X
X
Глава - 812: Предок Чангуань
Предыдущая глава
Следующая глава

Спящий старик медленно открыл глаза, в которых тут же отразилась чудовищная усталость. Стоило ему проснуться, как его разум содрогнулся и привлек тайны мира, чтобы перейти в царство Святых Правителей, но те были мгновенно остановлены звуками цитры.

- Я благодарю хозяйку острова за спасение своей жизни. Мне нечем отплатить за ваши добрые дела.

Старик со слабостью во взгляде посмотрел на Небесную Волшебницу.

- Все в порядке, ты находишься в жалком состоянии.

Голос Небесной Волшебницы был равнодушным, после чего она повернулась к Цзянь Чену.

- Воспользуйся отведенным тебе временем с умом. Умиротворяющая мелодия не сможешь долго действовать.

Успокаивающие звуки цитры подарили Цзянь Чену душевный покой, и он вскоре достал нефритовую подвеску из своего пространственного кольца, а затем показал ее старику.

- Вы узнаете эту вещь?

Когда старик увидел подвеску в руках Цзянь Чена, выражение его лица резко изменилось, и он воскликнул:

- Это… это невозможно. Как она тут оказалась?

Цзянь Чен слегка обрадовался, но его эмоции тут же были подавлены музыкой цитры. Он пристально вглядывался в старика и продолжил говорить:

- Вы узнаете эту нефритовую подвеску?

Это был символ статуса внутри Особняка Чангуань. Существовали различные типы подвесок, и каждый член клана, будь то прямой потомок или же слуги со стражами – все они обладали такой вещью. Подвеска, принадлежащая Цзянь Чену, являлась символом прямого потомка.

В глазах старика отразились воспоминания. Он с первого взгляда узнал эту подвеску, в особенности древний цветной узор на ней. Он бы никогда не забыл вещь, которую сам же создал множество лет назад.

- Могу я спросить, где ты достал ее? — Спросил старик со смешанными эмоциями на лице.

Сейчас Цзянь Чен был почти уверен в своих догадках.

- Мне дал ее мой отец.

Проблеск света промелькнул в глазах старика, и он осмотрел Цзянь Чена.

- Ты из Королевства Гесун континента Тянь Юань?

Голос старика слегка подрагивал и содержал в себе толику возбуждения. В данный момент, даже успокаивающая мелодия была не в силах подавить его эмоции.

- Правильно, я из Королевства Гесун, а точнее – потомок клана Чангуань Города Знаний.

Цзянь Чен тоже ощутил восторг.

Старец взял нефритовую подвеску из рук Цзянь Чена и пристально рассмотрел ее, пробормотав:

- Город Знаний… Особняк Чангуань…

На него нахлынули воспоминания, и две струйки прозрачных слез полились из его глаз.

- Вы… Возможно, вы являетесь давно пропавшим предком Особняка Чангуань?

Цзянь Чен ощутил наплыв эмоций.

- Предок Чангуань… — Пробормотал старик, прежде чем улыбнуться. – Так называли меня остальные, проявляя уважение, когда я основал Особняк Чангуань. Мое настоящее имя – Чангуань Цу Юн Кон.

Благодаря этим словам, Цзянь Чен наконец-то удостоверился в личности старца и немедленно упал на колени.

- Потомок Особняка Чангуань, Чангуань Сянтянь, приветствует предка.

Наблюдая за этой картиной, в глазах Сяо Цянь и Сяо Юэ, все еще игравших на цитре, отразился шок. Святой Правитель, Цзянь Чен, оказался потомком Чангуань Цу Юн Кона, что сильно удивило их.

На лице Чангуань Цу Юн Кона появилась легкая улыбка.

- Я уже не надеялся увидеть в этой жизни потомков своего клана. Теперь, даже если я умру, у меня не будет сожалений. Дитя, судя по гравировке на этой подвеске, ты должен быть из 17 поколения прямых потомков. Тебе стоит звать меня просто дедушкой. Я все еще не имею права называться предком.

- Хорошо, дедушка. — Ответил Цзянь Чен.

Он был одновременно обрадован и встревожен, потому что наконец-то нашел давно потерянного предка, чья жизнь находилась в опасности. Кто-то наложил печать на его разум, не позволяя стать Святым Правителем.

- Как поживает клан, спустя столько времени? — Спросил Чангуань Цу Юн Кон.

- Дедушка, не волнуйся, с Особняком Чангуань все в порядке, и сейчас он стал самым могущественным кланом в королевстве.

- Стал самым могущественным кланом?

Чангуань Цу Юн Кон с облегчением улыбнулся и продолжил:

- Столько лет прошло… Чан У Цзи все еще жив?

- Чан Бай в полном порядке. Он уже стал Небесным Святым Мастером 6 цикла, и ему остался один шаг до царства Святых Правителей.

- Не ожидал, что Чан У Цзи тоже жив.

Чангуань Цу Юн Кон стал выглядеть погрустневшим.

- Чан У Цзи был несчастным человеком, которого я спас во внешнем мире. С его средненьким талантом, Небесный Святой Мастер 6 цикла уже должен быть его пределом. Ему будет крайне тяжело стать Святым Правителем, и он приближается к своему тысячелетию. Если он не достигнет царства Святых Правителей, то жить ему останется недолго.

Как только он услышал, что Чан Бай вскоре умрет от старости, Цзянь Чен тут же вспомнил его добродушную улыбку и встревожился.

- Дедушка, все будет в порядке. Чан Бай станет Святым Правителем.

- Я тоже на это надеюсь. Хоть Чан У Цзи и находится в конце своего жизненного пути, но у него осталась еще пара десятилетий. Если он поглотит эти 10000-летние небесные ресурсы, то надолго продлит свою жизнь.

Чангуань Цу Юн Кон достал красивую нефритовую коробку из своего пространственного кольца и заговорил:

- Правнук, эту вещь мне дала моя мать, когда я покидал свою семью. Внутри содержатся 10000-летние небесные ресурсы. Если ты отнесешь их назад и передашь ему, то Чан У Цзи продлит свою жизнь еще на два века.

Но Цзянь Чен не принял нефритовую коробку и с тревогой спросил:

- Дедушка, расскажи мне, что с твоим телом? В твоем разуме действительно находится печать, не позволяющая тебе стать Святым Правителем? И ты действительно являешься потомком клана защитников, клана Чангуань?

Цзянь Чен затронул больную тему для Чангуань Цу Юн Кона, чьи глаза помутнели, а на лице отразилась скорбь. Лишь спустя некоторое время, он заговорил:

- Правнук, ты тоже знаешь про кланы защитников. Должно быть, госпожа рассказала тебе о них.

Чангуань Цу Юн Кон тяжело вздохнул, а в его глазах отразились воспоминания.

- Да, твой дедушка действительно был потомком одного из кланов защитников, клана Чангуань. Если быть точным – потомком рода Цу. Однако это было очень давно, и сейчас я никак не связан с кланом Чангуань, потому что меня изгнали оттуда.

- Дедушка, почему клан Чангуань так поступил с тобой? — Спросил Цзянь Чен с разрастающимся гневом в сердце.

На что Чангуань Цу Юн Кон лишь вздохнул.

- Все потому что я ступил на запретную территорию клана, проигнорировав правила и потревожив Вооружение Императора, хранящееся там. Оно вышло из-под контроля и распространило повсюду ауру разрушения, чуть было не обрушив пространство, в котором находился клан. Я совершил чудовищную ошибку, из-за чего был изгнан из родного дома, а мое имя стерли из записей о потомках рода Цу. Затем верховный старейшина наложил могущественную печать на мой разум, чтобы я никогда не достиг царства Святых Правителей. Если бы этой печати не существовало, то я бы давным-давно стал Святым Правителем и не оказался в подобной ситуации.

«Не ожидал, что у Особняка Чангуань имеется такая запутанная история, связанная с кланом защитников. Буду ли я считаться их потомком?»

Цзянь Чена охватили смешанные эмоции.

Он был вынужден покинуть континент Тянь Юань и искать укрытия в Морском Клане из-за кланов защитников. Как только он подумал, что преследующие его люди являются его собственной семьей, Цзянь Чен ощутил тоску и скорбь.

«Дедушка был изгнан из клана защитников. Особняк Чангуань никак не связан с ними». — Подытожил он.

Затем, по мановению его мысли, золотой свет вырвался изо лба Цзянь Чена, и в его ладони оказалась маленькая золотая пагода.

- Дедушка, у меня есть идея, как сломать печать в твоей голове. Не сопротивляйся, я заберу тебя в другое место.

С этими словами, луч белого света вырвался из золотой пагоды, окутав тело Чангуань Цу Юн Кона и исчезнув вместе с ним. Сила артефакта мгновенно засосала его внутрь пространства священной реликвии.

Затем Цзянь Чена тоже охватил белый свет, и вместо двух мужчин в пещере осталась лишь изысканная башня, парящая в воздухе.

Небесная Волшебница и две ее ученицы, все еще играющие на цитре, удивленно воззрились на золотую пагоду, а в их глазах загорелось любопытство.

- Наставница, что это? Оно может втягивать в себя живых людей. Внутри этой вещи тоже существует отдельный мир? — С интересом спросила Сяо Цянь, прервав свою игру на цитре.

Небесная Волшебница с сомнением рассматривала золотую пагоду. Ей тоже стало любопытно, но она лишь покачала головой, определенно не зная, как выглядит священная реликвия.

Священная Реликвия Гильдии Сияющих Святых Мастеров всегда была окружена густым слоем Светлой Святой Силы. Даже сам председатель гильдии увидел ее истинную форму только когда та прилетела в руки Цзянь Чену.

В данный момент, мужчина средних лет, дух артефакта, с мрачным видом смотрел на лоб Чангуань Цу Юн Кона. Спустя некоторое время, он заговорил:

- Мастер, печать в его разуме не только могущественна, но и трудна для понимания. Должно быть, ее наложил Святой Король на пике уровня. Хоть я и могу силой сломать печать, но тогда его разум пострадает, а душа исчезнет.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава