X
X
Глава - 677: Национальный праздник
Предыдущая глава
Следующая глава

Когда Цзянь Чен вышел из своей комнаты, его тело будто бы излучало незримое свечение, пронизывающее весь мир, и перед ним все прочее теряло свой цвет.

Но, глядя глазами Цзянь Чена, мир перед ним изменился, и все благодаря его способности различать тайны мира. Он чувствовал, что его тело действительно сливалось с миром вокруг, а передвигаться можно было по мановению мысли, используя силу пространства, дабы мгновенно оказаться совсем в другом месте. Отныне он мог частично манипулировать пространством вокруг себя так, как будто это были его владения.

Во всем мире витала разреженная, но крайне могущественная энергия, которая не обладала формой и была невидимой. Ее можно было лишь почувствовать, и она называлась силой мира, схожей со Святой Силой, но куда более могущественной.

Когда люди снаружи комнаты увидели Цзянь Чена, они все затихли и молча смотрели на него как на драгоценное сокровище. Отныне они видели в нем не только четвертого мастера Особняка Чангуань, но и редкого эксперта континента Тянь Юань – Святого Правителя.

- Превосходно ! Какой замечательный потомок появился у моей семьи Би! Дитя, твой талант повергнет в шок любого! Возможность иметь такого наследника отгоняет все волнения прочь!

Громкий смех раздался позади группы людей, нарушив тишину, и все увидели Би Хая, шагающего в их сторону. Он с гордостью и радостью взирал на Цзянь Чена.

Все присутствующие развернулись к Би Хаю и молча разошлись в стороны, позволив ему пройти.

На лице Цзянь Чена тоже присутствовало радостное выражение, потому что он не ожидал, что именно сегодня его мечта осуществится, и он сможет прорваться на уровень Святого Правителя. Когда он нашел свиток в пространственном кольце Сыту Цина, то лишь хотел посмотреть на него и узнать, что это за короткий путь, однако кто бы мог предположить, что данный свиток позволит ему познать тайны мира и перейти в состояние просветления. Он пробудил фрагменты тайн мира и преобразовал их для Цзянь Чена, а под конец три клочка меха подтолкнули его еще ближе к пониманию загадок пространства, и Цзянь Чен наконец-то смог прорваться.

- Сян’ер, ты действительно стал Святым Правителем? — Взволнованно спросила Би Юньтянь.

Хоть она и без того знала ответ, но хотела услышать его из уст своего сына.

Взгляд Цзянь Чена опустился на его мать, и он улыбнулся.

- Мама, твой сын оправдал возложенное на него доверие. Я успешно прорвался.

- Ха-ха, прекрасно! Очень хорошо! Мой сын теперь эксперт уровня Святого Правителя! Я, Чангуань Ба, действительно вырастил великого наследника! Старость меня больше не страшит!

В голосе Чангуань Ба отчетливо различалось счастье, и этот голос был настолько громким, что эхом прокатился по всему особняку. Люди снаружи тоже услышали его радостные возгласы.

Сам император Королевства Гесун был обрадован, ибо в его стране появился эксперт на уровне Святого Правителя. Для всего королевства это было великим событием. Но что более важно – этим Святым Правителем был его зять.

Он и мечтать не мог о чем-то подобном, а такой возможности позавидовали бы даже императоры Восьми Великих Держав.

- Ох, мой дорогой племянник оказался настолько ужасающим. Подумать только, Святой Правитель! Я точно не сплю? — Пробормотал Би Дао рядом с императором.

Несколько лет назад он видел Цзянь Чена, только-только материализовавшего свое Святое Оружие, а затем, под давлением секты Хуа Юн, вынужденного покинуть свой дом, обладая силой обычного Святого. С тех пор прошло не так много времени, но маленький Святой внезапно превратился в Святого Правителя. Эта мысль не давала ему покоя.

……

Новости о прорыве четвертого мастера Особняка Чангуань в царство Святых Правителей не стали скрывать. Наоборот, люди всеми силами содействовали распространению информации как можно дальше и даже задействовали магических зверей. Всего за два часа все Королевство Гесун было в курсе произошедшего.

Затем император королевства издал указ, что этот день отныне становится национальным праздником. В истории Королевства Гесун сей день будут помнить как день триумфа и вознесения Цзянь Чена.

Новости о возникновении радужных облаков вместе с новостями о прорыве Цзянь Чена достигли соседних королевств. Когда императоры ближайших королевств узнали об этом, поначалу они были шокированы, а затем начали отправлять послов в Королевство Гесун вместе с щедрыми подарками и эскортом, состоящим из Небесных Святых Мастеров. Влиятельные секты и семьи на расстоянии десяти тысяч ли тоже получили свежую информацию и отправили своих представителей в Особняк Чангуань, чтобы поздравить их.

Следующим утром, все важные шишки Королевства Гесун собрались в Особняке Чангуань, и даже два верховных старейшины секты Хуа Юн лично нанесли визит, захватив с собой подарки. Послы из других стран тоже вскоре присоединились к празднеству.

В этот день внутри Особняка Чангуань устроили банкет, заведовал которым сам Чан Бай, однако Цзянь Чен все еще не появлялся на публике.

Пока особняк наполнялся гостями, Цзянь Чен, Би Юньтянь, Чангуань Ба и император Королевства Гесун собрались вместе в отдаленной комнате.

- Мои дорогие родственники, наши с вами дети уже стали совсем взрослыми, а помолвлены они были еще много лет назад. Я считаю, что пора бы нам найти удачный день и устроить свадебную церемонию. — Улыбнулся император.

Сейчас Цзянь Чен стал настоящим Святым Правителем, и император желал немедленно поженить его на своей дочери.

Чангуань Ба и Би Юньтянь кивнули, потому что у них всех были одинаковые мысли. Хоть они и считали своего сына великим человеком, но все равно одобряли кандидатуру принцессы Ю Юэ, а потому не имели возражений.

- Сян’ер, вы с Юэ’ер уже взрослые, подумай хорошенько… — Попыталась подтолкнуть его Би Юньтянь.

Она очень надеялась, что Цзянь Чен согласится жениться на Ю Юэ.

- Сян’ер, ты уже стал Святым Правителем, а твои Огненные Наемники монополизировали власть в целом королевстве. Сейчас ты твердо стоишь на земле, так что, не пришло ли время для свадьбы? — Улыбнулся Чангуань Ба.

Цзянь Чен мысленно застонал и вздохнул.

- Папа, мама, Ваше Величество… В данный момент конечности моего старшего брата все еще не восстановлены, а вторая сестра остается без вести пропавшей. Обстоятельства говорят сами за себя.

Он знал, что ему не сбежать от брака с Ю Юэ, но в данный момент Цзянь Чен не собирался налаживать личную жизнь. Он намеревался отложить свадьбу еще на некоторое время.

Выслушав его, император осекся на полуслове. Наконец, он лишь тяжело вздохнул, осознав, что свадьбу придется вновь отложить. Слова Цзянь Чена не были лишены смысла, ибо его старший брат действительно все еще оставался калекой, а его вторая сестра Мин Юэ до сих пор не вернулась домой. Не имея возможность собрать всю семью вместе, устраивать свадебную церемонию будет плохим решением.

Таким образом, они перестали говорить о свадьбе, и Цзянь Чен некоторое время оставался вместе со своими родителями и императором, а затем вернулся в свою комнату и заперся там.

Находясь в тихой комнате, Цзянь Чен сидел на кровати в позе лотоса и держал в руках пустой свиток вместе с тремя клочками меха, изучая их. Как только он стал Святым Правителем, тайны мира перестали быть загадкой для него, так что теперь Цзянь Чен мог ощутить секрет, скрывающийся в данном свитке.

- Неудивительно, что этот свиток способен преобразовывать тайны мира. Энергия, скрывающаяся внутри свитка, происходит от какой-то необыкновенной печати, однако я чувствую, что ее сила почти истощилась. Вероятно, что после каждого использования печати, ее сила частично рассеивается, пока полностью не исчезнет, превратив этот свиток в бесполезный хлам. Однако данные клочки меха все еще остаются для меня загадкой. — Пробормотал Цзянь Чен.

Тайну свитка он полностью разгадал, но клочки меха все еще надежно оберегали свои секреты. Несмотря на прорыв Цзянь Чена в царство Святых Правителей, в его глазах они все еще оставались обыкновенными клочками звериной шерсти. Он не мог даже почувствовать тайны мира, сокрытые внутри них.

«Эти клочки меха сильно отличаются от свитка и содержат в себе куда большую тайну, но я не в состоянии ее разгадать. Даже с силой Святого Правителя, ничего не изменилось». — С любопытством подумал Цзянь Чен.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава