X
X
Глава - 811: Хозяйка Острова Трех Святых
Предыдущая глава
Следующая глава

Божественная музыка цитры продолжала играть . Эта мелодия была мягкой, будто способной особым способом манипулировать законами мира. Она видоизменяла их и создавала свой собственный порядок.

Цзянь Чен и Нубис стали чрезвычайно серьезными, глядя высоко в небо с толикой страха. Как Святые Правители, они могли ощутить перемены в окружающем пространстве. Законы мира изменялись под воздействием музыки цитры, и эта способность выглядела невероятной для них.

Загадочный человек, играющий на цитре, обладал ужасающим уровнем понимания цитры.

Нисходящие тайны мира оказались насильно пойманы видоизмененными законами мира. Они застыли, а затем стали подниматься обратно в небо, уносясь прочь, и, в конце концов, исчезли.

В мгновение ока, тайны мира, с которыми не справились трое Святых Правителей, были обезврежены музыкой загадочного эксперта.

Вдалеке появилась женщина в фиолетовом платье. Она была высокой с длинными черными волосами, а ее лицо закрывала синяя вуаль. Лишь ее глаза оставались на виду, ярко сверкая и завораживая всех, кто в них взглянет. Ее изящные пальцы поглаживали струны цитры, а ее тонкую талию можно было обхватить одной рукой. Она медленно шла, покачивая талией из стороны в сторону, подобно прекрасной змее.

От женщины исходила особая аура, и она была больше похожа на фею или богиню, спустившуюся с небес в мир смертных. Она сильно отличалась от обычных девушек, и хоть ее внешность была сокрыта, но легко можно было представить, насколько она красива. Сами небеса , казалось бы , избаловали ее , наделив идеальными чертами .

- Коварная женщина ! Дьяволица ! Ужасающий демон !

Нубис побледнел и сделал шаг назад, спрятавшись за Цзянь Ченом. Он всей душой боялся этой женщины, что было редкостью, даже когда он представал перед Святым Королем.

Потому что не только сила этой женщины была ужасающей, но само ее существование и способности являлись погибелью для магических зверей. Она использовала цитру, чтобы контролировать свое окружение и наносить урон врагам. Ее владение цитрой достигло чудовищного уровня, и хоть магические звери обладали физическим превосходством над людьми, но их души являлись их слабым местом.

  - Приветствуем наставницу.

Две девушки почтительно поприветствовали женщину в фиолетовом платье, держа в руках свои цитры. Эта женщина не только являлась хозяйкой острова, но и их учителем.

Цзянь Чен тоже заметил женщину и нахмурился.

- Святая носительница цитры, Небесная Волшебница.

Это была та самая Небесная Волшебница, с которой Цзянь Чен встретился в Городе Наемников.

Женщина стояла посреди неба вместе со своей старинной цитрой, а ее глаза сверкали завораживающим светом. Она перевела свой взгляд на Цзянь Чена, и в ее равнодушных глазах промелькнул едва заметный блеск.

- Кажется, я встречала тебя раньше. Ты Цзянь Чен, предыдущий Король Наемников? — Вполголоса произнесла она.

Голос Небесной Волшебницы был чрезвычайно нежным, будто являлся самой приятной мелодией в мире и обладал невыразимым шармом. Она была способна повлиять на человека лишь посредством своего голоса.

- Дьявол, демоница, чудовище! Ее слова способны стереть душу!

Нубис, прячущийся за Цзянь Ченом, в страхе возопил, а ужас в его глазах засел еще глубже.

Всего лишь несколько слов, и кровь в его венах забурлила, а сам он почувствовал, что теряет над собой контроль.

Настрой Цзянь Чена тоже попал под воздействие чарующего голоса Небесной Волшебницы, однако у него имелось достаточно силы воли, чтобы противостоять ему. Он сверкающими глазами осмотрел женщину и сложил ладони вместе.

- Я действительно Цзянь Чен. Не ожидал, что вы меня запомните. Это честь для меня.

Небесная Волшебница некоторое время смотрела на Цзянь Чена, не мигая, прежде чем вздохнуть.

- Кто бы мог подумать, что всего за несколько лет ты станешь Святым Правителем.

- Мне просто повезло, и я только недавно достиг царства Святых Правителей. Это не достойно упоминания. По сравнению с вами, я лишь подобен маленькому светлячку перед яркой луной.

Небесная Волшебница отвернулась от Цзянь Чена и посмотрела на своих учениц.

- Сяо Цянь, Сяо Юэ, последите за его состоянием.

- Хорошо, наставница. — Почтительно ответили девушки, прежде чем полететь к пещере и исчезнуть внутри нее.

Цзянь Чен взглядом сопроводил двух девушек и с любопытством спросил:

- Госпожа, кто этот человек в пещере? Почему вы не даете ему стать Святым Правителем?

Небесная Волшебница взглянула в сторону пещеры и лишь спустя долгое время заговорила:

- Он является изгнанным потомком одного из клана защитников, а в его разуме находится могущественная печать, не позволяющая ему стать Святым Правителем. Если тайны мира войдут в контакт с печатью, то его разум превратится в поле боя, а его душа, в итоге, будет уничтожена. Она исчезнет навечно, и даже Сияющие Святые Мастера 7 класса не смогут воскресить его.

- Изгнанный потомок одного из кланов защитников? — Вполголоса пробормотал Цзянь Чен с толикой удивления.

Затем он холодно сверкнул глазами, потому что именно из-за кланов защитников он был вынужден покинуть континент Тянь Юань.

- Госпожа, вы многое знаете о кланах защитников? Можете рассказать мне о них? — Спросил Цзянь Чен.

Небесная Волшебница равнодушным взглядом окинула его и ответила:

- С твоей нынешней силой, ты должен уже знать о них. Десять кланов защитников являются самой могущественной организацией континента Тянь Юань, помимо Города Наемников. Они существуют вот уже очень долгое время, даже до появления Мо Тяньюня. Среди десяти кланов имеются три школы, две семьи, один павильон и четыре секты, названия которых: Секта Шен Сяо, Секта По Тянь, Секта Янцзы и Секта Июань .

- Секты Янцзы! Никогда бы не подумал, что они являются одним из кланов защитников. — Пробормотал Цзянь Чен, вспомнив о маленькой секте, которую он уничтожил в Королевства Цянъань.

Небесная Волшебница продолжила:

- Три школы называются Школой Деспотичного Клинка, Школой Цзюэ Цин, Школой Небесного Аромата , а оставшиеся кланы носят названия Чангуань и Мо Юань вместе с Павильоном Чистого Сердца.

« Клан Чангуань !»

Как только Цзянь Чен услышал это название, то был ошарашен. Он тут же вспомнил об Особняке Чангуань в Городе Знаний, но лишь горько усмехнулся. Особняк Чангуань, в котором он родился, был лишь маленьким кланом в Городе Знаний, а сильнейшим среди них был Чан Бай на уровне Небесного Святого Мастера. По сравнению с кланами защитников, разница была колоссальной.

«Скорее всего, это просто совпадение. Если бы Особняк Чангуань в Городе Знаний являлся частью клана защитников, то как на него могла надавить секта Хуа Юн?» — Подумал он.

Однако затем его осенило, и Цзянь Чен засверкал глазами.

«Подождите, а что насчет изгнанного потомка клана защитников…»

Выражение лица Цзянь Чена изменилось, и он спросил:

- Госпожа, как зовут человека, изгнанного из клана защитников?

- Чангуань Цу Юн Кон. — Вполголоса ответила женщина.

- Чангуань Цу Юн Кон … Он член клана Чангуань ? Предок моего клана пропал очень много лет назад. Совпадение ли это? — Тихо пробормотал Цзянь Чен, меняясь в лице.

Затем он сложил ладони вместе и обратился к Небесной Волшебнице.

- Госпожа, могу ли я увидеться с этим человеком?

- Он уже спит. Не шуми и не буди его, иначе он снова пострадает. — Ответила женщина завораживающим голосом.

- Получив ее разрешение, Цзянь Чен без колебаний превратился в размытое пятно, устремившись к пещере.

Внутри пещеры было полно ночных жемчужин размером с кулак, излучающих тусклый свет и освещающих всю пещеру. Когда Цзянь Чен прошел сотню метров, то оказался перед открытым пространством. Он попал в огромный грот диаметром несколько десятков метров, в стенах которого были видны трещины, в полу зияли дыры, а вокруг были разбросаны камни. Иными словами – полный бардак.

В центре грота стояли Сяо Цянь и Сяо Юэ, а рядом с ними спал старик, похожий на нищего, с растрепанными волосами и облаченный в лохмотья.

Цзянь Чен медленно подошел к ним и пристально уставился на старика, чье лицо выглядело изможденным. Сейчас тот крепко спал .

- Осторожнее, не разбуди его. — Раздался со стороны приятный голос.

Это была одна из девушек с цитрой.

Цзянь Чен осмотрел внешность старика, сверкая глазами. Спустя некоторое время, он произнес:

- Я хочу задать ему несколько вопросов.

- Нет, как только он проснется, то привлечет к себе тайны мира, и печать в его разуме активируется, причиняя ему чудовищную боль.

Просьба Цзянь Чена тут же была отклонена одной из девушек.

- Какая связь существует между тобой и Чангуань Цу Юн Коном? — Внезапно раздался чарующий голос.

Небесная Волшебница неторопливо вошла в пещеру, держа в руках свою Цитру Демонического Плача. Ее голос звучал равнодушно, без толики эмоций.

Цзянь Чен сделал небольшую паузу, прежде чем ответил:

- Госпожа, мое настоящее имя не Цзянь Чен, но Чангуань Сянтянь. Я был рожден в Особняке Чангуань внутри маленького королевства. Основатель моего клана, предок Особняка Чангуань, был Небесным Святым Мастером, пропавшим давным-давно. Я подозреваю, что этот человек, Чангуань Цу Юн Кон, может являться предком моего Особняка Чангуань. Не могли бы вы разбудить его, чтобы я мог уточнить его личность?

Небесная Волшебница некоторое время колебалась, прежде чем скомандовать:

- Сяо Цянь, Сяо Юэ, сыграйте успокаивающую мелодию.

- Хорошо!

Две девушки сели в позу лотоса и зависли в воздухе, положив цитры на колени. Вместе с движениями их пальцев, в пещере заиграла прекрасная музыка.

Мелодия была спокойной и безмятежной, способной успокоить людские эмоции. Когда эта музыка дошла до ушей Цзянь Чена, его слегка встревоженные чувства сменились умиротворенностью.

Небесная Волшебница прикоснулась к струнам своей цитры, которые стали слегка подрагивать, издавая мелодию, принявшуюся медленно пробуждать спящего старика.

 

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава