X
X
Глава - 808: Затишье
Предыдущая глава
Следующая глава

Хозяйка павильона произнесла:

- Твои волнения беспочвенны. Ваш клан является ответвлением одного из кланов защитников, который породил талантливого человека, Чангуань Сянтяня. Клан Чангуань будет защищать вас любыми средствами. Один из ваших потомков даже является святой девой Арктического Храма Бога Льда, а с такими связями, даже если бы кланы защитников планировали навредить вашему Особняку Чангуань, им бы пришлось дважды подумать об этом. Единственной проблемой будет пропавший Чангуань Сянтянь вместе с Крылатым Богом-Тигром. Если хочешь защитить его, то существует лишь один способ – уговорить его отдать зверя.

Чангуань Ху кивнул.

- Ладно, я присоединюсь к вашему Павильону Чистого Сердца и стану его последователем.

- Я хозяйка павильона, Ву Чен. Ты, должно быть, Чангуань Ху. Хоть ты и достиг состояния Великого Освобождения, но все еще находишься на первой ступени. Если хочешь достичь стадии Великой Завершенности, то тебе придется отречься ото всех связей, включая твою семью, друзей, а так же всех забот. — Серьезным тоном произнесла хозяйка павильона.

- Отречься от семьи, друзей и забот… — Медленно пробормотал Чангуань Ху, закрыв глаза.

Он будто все осознал.

- Нет, А’Ху, ты не можешь присоединиться к Павильону Чистого Сердца. Я твоя мама, ты не можешь забыть обо мне. И о своей второй тете, и о третьей тете, и о сестре с братьями. Они все являются твоей семьей. Как ты можешь забыть про них?

Услыхав, что Чангуань Ху должен был отречься от всех своих чувств, Лин Лун тут же всполошилась. В ее голосе звучала тревога вперемешку с паникой. Она даже временно забыла про восстановленные конечности Чангуань Ху.

Хоть Лин Лун давно желала исцеления своего сына, но если из-за этого ему придется обрубить все связи с семьей, то она предпочла бы, чтобы все оставалось, как было. Лин Лун понимала, что как только Чангуань Ху отречется от своей семьи, то она потеряет сына. Ее сын больше не будет видеть в ней собственную мать, и это принесет ей невыносимую боль. Ни одна мать не будет желать такой судьбы для своего ребенка.

Чангуань Ху медленно открыл глаза, которые были ужасающе спокойны, без единой эмоции.

- Мама, не волнуйся. В кого бы я ни превратился, ты всегда будешь оставаться моей матерью. И отец, Чан Бай, вторая тетя, третья тетя, четвертая тетя, сестра, младшие братья… Я никого из вас не забуду.

- А’Ху, ты действительно оставишь свою маму?

Лин Лун выглядела убитой горем. Она горько всхлипывала, будто ее сын находился на грани смерти. Два ручейка слез потекли по ее щекам.

Она уже потеряла своего мужа и не хотела терять еще и сына, который поддерживал ее эмоциональное равновесие.

Горечь и негодование Лин Лун наконец-то произвели некоторый эффект на равнодушного Чангуань Ху, в чьих глазах промелькнул отблеск эмоций. Он подошел к Лин Лун и своими сильными руками крепко сжал ладони матери.

- Мама, я не оставляю тебя. Я лишь ухожу в Павильон Чистого Сердца, чтобы найти свой путь. Время от времени, я буду возвращаться, чтобы проведать тебя.

Глядя на эту картину, хозяйка павильона мысленно вздохнула.

«Если ты не избавишься от всех тревог и забот в своем сердце, то как собираешься достичь Великой Завершенности? По всей видимости, у Чангуань Ху еще долгий путь впереди».

Подумав об этом, хозяйка павильона поняла, что если оставить Чангуань Ху в таком состоянии, то его связь с Особняком Чангуань лишь станет крепче. По взмаху ее руки, энергия мира охватила Чангуань Ху, утащив его прочь. Затем она прошла сквозь пространственные врата вместе со всеми остальными членами Павильона Чистого Сердца. Лишь ее голос остался звучать в воздухе:

- Мать Чангуань Ху, если хочешь, чтобы твой ребенок стал одним из сильнейших экспертов континента Тянь Юань, не останавливай его, иначе ты лишь уничтожишь его потенциал.

Чангуань Ху и люди из Павильона Чистого Сердца ушли, а Лин Лун осталась стоять на месте, пустым взглядом смотря в небо, где они только что исчезли. Из ее глаз ручьем лились слезы .

- А ’ Ху , ты должен вернуться . Я всегда буду ждать тебя здесь. Тебе нельзя забывать свою мать. — Вполголоса пробормотала она, будто потеряла всякую надежду.

Ей казалось, что если Чангуань Ху уйдет, то уже никогда не вернется.

Потому что Лин Лун знала, что в следующий раз, когда она увидит своего сына, тот уже не узнает ее.

- Сестра, не горюй ты так. Не волнуйся, А’Ху всегда был предан семье, он тебя не забудет. Я уверена, что он вскоре вернется навестить тебя. — Поспешила утешить ее Юй Фэн Ян.

Люди из кланов защитников молча наблюдали за происходящим. Никто из них не мог оставаться спокойным, и многие с завистью смотрели на Чангуань Цу Юнь Сяо и Чангуань Цу Е Юнь.

Этот род клана Чангуань был особенно выдающимся, породив трех талантливых детей и связав себя с Арктическим Храмом Бога Льда, а так же Павильоном Чистого Сердца. Наблюдая за тем, как хозяйка павильона обращалась к Чангуань Ху, некоторые стали подозревать, что тот станет будущим хозяином павильона. Из-за этого, клан Чангуань и Павильон Чистого Сердца станут крайне близки, а некоторые верили, что клан Чангуань возьмет под свой контроль Павильон Чистого Сердца.

«По всей видимости, у нас не получится взять под контроль данное ответвление клана Чангуань и угрожать Цзянь Чену. Ну и ладно».

Многие члены кланов защитников мысленно вздохнули, после чего попрощались с людьми из Ледяного Храма и открыли пространственные врата, покинув это место вместе с остальными.

Очень скоро, все ушли, кроме клана Чангуань.

- Идем.

Председатель Гильдии Сияющих Святых Мастеров, наблюдавший за происходящим издалека, тихо вздохнул. Его настроение стало крайне мрачным. Силы, стоящие за Ян Ю Тянем, оказались слишком могущественными. Всего в Особняке Чангуань имелось четверо детей, старший из которых стал последователем Павильона Чистого Сердца, а их сестра являлась святой девой Арктического Храма Бога Льда. К тому же, их поддерживал клан Чангуань, и Гильдия Сияющих Святых Мастеров не могла позволить себе оскорбить никого из них.

Председатель уже осознал, что у них не получится вернуть священную реликвию, только если Ян Ю Тянь добровольно не отдаст ее.

Все члены гильдии с мрачным видом вернулись сквозь пространственные врата в главное управление. Вскоре после этого, Юн Тянь вылетел из замка на белом облаке, пребывая в полном одиночестве, а его взгляд был ледяным.

- Ян Ю Тянь, я никогда бы не подумал, что у тебя окажутся такие могущественные покровители. Но кем бы они ни были, я не оставлю тебя в покое. Интересно, как отреагируют на это эксперты Континента Божественного Зверя, когда узнают, что Крылатый Бог-Тигр с тобой.

……

В Особняке Чангуань Города Знаний . 

Тянь Цзянь пристально наблюдал за Чангуань Мин Юэ, прежде чем негромко произнес:

- Мы тоже уходим.

С этими словами, Тянь Цзянь рассек пространство и создал пространственные врата.

- Великий Старейшина, подождите. — Внезапно раздался голос Чангуань Цу Юнь Сяо.

Тянь Цзянь остановился перед вратами и повернулся к людям из клана Чангуань со смешанными эмоциями на лице.

Чангуань Цу Юнь Сяо сперва колебался, но затем сложил ладони вместе.

- Господин Тянь Цзянь, знаете ли вы о местонахождении потомка моего сына, Чангуань Сянтяня?

- Если хотите найти потомка вашего собственного клана, то у вас имеются свои методы для этого. Зачем вам я? Или вы не в состоянии найти члена своего собственного клана? — Ледяным тоном ответил Тянь Цзянь, прежде чем исчезнуть в пространственных вратах вместе с остальными старейшинами.

Сразу же после его ухода, чрезвычайно могущественная аура возникла в отдалении и разнеслась по округе, формируя волну, радиус которой стремительно разрастался. Вскоре она накрыла весь континент.

Лишь несколько верховных старейшин клана Чангуань могли почувствовать эту энергию, и их глаза тут же замерцали. Они нахмурились, глядя в сторону горизонта.

- Остальные восемь кланов уже объединились и снова используют секретную технику для обыска всего континента. Судя по всему, они оставили нас в стороне. — Прорычал Чангуань Цин Юнь.

- Ну и что с того? Крылатый Бог-Тигр находится вместе с потомком нашего клана. Мы должны быстро найти его. Оставлять Крылатого Бога-Тигра с ним не безопасно. — Пробурчал еще один старейшина.

Чангуань Цу Юнь Сяо и Чангуань Цу Сяо нахмурились на мгновение, но тут же расслабились и ничего не сказали.

Чангуань Цин Юнь взглянул на людей из Ледяного Храма и произнес:

- Давайте поговорим с ними. Святая дева является потомком нашего клана. Иными словами, они тоже одни из нас.

Чангуань Цин Юнь поговорил со стариком Чжоу из Ледяного Храма, прежде чем дойти до темы касательно Континента Божественного Зверя.

- Как будто ваши кланы защитников не знают о правилах нашего храма. Хоть святая дева и обладает определенной связью с вашим кланом Чангуань, но правила храма незыблемы. Любые конфликты континента Тянь Юань никак не касаются нашего Ледяного Храма. Мы не станем помогать вам отбиться от Континента Божественного Зверя. — Равнодушно ответил старик Чжоу, не проявляя ни капли уважения к Чангуань Цин Юну.

Чангуань Цин Юнь криво улыбнулся, но не стал злиться. Он мог лишь вспомнить о правилах своего клана, существовавших с древнейших времен.

Первым правилом была защита континента Тянь Юань от любых чужаков.

Второе правило гласило: «Никогда не оскорблять Арктический Храм Бога Льда».

Чангуань Мин Юэ оставалась в Особняке Чангуань в течение половины дня. За это время, огромный храм оставался висеть в тысяче метров над особняком, из-за чего вся местность в радиусе сотни тысяч ли заледенела и покрылась слоем снега.

Затем Чангуань Мин Юэ с неохотой простилась со своей матерью, Юй Фэн Ян, и старик Чжоу забрал ее обратно в храм. После этого, огромный храм начал медленно подниматься вверх, прежде чем полностью исчезнуть.

Вместе с ним прекратилась и снежная буря, а палящие лучи солнца вновь принялись освещать землю, растапливая скопившийся лед и снег.

Клан Чангуань тоже ушел, и в особняке осталась лишь Чангуань Цу Е Юнь вместе с Чангуань Цу Юнь Сяо. Они решили защищать клан их сына, Чангуань Цу Юн Кона.

В конце концов, этот клан был основан их сыном и являлся напоминанием о нем. Они решили остаться в особняке и дожидаться его возвращения.

 

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава