Глава - 9: ВЫЯВЛЕННАЯ СИЛА
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Цю Эр с явной яростью в глазах посмотрел на Цзянь Чэня, что делало его, будто диким зверем, который хотел сбить Цзянь Чэня вниз.

— Ты, маленький ублюдок, сегодня я преподам тебе урок! — Злобно заревел Цю Эр. Бросившись в сторону Цзянь Чэня, он направил свой кулак в сторону его головы. Удар был довольно быстр, однако, даже если он попадет, не сможет нанести большой раны нормальному человеку. Но поскольку Цзянь Чэнь все еще был в теле ребенка, прямое попадание такого сильного удара могло бы даже убить его.

Оценивая силу удара Цю Эра, лицо двадцати летнего слуги вдруг потеряло свое веселое выражение и побледнело. С тревогой в голосе он закричал: «Брат Юн Эр, стой!».

Цзянь Чэнь все еще был четвертым мастером, а так же сыном Чан-Ян Ба, даже будучи калекой он имел к себе некоторое уважения в особняке клана Чан-Ян. Это было нормальным издеваться над ним, но поднять руку на четвертого мастера было непростительно. Даже имей они поддержку кого-то из старейшин, они бы все равно понесли грозное наказание.

Видя силу удара Цю Эр, лицо Цзянь Чэня так же изменилось. Когда он снова наклонился в сторону, его глаза похолодели. Спокойно пребывая вне пределов досягаемости удара Цю Эр — он не отступал. Вместо этого Цзянь Чэнь быстро подошел к телу Цю Эр, положив свои руки ему на бедра. С низким рычанием, Цзянь Чэнь освободил все святые силы, что хранил в своем теле и направил в свою талию, на удивление всем, он поднял более чем сто фунтовый вес Цю Эр над своей головой.

Подняв тело Цю Эр, Цзянь Чэнь не дал ему времени на ответный удар, обе его ноги начали двигаться по земли, когда он бросил тяжелое тело слуги вперед.

Он пролетел 5 метров, прежде чем врезаться в стол, предназначенный для резки овощей. Так совпало что внизу, там, куда упал Цю Эр в это время лежал стек железных шампуров, после падения он стал похож на причудливого человека дикобраза.

Цю Эр упал сверху на шампуры: они как минимум на дюйм пробили его кожу. Мгновенно послышался крик боли, вся его кожа была изранена и боль в носу все еще пронзала его сознание.

Каждый слуга на кухне вдруг замер, из-за невероятного происшествия, которому они стали свидетелями. Один семилетний ребенок, не просто выстоял против увесистого мужчины, вроде Юн Эр, но даже смог победить, победить человека достигшего третьего слоя святой энергии. Если об этом узнают, никто в клане Чан-Ян не сможет в это поверить.

Цзянь Чэнь посмотрел холодным, насмешливым взглядом на Цю Эр. После чего, молча, покинул кухню, не взяв с собой даже одной пары паровых булочек.

После выхода из кухни он медленно выдохнул. Он и подумать не мог, что даже слуги на кухне начнут издеваться над ним.

Выбросив негатив из своего сердца, он решил еще раз прогуляться около особняка Чан-Ян. Особняк был настолько велик, что он ни разу не видел его полностью. Даже просто на пейзаж вокруг было приятно смотреть, сады окружали все пространство вне пределов дворов. Множество озер и цветов, среди которых были редкие экземпляры, которые нельзя было найти где-либо еще и они источали приятный аромат.

Как четвертый мастер клана Чан-Ян, Цзянь Чэнь мог свободно бродить, где бы он ни пожелал. Когда он прогуливался туда-сюда, он проходил по важным дорогам и зданиям, в которых было много скрытых экспертов. Он видел этих экспертов, однако решил больше не думать об этом. В конце концов, он знал, что клан Чан-Ян является одним из великих кланов города Ло Рэ.

Ло Рэ был городом первого класса, и титул большого клана в этом городе был весьма престижен.

Во время прогулки он неосознанно пришел к середине спокойного цветника. Цзянь Чэнь не заметил, что его старший брат Чан-Ян Ке, таская деревянный топор, тренировался в пределах цветника. Тем не менее, в глазах Цзянь Чэня, что были закалены в боях, это выглядело так, будто Чан-Ян Ке просто безрассудно размахивал топором вокруг, вообще без какого либо стиля.

Хотя Цзянь Чэнь в прошлом мире изучал путь меча, он так же знал много различных экспертов владеющих топором и то, как они сражались. Таким образом, даже он был знаком с использованием топора, но Цзянь Чэнь онемел из-за того, как Чан-Ян Ке обращался с топором. Как? Как это могло рассматриваться как обучение?

Когда Цзань Чэнь уже собирался развернуться и уйти, Чан-Ян Ке заметил его краем глаза. Медленно переставая выполнять свою тренировку, он улыбнулся улыбкой полной жестокого умысла.

— Четвертый брат, иди сюда, твой третий брат хочет угостить тебя конфетами, перекуси, — кричал Чан-Ян Ке.

Услышав слова Чан-Ян Ке, Цзянь Чэнь в недоумении чуть не споткнулся и не упал. Про себя он подумал «Даже семилетний мальчик не повелся бы на это». Тем не менее, он забывал, что помимо его памяти о прошлом мире, он все еще оставался семилетним ребенком.

Но он не слушал Чан-Ян Ке и продолжил идти дальше, даже не обернувшись.

Видя, что Цзянь Чэнь удаляется все дальше и дальше, Чан-Ян Ке начал злится. Выпустив из рук деревянный топор на землю, он бросился в сторону Цзань Чэня и, в конце концов, нагнал его.

— Четвертый брат, ты не слышал меня только что? — Чан-Ян Ке перекрыл путь Цзянь Чэню как пробка в бутылке, уставившись на Цзянь Чэня, его лицо краснело от гнева.

— Что-то не так? — Цзянь Чэнь спокойно посмотрел на Чан-Ян Ке, показывая холодный намек в своем голосе. Цзянь Чэнь не питал хороших чувств относительно своего третьего брата. В течение последних двух лет Чан-Ян Ке постоянно искал способы для его запугивания, а с тех пор как всем стало известно, что Цзянь Чэнь калека, его действия стали гораздо более серьезны. Если бы не то, что Цзянь Чэнь редко покидал свою комнату, количество попыток запугать Цзянь Чэня увеличилось бы, по крайней мере, в десять раз. Тем не менее, каждая попытка запугать Цзянь Чэня оборачивалась неудачей, а иногда и сам Цзянь Чэнь находил способ запугать Чан-Ян Ке. Это создавало ощущение обиды в сердце Чан-Ян Ке и заставляло его мстить еще сильнее.

— Четвертый брат, пойдем, поможешь своему третьему брату в практике некоторых боевых искусств, — пока Чан-Ян Ке говорил это, он уже тащил Цзянь Чэня к месту, где тот тренировался и не давал ему возможности возразить что либо. На самом деле Чан-Ян Ке был очень взволнован в этот момент, пока месть это не битва интеллекта он и не думал, что может быть слабее, чем Цзянь Чэнь. В конце концов, его четвертый брат был калекой в плане боевых искусств и даже не мог культивировать святую силу, на ум Чан-Ян Ке пришла прекрасная возможность отомстить ему.

Вскоре после того как Чан-Ян Ке насильно притащил Цзянь Чэна на площадку где он тренировался. Подняв свой деревянный топор, он бросил в сторону более Цзянь Чэня.

— Четвертый брат ты готов? Я нападаю.

Видя улыбку на губах Чан-Ян Ке, игривый намек появился в глазах Цзянь Ченя. Держа обе ладони в невежественной манере, он спросил: «Третий брат, в твоих руках есть оружие, только не говори мне, что ты хочешь, чтобы я боролся с тобой голыми руками?»

Услышав слова брата, Чан-Ян Ке отвлекся на секунду, смотря на деревянный топор в его руках, он колебался всего мгновение, прежде чем бросить его в сторону Цзянь Чэня.

— Четвертый брат, тогда я отдам его тебе, а сам буду бороться голыми руками.

Несмотря на то, что топор был из дерева, он по-прежнему весил более 10 фунтов. Даже для десятилетнего ребенка было трудно его использовать. Думая об этом, Чан-Ян Ке бросил топор в сторону брата. Он хотел унизить Цзянь Чэня, в то время как сам выглядел бы милостивым.

Цзянь Чэнь взял топор в руки и начал рассматривать его. Топор был довольно грубо сделан, только его форма говорила о том, чем он являлся, даже лезвия почти не было.

Даже ударив им в лицо, не сможешь нанести значительных повреждений. Наибольший вред, что он мог нанести, это были синяки.

Видя, как легко Цзянь Чэнь держит 10 фунтовый топор, в глазах Чан-Ян Ке читался шок. Он не ожидал такого поворота событий.

Цзянь Чэнь посмотрел на брата и слегка рассмеялся.

— Третий брат, возможно, ты должен использовать этот топор вместо меня, — как он и сказал, он бросил топор назад к ногам Чан-Ян Ке.

Подбирая топор, он только кинул подозрительный взгляд на Цзянь Чэня.

— Четвертый брат, может ли быть так, что ты хочешь бороться против меня голыми руками?

Цзянь Чэнь начал смеяться и покачал головой. Схватив ближайшее дерево, он вырвал ветвь метровой длины. Очистив от мелких веточек и листьев, он остался с чистой веткой в руках.

— Вот, это будет моим оружием! — Поднимая ветвь, Цзянь Чэнь мягко рассмеялся.

Чан-Ян Ке посмотрел на крошечную палку в руках брата, из которой легко можно было сделать палочки для еды и рассмеялся. Он больше не злился, ведь день когда он сможет легко победить Цзянь Чэня был все ближе и ближе. Мечта о беспроигрышном унижении брата, наконец, становилась явью. Это делало его невероятно счастливым.

Чан-Ян Ке крепко сжал топор.

— Тогда, четвертый брат тебе стоит быть осторожным. Я атакую! — Сразу после этих слов Чан-Ян Ке рванул в сторону Цзянь Чэня, он обхватил топор двумя руками, прежде чем опустить его на брата.

Так как этот топор не был в состоянии нанести смертельную рану, Чан-Ян Ке не беспокоился о самоконтроле и замахнулся изо всех сил.

Со скрещенными ногами Цзянь Чэнь увернулся от топора. Раскачивая ветку с пугающей скоростью, она вдруг стала более страшной силой. Поведение Цзянь Чэня резко изменилось, немного поднажав, безобидная ветка стала смертельным мечом в его руках.

Цзянь Чэнь размахивая своим «мечом» с невероятной скоростью, почти не оставил места для контратаки Чан-Ян Ке, как ветка уже остановилась у его горла брата.

— Третий брат, ты проиграл! — С игривым подшучиванием над братом, он вернул ему топор, что он выронил в середине матча.

Чан-Ян Ке мог только с недоверием смотреть на ветку у своего горла, быстро моргая глазами. Он не видел, как она двигалась, к тому времени как он заметил её, она уже была у его горла, матч был закончен.

До сих пор шокированный Чан-Ян Ке покачал головой. Схватив ветку у горла, он разломил её пополам.

— Это не считается. Я не рассчитывал на это! Четвертый брат, ты дрался нечестно, — в недоумении кричал Чан-Ян Ке.

Глядя на красное лицо Чан-Ян Ке, Цзянь Чэнь рассмеялся.

— Третий брат, ты даже не знаешь, боролся ли я честно или нет, —ответил он странным голосом.

— Это…это… — Чан-Ян Ке чесал щеку, и, запинаясь, старался придумать оправдание. Все же он не мог принять результат и сказал.

— Так или иначе, этот матч не считается. Давай еще раз!

   Цзянь Чэнь подобрал остатки ветки, что Чан-Ян Ке со смехом сломал.

— Хорошо, давай еще раз, — без лишних слов он встал в пяти метрах от него.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава