Глава - 718: Пора Скорби
Предыдущая глава
Следующая глава
Пятеро старцев не только знали о существовании Секты Кровавого Меча, но и были в курсе ее невероятного могущества, которое внушало им ужас. - Очень плохо, это люди из Секты Кровавого Меча! Быстрее, уходим! — Без промедления воскликнул старик Ма Тэн. Не успев договорить, он уже устремился вдаль на максимальной скорости. - Уходим! — Повторил за ним старик Сыту и тоже принялся убегать. Оставшиеся три Святых Правителя, естественно, не стали оставаться позади и рванули с места одновременно со стариком Сыту. - Мастер секты отдал приказ найти этих пятерых людей и казнить. — Равнодушным тоном произнес мужчина в красном, появившийся раньше остальных. С этими словами, все четверо превратились в красные полосы и быстро исчезли в отдалении, преследуя пятерых старцев. Хоть появление четырех хранителей Секты Кровавого Меча спасло клан Чангуань, но обитатели особняка не чувствовали радости, пережив катастрофу. Вместо этого , весь Особняк Чангуань погрузился в атмосферу скорби . Стражи Особняка Чангуань были до смерти напуганы произошедшим. Некоторые из них тут же направились в сторону выхода с бледными лицами и трясущимися ногами. После этого все больше и больше стражей, боящихся смерти и не желающих быть вовлеченными в чужие проблемы, решили уйти. Большая часть из них были наняты Особняком Чангуань за большие деньги. Они работали на клан Чангуань, но не были готовы умирать за них. Против обычных людей они бы выступили без страха и без зазрения совести вырезали их, но сейчас клан Чангуань столкнулся со Святым Правителем, и не одним, а целыми пятью. Они чувствовали огромное давление и верили, что, вместе со смертью родителей Цзянь Чена, клан Чангуань обречен в этот раз. Несмотря на наличие четвертого мастера, обладающего невероятной силой и способного сражаться со Святыми Правителями, они не думали, что у того есть какие-то шансы. Высокопоставленные члены клана Чангуань видели уход стражей, но не стали останавливать их. Вскоре после этого, многие стражи, слуги и последователи клана Чангуань разошлись. Остались лишь примерно 400 преданных клану стражников, а так же несколько наемников и друзей семьи, выросших в клане. Родители этих людей были стариками, живущими в Особняке Чангуань. Даже некоторые из их предков раньше всегда работали в клане Чангуань, так что они были чрезвычайно лояльны. - Четвертая сестра, четвертая сестра, тебе нельзя умирать. Проснись… Вторая тетя Цзянь Чена, Юй Фэн Ян, сидела рядом с телом Би Юньтянь и рыдала, покачивая ее на руках. Все старейшины клана оставались молчаливы, но на их лицах отчетливо отражалась боль и горечь. Произошедшее сегодня определенно являлось большим ударом для клана Чангуань. Новости о случившемся в Особняке Чангуань распространились подобно лесному пожару. Очень скоро они стали известны всем в радиусе десяти тысяч ли, и все люди, услышавшие их, были поражены. …… А в это время, в Королевстве Цинхуан, Цзянь Чен разговаривал с третьим принцем, Цинь Цзи, попивая вино за большим круглым столом во Дворце Плывущих Облаков. Помимо них, за столом сидели еще несколько человек, и все они были девушками, а конкретно – принцессами Королевства Цинхуан или же юными госпожами влиятельных кланов. Все они обладали привлекательной внешностью, а некоторые из них были даже способны своей красотой затмить луну и посрамить цветы. Эти женщины были широко известны в Королевстве Цинхуан. Причина их визита была очевидна. Они были посланы старейшинами своих кланов, или же пришли сюда по собственной воле. По обе стороны от Цзянь Чена сидели две принцессы, Цинь Шуан и Цинь Ю Бин. Они липли к нему и непрерывно болтали, подливая вино в бокал Цзянь Чена. В их взглядах читалось благоговение и обожание. - Хаха, братец Цзянь Чен, я прожил во Дворце Плывущих Облаков 30 лет, но здесь еще ни разу не было так оживленно. Сегодня в моем скромном обиталище собрались принцессы Королевства Цинхуан, а так же все красавицы из влиятельных кланов. Это большая честь для меня. Цинь Цзи смеялся и пил вино, открыто выражая свою радость. Хоть Цзянь Чен уже стал Святым Правителем, но все еще помнил о своем братце Цинь Цзи и относился к нему точно так же, как и раньше. Это не могло не радовать третьего принца. Его братец, Цзянь Чен, являлся Имперским Протектором Королевства Цинхуан, и из-за этого Цинь Цзи чувствовал уверенность в себе, даже находясь перед своим отцом – императором. Цинь Цзи заметил, что его отец начал относиться к нему с большим уважением, и даже министры вместе с другими чиновниками стали выражать по отношению к нему еще большее почтение. Цзянь Чен добродушно улыбался, потому что он высоко ценил дружбу. У него было не так много названных братьев, но Цинь Цзи являлся одним из них, так что Цзянь Чен не мог забыть про их дружбу, независимо от того, насколько сильно он изменился. Чокнувшись бокалами с Цинь Цзи, Цзянь Чен собрался выпить все вино одним залпом, но как только бокал коснулся его губ, тело Цзянь Чена внезапно содрогнулось. Вино разлилось и испачкало его одежду. Две принцессы, сидящие рядом с Цзянь Ченом, тут же достали свои шелковые платочки и стали тщательно вытирать вино с его одежд. - Юный мастер Цзянь Чен, не торопитесь вы так. Посмотрите, ваше вино пролилось. — Нежным голоском пропели они. Но Цзянь Чен не слушал их. Он медленно отложил бокал и схватился за грудь. Выражение его лица начало меняться и становиться мрачнее. Заметив изменения в поведении Цзянь Чена, Цинь Цзи мгновенно стал серьезным и с тревогой спросил: - Братец Цзянь Чен, что-то не так? Цзянь Чен не ответил, хмурясь и держа руку у груди, потому что он внезапно почувствовал острую боль в сердце. Одновременно с этим, его спокойный и непоколебимый разум вдруг резко подвергся наплыву необъяснимой тревоги. - В чем дело ? Что такое ? Что произошло? — Бормотал Цзянь Чен, пребывая в растерянности. Он никогда раньше не сталкивался с подобной ситуацией, даже когда стоял лицом к лицу с непобедимым врагом или смотрел смерти в глаза. Его внутреннее самочувствие никогда не подвергалось таким сильным изменениям. - Братец Цзянь Чен, да что с тобой? Цинь Цзи отложил свой бокал и удивленным взглядом уставился на Цзянь Чена. - Я не знаю… По какой-то причине, я вдруг почувствовал крайнее беспокойство. Цзянь Чен встал со своего места и стал расхаживать из стороны в сторону по дворцу, нахмурившись и пытаясь понять, что произошло. Девушки, сидящие за столом, удивленно переглянулись, тоже не понимая, что случилось с Цзянь Ченом. Внезапно, глаза Цзянь Чена сверкнули, и он мгновенно стал мрачнее тучи. «Что-то случилось в семье?» Подумав об этом, на сердце у него стало еще тяжелее. Тревога охватила его целиком и полностью, а страх закрался глубоко в душу. Этот страх не мог быть вызван непобедимыми врагами, этот страх был рожден мыслями о произошедшей катастрофе. - Братец Цинь Цзи, мне нужно немедленно уйти. Нам придется расстаться на некоторое время. Цзянь Чен не мог больше оставаться на месте и попрощался с Цинь Цзи, а так же извинился перед красавицами за столом. После этого он вылетел из Дворца Плывущих Облаков, направившись прямиком к пространственным вратам, располагающимся в императорском дворце. Цинь Цзи не пытался остановить его, оставшись стоять у входа во Дворец Плывущих Облаков и наблюдая за удаляющимся Цзянь Ченом. - Вероятно, что-то произошло в семье братца Цзянь Чена? — Пробормотал он с сомнением. Отбытие Цзянь Чена происходило в крайней спешке. Он даже не попрощался с императором и четырьмя Имперскими Протекторами, вместо этого сразу же направившись к пространственным вратам. Используя свой статус Имперского Протектора, он прошел сквозь них и покинул Королевство Цинхуан. Так как снаружи Города Знаний в Королевстве Гесун располагался маяк, позволяющий появляться в определенном месте при использовании пространственных врат, Цзянь Чен оказался прямо рядом с городом. Когда он прибыл к Городу Знаний, то появился посреди лагеря Восточных Божественных Мечей, вокруг которого ходили патрульные в серебряной броне. Открытие пространственных врат всполошило всех ближайших солдат, и они сразу же обратили свое внимание на трещину в пространстве. Однако стоило им увидеть Цзянь Чена, вышедшего из пространственных врат, как они тут же узнали его и упали на одно колено. - Приветствуем Имперского Протектора! В мгновение ока, все вокруг встали на одно колено. У Цзянь Чена не было времени разбираться с солдатами, так что он быстро взмыл в небо, полетев в сторону Города Знаний. Вскоре он достиг Особняка Чангуань и опустился в пределах его территории, но стоило его ногам коснуться земли, как все тело Цзянь Чена будто парализовало. Он стоял на месте и пустым взглядом смотрел перед собой, потому что перед ним находились старейшины и стражи клана, стоявшие кольцом вокруг двух тел. Эти тела принадлежали Би Юньтянь и Чангуань Ба, чьи глаза были закрыты, а лица мертвенно бледны. Все обитатели клана Чангуань собрались в этом месте, но никто из них не произносил ни слова. Аура скорби окутывала весь Особняк Чангуань. Прошло меньше двух часов с момента катастрофы. Цзянь Чен смотрел в сторону скопления людей, будто мог видеть их насквозь. То, что находилось в центре толпы, было перед ним как на ладони.  

Пятеро старцев не только знали о существовании Секты Кровавого Меча, но и были в курсе ее невероятного могущества, которое внушало им ужас.

- Очень плохо, это люди из Секты Кровавого Меча! Быстрее, уходим! — Без промедления воскликнул старик Ма Тэн.

Не успев договорить, он уже устремился вдаль на максимальной скорости.

- Уходим! — Повторил за ним старик Сыту и тоже принялся убегать.

Оставшиеся три Святых Правителя, естественно, не стали оставаться позади и рванули с места одновременно со стариком Сыту.

- Мастер секты отдал приказ найти этих пятерых людей и казнить. — Равнодушным тоном произнес мужчина в красном, появившийся раньше остальных.

С этими словами, все четверо превратились в красные полосы и быстро исчезли в отдалении, преследуя пятерых старцев.

Хоть появление четырех хранителей Секты Кровавого Меча спасло клан Чангуань, но обитатели особняка не чувствовали радости, пережив катастрофу. Вместо этого , весь Особняк Чангуань погрузился в атмосферу скорби .

Стражи Особняка Чангуань были до смерти напуганы произошедшим. Некоторые из них тут же направились в сторону выхода с бледными лицами и трясущимися ногами.

После этого все больше и больше стражей, боящихся смерти и не желающих быть вовлеченными в чужие проблемы, решили уйти. Большая часть из них были наняты Особняком Чангуань за большие деньги. Они работали на клан Чангуань, но не были готовы умирать за них. Против обычных людей они бы выступили без страха и без зазрения совести вырезали их, но сейчас клан Чангуань столкнулся со Святым Правителем, и не одним, а целыми пятью. Они чувствовали огромное давление и верили, что, вместе со смертью родителей Цзянь Чена, клан Чангуань обречен в этот раз.

Несмотря на наличие четвертого мастера, обладающего невероятной силой и способного сражаться со Святыми Правителями, они не думали, что у того есть какие-то шансы.

Высокопоставленные члены клана Чангуань видели уход стражей, но не стали останавливать их.

Вскоре после этого, многие стражи, слуги и последователи клана Чангуань разошлись. Остались лишь примерно 400 преданных клану стражников, а так же несколько наемников и друзей семьи, выросших в клане.

Родители этих людей были стариками, живущими в Особняке Чангуань. Даже некоторые из их предков раньше всегда работали в клане Чангуань, так что они были чрезвычайно лояльны.

- Четвертая сестра, четвертая сестра, тебе нельзя умирать. Проснись…

Вторая тетя Цзянь Чена, Юй Фэн Ян, сидела рядом с телом Би Юньтянь и рыдала, покачивая ее на руках.

Все старейшины клана оставались молчаливы, но на их лицах отчетливо отражалась боль и горечь. Произошедшее сегодня определенно являлось большим ударом для клана Чангуань.

Новости о случившемся в Особняке Чангуань распространились подобно лесному пожару. Очень скоро они стали известны всем в радиусе десяти тысяч ли, и все люди, услышавшие их, были поражены.

……

А в это время, в Королевстве Цинхуан, Цзянь Чен разговаривал с третьим принцем, Цинь Цзи, попивая вино за большим круглым столом во Дворце Плывущих Облаков. Помимо них, за столом сидели еще несколько человек, и все они были девушками, а конкретно – принцессами Королевства Цинхуан или же юными госпожами влиятельных кланов. Все они обладали привлекательной внешностью, а некоторые из них были даже способны своей красотой затмить луну и посрамить цветы. Эти женщины были широко известны в Королевстве Цинхуан.

Причина их визита была очевидна. Они были посланы старейшинами своих кланов, или же пришли сюда по собственной воле.

По обе стороны от Цзянь Чена сидели две принцессы, Цинь Шуан и Цинь Ю Бин. Они липли к нему и непрерывно болтали, подливая вино в бокал Цзянь Чена. В их взглядах читалось благоговение и обожание.

- Хаха, братец Цзянь Чен, я прожил во Дворце Плывущих Облаков 30 лет, но здесь еще ни разу не было так оживленно. Сегодня в моем скромном обиталище собрались принцессы Королевства Цинхуан, а так же все красавицы из влиятельных кланов. Это большая честь для меня.

Цинь Цзи смеялся и пил вино, открыто выражая свою радость. Хоть Цзянь Чен уже стал Святым Правителем, но все еще помнил о своем братце Цинь Цзи и относился к нему точно так же, как и раньше. Это не могло не радовать третьего принца.

Его братец, Цзянь Чен, являлся Имперским Протектором Королевства Цинхуан, и из-за этого Цинь Цзи чувствовал уверенность в себе, даже находясь перед своим отцом – императором. Цинь Цзи заметил, что его отец начал относиться к нему с большим уважением, и даже министры вместе с другими чиновниками стали выражать по отношению к нему еще большее почтение.

Цзянь Чен добродушно улыбался, потому что он высоко ценил дружбу. У него было не так много названных братьев, но Цинь Цзи являлся одним из них, так что Цзянь Чен не мог забыть про их дружбу, независимо от того, насколько сильно он изменился.

Чокнувшись бокалами с Цинь Цзи, Цзянь Чен собрался выпить все вино одним залпом, но как только бокал коснулся его губ, тело Цзянь Чена внезапно содрогнулось. Вино разлилось и испачкало его одежду.

Две принцессы, сидящие рядом с Цзянь Ченом, тут же достали свои шелковые платочки и стали тщательно вытирать вино с его одежд.

- Юный мастер Цзянь Чен, не торопитесь вы так. Посмотрите, ваше вино пролилось. — Нежным голоском пропели они.

Но Цзянь Чен не слушал их. Он медленно отложил бокал и схватился за грудь. Выражение его лица начало меняться и становиться мрачнее.

Заметив изменения в поведении Цзянь Чена, Цинь Цзи мгновенно стал серьезным и с тревогой спросил:

- Братец Цзянь Чен, что-то не так?

Цзянь Чен не ответил, хмурясь и держа руку у груди, потому что он внезапно почувствовал острую боль в сердце. Одновременно с этим, его спокойный и непоколебимый разум вдруг резко подвергся наплыву необъяснимой тревоги.

- В чем дело ? Что такое ? Что произошло? — Бормотал Цзянь Чен, пребывая в растерянности.

Он никогда раньше не сталкивался с подобной ситуацией, даже когда стоял лицом к лицу с непобедимым врагом или смотрел смерти в глаза. Его внутреннее самочувствие никогда не подвергалось таким сильным изменениям.

- Братец Цзянь Чен, да что с тобой?

Цинь Цзи отложил свой бокал и удивленным взглядом уставился на Цзянь Чена.

- Я не знаю… По какой-то причине, я вдруг почувствовал крайнее беспокойство.

Цзянь Чен встал со своего места и стал расхаживать из стороны в сторону по дворцу, нахмурившись и пытаясь понять, что произошло.

Девушки, сидящие за столом, удивленно переглянулись, тоже не понимая, что случилось с Цзянь Ченом.

Внезапно, глаза Цзянь Чена сверкнули, и он мгновенно стал мрачнее тучи.

«Что-то случилось в семье?»

Подумав об этом, на сердце у него стало еще тяжелее. Тревога охватила его целиком и полностью, а страх закрался глубоко в душу.

Этот страх не мог быть вызван непобедимыми врагами, этот страх был рожден мыслями о произошедшей катастрофе.

- Братец Цинь Цзи, мне нужно немедленно уйти. Нам придется расстаться на некоторое время.

Цзянь Чен не мог больше оставаться на месте и попрощался с Цинь Цзи, а так же извинился перед красавицами за столом. После этого он вылетел из Дворца Плывущих Облаков, направившись прямиком к пространственным вратам, располагающимся в императорском дворце.

Цинь Цзи не пытался остановить его, оставшись стоять у входа во Дворец Плывущих Облаков и наблюдая за удаляющимся Цзянь Ченом.

- Вероятно, что-то произошло в семье братца Цзянь Чена? — Пробормотал он с сомнением.

Отбытие Цзянь Чена происходило в крайней спешке. Он даже не попрощался с императором и четырьмя Имперскими Протекторами, вместо этого сразу же направившись к пространственным вратам. Используя свой статус Имперского Протектора, он прошел сквозь них и покинул Королевство Цинхуан.

Так как снаружи Города Знаний в Королевстве Гесун располагался маяк, позволяющий появляться в определенном месте при использовании пространственных врат, Цзянь Чен оказался прямо рядом с городом.

Когда он прибыл к Городу Знаний, то появился посреди лагеря Восточных Божественных Мечей, вокруг которого ходили патрульные в серебряной броне.

Открытие пространственных врат всполошило всех ближайших солдат, и они сразу же обратили свое внимание на трещину в пространстве. Однако стоило им увидеть Цзянь Чена, вышедшего из пространственных врат, как они тут же узнали его и упали на одно колено.

- Приветствуем Имперского Протектора!

В мгновение ока, все вокруг встали на одно колено.

У Цзянь Чена не было времени разбираться с солдатами, так что он быстро взмыл в небо, полетев в сторону Города Знаний.

Вскоре он достиг Особняка Чангуань и опустился в пределах его территории, но стоило его ногам коснуться земли, как все тело Цзянь Чена будто парализовало. Он стоял на месте и пустым взглядом смотрел перед собой, потому что перед ним находились старейшины и стражи клана, стоявшие кольцом вокруг двух тел. Эти тела принадлежали Би Юньтянь и Чангуань Ба, чьи глаза были закрыты, а лица мертвенно бледны.

Все обитатели клана Чангуань собрались в этом месте, но никто из них не произносил ни слова. Аура скорби окутывала весь Особняк Чангуань.

Прошло меньше двух часов с момента катастрофы.

Цзянь Чен смотрел в сторону скопления людей, будто мог видеть их насквозь. То, что находилось в центре толпы, было перед ним как на ладони.

 

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава