметил фигуру Хуан Луан. Она по-прежнему носила длинное черное чанпао и безучастно стояла у окна, даже не заметив вошедшего Цзянь Чена.
Поняв, что Хуан Луан не заметила его присутствия, Цзянь Чен слабо вздохнул. Он мог представить себе, как сильно ранила и ошеломила девушку помолвка с представителем семьи Хуан Гу. Но, к счастью, этот вопрос уже был решен.
- Госпожа Хуан Луан! – Позвал девушку Цзянь Чен.
Резкий звук голоса Цзянь Чена, казалось, испугал Хуан Луан так, что от неожиданности она подпрыгнула на месте. Она сразу же обернулась к Цзянь Чену, взволнованно глядя на него. В душе она понимала, что все ее будущее полностью зависит от него.
Наблюдая за испуганной и смущенной Хуан Луан, Цзянь Чен не мог сдержать улыбки:
- Хуан Луан, я пришел с добрыми вестями. Дело, с которым я обещал тебе помочь, решено: Прародитель семьи Хуан уже разорвал помолвку между тобой и представителем семьи Хуан Гу. Тебе больше не стоит переживать об этом.
На мгновение Хуан Луан словно замерла, но вскоре ее лицо выражало полное недоумение и изумление. Она слегка дрожащим голосом спросила:
- Правда?.. Ты… Не ври мне, Прародитель действительно отменил эту помолвку? 
В тот момент она в своей голове раз за разом прокручивала слова Цзянь Чена. Грядущая свадьба со вторым сыном главы семьи Хуан Гу повисла над ней, словно проклятие, постоянно терзая ее. Это происходило не только из-за того, что она не любила второго мастера семьи Хуан Гу. Она мучилась, потому что ее сердце уже было занято, и ее возлюбленный был прекрасным и необыкновенным, просто настоящим воплощением идеала. Теперь же тесно связавшее ее проклятие было уничтожено. Оно освободило ее настоящую любовь, что заставило Хуан Луан серьезно возбудиться. 
Хотя Хуан Луан не знала, как именно Цзянь Чен заставил Прародителя семьи Хуан изменить свое мнение, но она четко понимала, что разрыв помолвки оскорбит семью Хуан Гу. Уговорить Прародителя семьи Хуан на такое определенно было нелегко.
- Разумеется, я говорю тебе правду. Если не веришь мне, можешь пойти и спросить об этом кого угодно. — Улыбнулся Цзянь Чен.
Слезы радости полились из глаз Хуан Луан. Вдруг девушка сделала большой шаг навстречу Цзянь Чену и обхватила его своими тонкими руками. Слегка приподнявшись на цыпочках и глядя в застывшие глаза Цзянь Чена, Хуан Луан своими губами цвета спелой вишни впилась в губы Цзянь Чена.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава