Глава - 720: Решимость
Предыдущая глава
Следующая глава
Теперь, когда патриарх клана Чангуань отошел в мир иной, Цзянь Чен фактически стал главой семьи. Даже самые старые члены клана согласились с этим. Под командованием Цзянь Чена, Особняк Чангуань изолировал себя от внешнего мира, отказываясь принимать гостей. Они оставили всех людей из влиятельных кланов стоять за пределами территории особняка, из-за чего перед воротами собралась огромная толпа народу, сквозь которую даже вода не сможет просочиться. Несмотря на подобное обращение, гости из других кланов не осмеливались высказывать недовольство. Сейчас внутри Особняка Чангуань не только находился могущественный четвертый мастер, но и сам клан столкнулся с большой трагедией, так что люди снаружи особняка понимали их чувства. Внутри Особняка Чангуань, в просторной комнате, на данный момент все пространство было забито людьми. Все старейшины и члены клана собрались здесь, а перед ними стояла роскошная кровать, на которой лежали Би Юньтянь и Чангуань Ба. Цзянь Чен с пустым взглядом сидел рядом с кроватью и смотрел на своих мертвых родителей, совершенно не двигаясь, будто окаменев. Позади Цзянь Чена находились его первая и третья тети, чьи бледные лица были покрыты слезами. Они стояли молча и угрюмо, а вторая тетя Цзянь Чена уже довела себя до такой степени, что ее глаза покраснели и набухли. С другой стороны сидел Чангуань Ху в своем кресле-каталке и спокойным взглядом взирал на двух людей, лежащих на кровати. Он был единственным человеком, который оставался спокоен после смерти Чангуань Ба и Би Юньтянь, однако эмоции все еще мелькали время от времени в его глазах. Иногда это была скорбь, иногда печаль, иногда он казался потерянным, а порой меланхоличным. Но в основном, его взгляд был пустым и равнодушным. Все эмоции людей вокруг отражались в глазах Чангуань Ху, и никто не знал, о чем он думал. Хоть просторная комната и была наполнена людьми, но вокруг стояла гробовая тишина, а атмосфера была чрезвычайно тяжелой. Новости о смерти патриарха клана Чангуань и матери Чангуань Сяньтяня продолжали распространяться. На второй день император Королевства Гесун прибыл к особняку в сопровождении Би Дао и Небесного Святого Мастера. Два часа спустя, директор Академии Каргат, Кафир, тоже прибыл к Особняку Чангуань. Затем практически все уважаемые люди королевства собрались в Городе Знаний, ибо произошедшее в клане Чангуань вызвало большой переполох. Люди хотели удостовериться в правдивости слухов и выразить свою симпатию пострадавшим. Однако практически всем этим людям было отказано. Они не смогли войти на территорию особняка, и лишь император с директором, а так же все друзья клана были пропущены внутрь. - Сестра, твой брат определенно отомстит за тебя. Каким бы сильным ни был противник, пока мое сердце бьется в груди, я отомщу ему. Глядя на Би Юньтянь, лежащую на кровати, Би Дао выглядел крайне подавленным. Его кулаки были сжаты, впиваясь ногтями в кожу и проливая кровь. В это время, в глазах мужчины отразились давние воспоминания. Он вспомнил момент, когда они с сестрой были вынуждены сбежать из своего клана более двадцати лет назад. В этот момент, Би Дао принял решение. В будущем он потратит все свои силы на тренировки и саморазвитие. …… В мгновение ока, прошли еще два дня. Сегодня в Особняк Чангуань прибыли Ю Юэ, Би Лиан, Цзедэ Тай, Нубис, Би Хай и Хуан Луан в сопровождении Тяньму Лин из клана Тяньму и пожилой женщины на 8 Небесном Уровне. Старушка окинула взглядом особняк, будто была способна видеть сквозь стены. Она вздохнула и подумала: «Кого мог спровоцировать Цзянь Чен, чтобы несколько Святых Правителей напали на его родителей и сотворили подобное злодеяние? Эхх… В этот раз Лин’ер без колебаний заставила старика помочь охранять Огненных Наемников. Видимо, Цзянь Чен занимает в ее сердце особое место. Однако мой клан Тяньму сильно помог Цзянь Чену в этот раз, так что навряд ли он забудет об этом. Дело о жиле вольфрамового сплава теперь будет проще обсудить». Старик, о котором думала пожилая женщина, был дедушкой Тяньму Лин, дедушкой Цзюнем. Он был могущественным Святым Правителем 9 Небесного Уровня и партнером бабушки Ван. Осознав ситуацию с Би Юньтянь и Чангуань Ба, Би Лиан и Ю Юэ сильно опечалились, в особенности Би Лиан. Она так сильно убивалась горем, что потеряла сознание. Что касается Би Хая, основателя семьи, он с трудом сдерживал свой гнев и поклялся, что лично разорвет убийц на части. В конце концов, Би Юньтянь была одной и немногих остававшихся в живых потомков семьи Би. Ее гибель сильно повлияла на самочувствие Би Хая. Клан Чангуань не стал устраивать роскошные похороны для Чангуань Ба и Би Юньтянь. Старейшины клана неоднократно поднимали эту тему, но каждый раз Цзянь Чен им отказывал. В конце концов, они были бессильны перед ним. Цзянь Чен оставался в комнате три дня, и лишь тогда его разум очистился от скорби и гнева, вернувшись к спокойному состоянию. На третий день, большинство присутствующих уже давно покинули комнату, и остались лишь несколько людей. Цзянь Чен наконец-то пошевелился, находясь в одном и том же положении три дня. Он подошел к кровати и накрыл тела своих родителей простыней. - Мама, папа, я воскрешу вас. — Сказал он тихо. Взгляд Цзянь Чена стал решительным. Он знал, что могущественные Сияющие Святые Мастера не только были способны отращивать потерянные конечности, но и возвращать к жизни умерших. Услыхав слова Цзянь Чена, взгляд сидящего неподалеку Чангуань Ху резко изменился. Он стал крайне спокойным, без толики скорби или радости. В его глазах исчезли какие-либо эмоции, сменившись безграничным покоем. - Четвертый брат, судьбы отца и четвертой тети полностью зависят от тебя. — Сказал он Цзянь Чену. Тот взглянул ему в глаза и кивнул. - Старший брат, я клянусь, что воскрешу маму и папу. В этот момент, решение Цзянь Чена отправиться в Священную Империю и стать Сияющим Святым Мастером 7 класса только усилилось. Он попытался утешить стенающую Би Лиан, прежде чем покинуть комнату. Когда он прибыл в гостиную, то сразу же встретил Тяньму Лин и пожилую даму, однако Цзянь Чен был не в настроении разговаривать, так что он быстро покинул комнату и вышел наружу, обменявшись с ними всего парой слов. Снаружи взгляд Цзянь Чена опустился на четырех мужчин средних лет, облаченных в красные одеяния и находящихся неподалеку. Эти четверо в данный момент стояли плечом к плечу, закрыв глаза и скрестив руки на груди. Хоть они и просто стояли на месте, но их тела будто сливались с пространством вокруг. Стражи клана Чангуань знали, насколько могущественными были эти четверо мужчин, так что никто не осмелился прогнать их. За это время некоторые старейшины клана даже подходили к ним, чтобы поблагодарить, но мужчины в красном были абсолютно равнодушны к ним, полностью игнорируя всех вокруг. Цзянь Чен осматривал четырех людей, заметив их одинаковую внешность, и вскоре пришел к выводу, что эти мужчины не использовали методы изменения своего облика. На самом деле, это были четверо близнецов, коих крайне редко можно было встретить в мире. Цзянь Чен не знал личностей этих мужчин, однако те спасли клан Чангуань в час нужды и помогли избежать катастрофы, так что он был им благодарен. Как только Цзянь Чен решил подойти к ним, чтобы поблагодарить, они одновременно открыли глаза и взглянули на него. В их глазах не было ни капли эмоций, лишь равнодушие. «Цзянь Чен, мы вчетвером ждали тебя все это время лишь потому, что мастер секты передал тебе послание. Король клана Гиллиган отправил нескольких могущественных экспертов, чтобы те разобрались с тобой, так что ты должен быть осторожнее». Цзянь Чен услышал холодный и безэмоциональный голос. Этот способ разговора могли использовать лишь Святые Правители и выше. После этого четверо мужчин одновременно превратились в красные полосы света и взмыли в небо, будто обладали духовной связью. Они скрылись за горизонтом в мгновение ока . Выражение лица Цзянь Чена стало серьезным . Он смотрел в сторону горизонта, где скрылись четверо мужчин в красном, а его глаза сверкали. « Кто эти четверо ? О каком мастере секты они говорили ? Откуда они знают про короля клана Гиллиган, и что он хочет разобраться со мной? Возможно, они уже знают про Крылатого Бога-Тигра?» Цзянь Чен непрерывно думал об этих вопросах, прежде чем в его голове всплыли образы Великого Старейшины Города Наемников, Тянь Цзяня, и загадочного дядюшки Сю. Однако он все еще был не уверен в своих догадках. Что касается дядюшки Сю, Цзянь Чен раньше думал, что тот был Святым Правителем, потому что обладал способностями Святых Правителей. Однако с тех самых пор, как Цзянь Чен лично прорвался в царство Святых Правителей, эта мысль подверглась сомнению. Он не был уверен, являлся ли дядюшка Сю экспертом выше царства Святых Правителей. Дядюшка Сю всегда вызывал у Цзянь Чена противоречивые чувства. Он был крайне загадочным, но в то же время казался совершенно обычным человеком.  

Теперь, когда патриарх клана Чангуань отошел в мир иной, Цзянь Чен фактически стал главой семьи. Даже самые старые члены клана согласились с этим. Под командованием Цзянь Чена, Особняк Чангуань изолировал себя от внешнего мира, отказываясь принимать гостей. Они оставили всех людей из влиятельных кланов стоять за пределами территории особняка, из-за чего перед воротами собралась огромная толпа народу, сквозь которую даже вода не сможет просочиться.

Несмотря на подобное обращение, гости из других кланов не осмеливались высказывать недовольство. Сейчас внутри Особняка Чангуань не только находился могущественный четвертый мастер, но и сам клан столкнулся с большой трагедией, так что люди снаружи особняка понимали их чувства.

Внутри Особняка Чангуань, в просторной комнате, на данный момент все пространство было забито людьми. Все старейшины и члены клана собрались здесь, а перед ними стояла роскошная кровать, на которой лежали Би Юньтянь и Чангуань Ба.

Цзянь Чен с пустым взглядом сидел рядом с кроватью и смотрел на своих мертвых родителей, совершенно не двигаясь, будто окаменев.

Позади Цзянь Чена находились его первая и третья тети, чьи бледные лица были покрыты слезами. Они стояли молча и угрюмо, а вторая тетя Цзянь Чена уже довела себя до такой степени, что ее глаза покраснели и набухли.

С другой стороны сидел Чангуань Ху в своем кресле-каталке и спокойным взглядом взирал на двух людей, лежащих на кровати. Он был единственным человеком, который оставался спокоен после смерти Чангуань Ба и Би Юньтянь, однако эмоции все еще мелькали время от времени в его глазах. Иногда это была скорбь, иногда печаль, иногда он казался потерянным, а порой меланхоличным. Но в основном, его взгляд был пустым и равнодушным. Все эмоции людей вокруг отражались в глазах Чангуань Ху, и никто не знал, о чем он думал.

Хоть просторная комната и была наполнена людьми, но вокруг стояла гробовая тишина, а атмосфера была чрезвычайно тяжелой.

Новости о смерти патриарха клана Чангуань и матери Чангуань Сяньтяня продолжали распространяться. На второй день император Королевства Гесун прибыл к особняку в сопровождении Би Дао и Небесного Святого Мастера.

Два часа спустя, директор Академии Каргат, Кафир, тоже прибыл к Особняку Чангуань. Затем практически все уважаемые люди королевства собрались в Городе Знаний, ибо произошедшее в клане Чангуань вызвало большой переполох. Люди хотели удостовериться в правдивости слухов и выразить свою симпатию пострадавшим.

Однако практически всем этим людям было отказано. Они не смогли войти на территорию особняка, и лишь император с директором, а так же все друзья клана были пропущены внутрь.

- Сестра, твой брат определенно отомстит за тебя. Каким бы сильным ни был противник, пока мое сердце бьется в груди, я отомщу ему.

Глядя на Би Юньтянь, лежащую на кровати, Би Дао выглядел крайне подавленным. Его кулаки были сжаты, впиваясь ногтями в кожу и проливая кровь. В это время, в глазах мужчины отразились давние воспоминания. Он вспомнил момент, когда они с сестрой были вынуждены сбежать из своего клана более двадцати лет назад.

В этот момент, Би Дао принял решение. В будущем он потратит все свои силы на тренировки и саморазвитие.

……

В мгновение ока, прошли еще два дня. Сегодня в Особняк Чангуань прибыли Ю Юэ, Би Лиан, Цзедэ Тай, Нубис, Би Хай и Хуан Луан в сопровождении Тяньму Лин из клана Тяньму и пожилой женщины на 8 Небесном Уровне.

Старушка окинула взглядом особняк, будто была способна видеть сквозь стены. Она вздохнула и подумала: «Кого мог спровоцировать Цзянь Чен, чтобы несколько Святых Правителей напали на его родителей и сотворили подобное злодеяние? Эхх… В этот раз Лин’ер без колебаний заставила старика помочь охранять Огненных Наемников. Видимо, Цзянь Чен занимает в ее сердце особое место. Однако мой клан Тяньму сильно помог Цзянь Чену в этот раз, так что навряд ли он забудет об этом. Дело о жиле вольфрамового сплава теперь будет проще обсудить».

Старик, о котором думала пожилая женщина, был дедушкой Тяньму Лин, дедушкой Цзюнем. Он был могущественным Святым Правителем 9 Небесного Уровня и партнером бабушки Ван.

Осознав ситуацию с Би Юньтянь и Чангуань Ба, Би Лиан и Ю Юэ сильно опечалились, в особенности Би Лиан. Она так сильно убивалась горем, что потеряла сознание. Что касается Би Хая, основателя семьи, он с трудом сдерживал свой гнев и поклялся, что лично разорвет убийц на части. В конце концов, Би Юньтянь была одной и немногих остававшихся в живых потомков семьи Би. Ее гибель сильно повлияла на самочувствие Би Хая.

Клан Чангуань не стал устраивать роскошные похороны для Чангуань Ба и Би Юньтянь. Старейшины клана неоднократно поднимали эту тему, но каждый раз Цзянь Чен им отказывал. В конце концов, они были бессильны перед ним.

Цзянь Чен оставался в комнате три дня, и лишь тогда его разум очистился от скорби и гнева, вернувшись к спокойному состоянию. На третий день, большинство присутствующих уже давно покинули комнату, и остались лишь несколько людей.

Цзянь Чен наконец-то пошевелился, находясь в одном и том же положении три дня. Он подошел к кровати и накрыл тела своих родителей простыней.

- Мама, папа, я воскрешу вас. — Сказал он тихо.

Взгляд Цзянь Чена стал решительным. Он знал, что могущественные Сияющие Святые Мастера не только были способны отращивать потерянные конечности, но и возвращать к жизни умерших.

Услыхав слова Цзянь Чена, взгляд сидящего неподалеку Чангуань Ху резко изменился. Он стал крайне спокойным, без толики скорби или радости. В его глазах исчезли какие-либо эмоции, сменившись безграничным покоем.

- Четвертый брат, судьбы отца и четвертой тети полностью зависят от тебя. — Сказал он Цзянь Чену.

Тот взглянул ему в глаза и кивнул.

- Старший брат, я клянусь, что воскрешу маму и папу.

В этот момент, решение Цзянь Чена отправиться в Священную Империю и стать Сияющим Святым Мастером 7 класса только усилилось.

Он попытался утешить стенающую Би Лиан, прежде чем покинуть комнату. Когда он прибыл в гостиную, то сразу же встретил Тяньму Лин и пожилую даму, однако Цзянь Чен был не в настроении разговаривать, так что он быстро покинул комнату и вышел наружу, обменявшись с ними всего парой слов.

Снаружи взгляд Цзянь Чена опустился на четырех мужчин средних лет, облаченных в красные одеяния и находящихся неподалеку. Эти четверо в данный момент стояли плечом к плечу, закрыв глаза и скрестив руки на груди. Хоть они и просто стояли на месте, но их тела будто сливались с пространством вокруг.

Стражи клана Чангуань знали, насколько могущественными были эти четверо мужчин, так что никто не осмелился прогнать их. За это время некоторые старейшины клана даже подходили к ним, чтобы поблагодарить, но мужчины в красном были абсолютно равнодушны к ним, полностью игнорируя всех вокруг.

Цзянь Чен осматривал четырех людей, заметив их одинаковую внешность, и вскоре пришел к выводу, что эти мужчины не использовали методы изменения своего облика. На самом деле, это были четверо близнецов, коих крайне редко можно было встретить в мире.

Цзянь Чен не знал личностей этих мужчин, однако те спасли клан Чангуань в час нужды и помогли избежать катастрофы, так что он был им благодарен.

Как только Цзянь Чен решил подойти к ним, чтобы поблагодарить, они одновременно открыли глаза и взглянули на него. В их глазах не было ни капли эмоций, лишь равнодушие.

«Цзянь Чен, мы вчетвером ждали тебя все это время лишь потому, что мастер секты передал тебе послание. Король клана Гиллиган отправил нескольких могущественных экспертов, чтобы те разобрались с тобой, так что ты должен быть осторожнее».

Цзянь Чен услышал холодный и безэмоциональный голос. Этот способ разговора могли использовать лишь Святые Правители и выше. После этого четверо мужчин одновременно превратились в красные полосы света и взмыли в небо, будто обладали духовной связью. Они скрылись за горизонтом в мгновение ока .

Выражение лица Цзянь Чена стало серьезным . Он смотрел в сторону горизонта, где скрылись четверо мужчин в красном, а его глаза сверкали.

« Кто эти четверо ? О каком мастере секты они говорили ? Откуда они знают про короля клана Гиллиган, и что он хочет разобраться со мной? Возможно, они уже знают про Крылатого Бога-Тигра?»

Цзянь Чен непрерывно думал об этих вопросах, прежде чем в его голове всплыли образы Великого Старейшины Города Наемников, Тянь Цзяня, и загадочного дядюшки Сю. Однако он все еще был не уверен в своих догадках.

Что касается дядюшки Сю, Цзянь Чен раньше думал, что тот был Святым Правителем, потому что обладал способностями Святых Правителей. Однако с тех самых пор, как Цзянь Чен лично прорвался в царство Святых Правителей, эта мысль подверглась сомнению. Он не был уверен, являлся ли дядюшка Сю экспертом выше царства Святых Правителей.

Дядюшка Сю всегда вызывал у Цзянь Чена противоречивые чувства. Он был крайне загадочным, но в то же время казался совершенно обычным человеком.

 

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава