X
X
Глава - 32: Тоска по дому
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Текущий поток энергии был скромным по количеству, но отличным по качеству.
Но, несмотря на это, Цзюнь Се был недоволен, ведь количество его энергии было на уровне новичка. Текущей в нём энергии едва хватало, чтобы хоть где-то применить... Смухлевать в игре, подвинув кубик - это одно дело, но битва на смерть против какого-нибудь мечника?.. Его энергии для такого было просто недостаточно!

Даже если одна ниточка Божественного Шёлка могла выдержать до двухсот жинов (120.9 кг), Цзюнь Се хотел большего.
Он хотел, чтобы сотни и тысячи этих нитей сплелись в одну и стали источником его внутренней энергии!

Это желание увеличить энергию в меридианах до максимума заставило Цзюнь Се понять, что ему предстоит долгий путь.

Но даже в этой ситуации были преимущества. И этим преимуществом была возможность использовать скрытые атаки, оставаясь незамеченным для врага! Цзюнь Се даже прикрыл глаза, представляя, как можно использовать эту энергию...
Медленно, он начал отключаться от всего происходящего...

...

Резиденция Ли.

Злой Танг Ванли с толпой лучших воинов ворвался в Резиденцию Ли, но сейчас он был слегка сконфужен.
Глава Резиденции Ли, Ли Юран, тепло его принял, заставив Дедушку Танг чувствовать себя некомфортно, ведь он не находил, что возразить.
Он хотел устроить истерику и обвинить семью Ли в бесчестных действиях, но, встретив спокойного и дружелюбного Ли Юрана, он не смог.
Хоть его и приняли с почётом, Танг Ванли не мог успокоиться так просто. Выпив предложенную кружку чая, он злобно швырнул её на землю, разбив на мелкие кусочки.

Ли Юран продолжал мягко улыбаться, пока говорил: "Быстро, приготовьте Господину Танг ещё одну кружку чая."- более низким голосом затем добавив: "Я был слишком невежлив.. Быстрее, принесите чая Хан Йан высшего сорта из комнаты моего Деда!.. Я помню, что Дедушка однажды упоминал, что Господину Танг очень нравиться Хан Йан высшего сорта."

Закончив инструктировать слугу, он извиняющимися глазами посмотрел на Дедушку Танг: "Господин, надеюсь, Вы не возражаете, но Вашему покорному слуге заранее сообщили, что вы скоро прибудете... Так же, если Вы в чём-то найдёте ошибку, пожалуйста, укажите на неё Вашему слуге, и он тут же прикажет слугам её исправить."

Дедушка Танг уставился на Ли Юрана, как собака, только что укусившая ежа. Он не мог произнести ни слова! Помолчав немного, Дед Танг злобно сказал: "Приведи сюда Ли Фэнга, Ли Жэня и...кхм, приведи этих троих засранцев сюда, сейчас же! У меня есть к ним небольшой разговор."

Ли Юран с ещё более извиняющимся лицом произнёс: "Исполнить просьбу Господина и прийти сюда уже само по себе будет для них честью, но...Господин выбрал немного неподходящее время. Эти трое совершили проступок и сейчас получают заслуженное наказание... Могу ли я попросить Господина проявить милосердие и немножко подождать, пока наказание не кончиться? Сразу же после этого их приведут к Вам."
Все члены семьи Танг, услышавшие это, застыли.

Большая группа людей выдвинулась к дисциплинарному залу Резиденции Ли. Увидев Ли Фэнга и двух других, избитых почти до потери сознания, злость Деда Танг стала чуть меньше; но он всё же задал им несколько вопросов.
От них он узнал, что всю эту идею с наркотиками в чае и распиской придумал Мэнг Хайцзоу, который хотел отнять невесту у Танг Юаня уже давно. А что до Ли Фэнга и остальных из семьи Ли, их наказывали за то, что они позволили себя в это втянуть...
Услышав это, гнев Танг Ванли на семью Ли исчез; но гнев на семью Мэнг лишь усилился!

Быстро со всеми распрощавшись, Дедушка Танг увёл своих людей из Резиденции Ли и повёл их к Резиденции семьи Мэнг.

Ли Юран лично их проводил; провожая, он не переставая извинялся перед Танг Ванли за то, что плохо принял его и за глупые действия своих братьев.. Он даже пожелал Дедушке Танг хорошей дороги.

После ухода семьи Танг, выпрямив спину, Ли Юран вернул свою обычную мягкую улыбку. Его умоляющие простить глаза тоже стали привычно холодными.
Приподняв полы одежд, он неторопливым шагов вошёл в Резиденцию. В его действиях не было ни намёка на волнение или злость...

Небеса стали темнеть. Вдруг, в облаках раздался гром, и начался дождь. Набирая обороты, дождь капал всё сильнее и сильнее, словно Небеса и Земля ненадолго соединились. Ли Юран неожиданно остановился.
Подняв голову, он смотрел на тучи; он слегка рассмеялся и прошептал про себя: "Видимо, Старый Танг немного задержится в Резиденции Мэнг...хахаха..."

...
тем временем в Резиденции Цзюнь
...

Малышка Ке смотрела в окно. Она смотрела на тяжело капающий дождь, пока в руках она держала горшочек с благовониями; её глаза почти плакали.

Закончив свою тренировку, Цзюнь Се выпрямился и сзади подошёл к Малышке Ке, мягко спросив: "Малышка Ке, о чём ты задумалась?"

Она вздрогнула и, испугавшись, вскрикнула. Обернувшись, Ке быстро выпрямила спину и поклонилась: "Молодой Господин..."

"О чём ты задумалась?"
Цзюнь Се отошёл в сторону и сел в кресло. По привычке, он положил ногу на ногу.
Смотря на маленькую Лолиту перед ним, он видел лишь маленькую девочку. Цзюнь Се не мог заставить себя не подшучивать над ней.. Но увидев её в столь глубоких раздумьях, он начал чувствовать себя обеспокоенно.

"Я... Я думала. Через несколько дней, будет Осенний фестиваль..." - глаза Малышки Ке выражали грусть: "Я всё ещё помню, как три года назад, когда мне было девять, во время Осеннего фестиваля я гуляла с папой и мамой... Тогда я была такой счастливой... Мама, Папа..."
Две большие слезы прокатилось по её щекам. Она не могла больше сдерживаться.

"А где сейчас твой отец?"
Спросив это, он вспомнил, что отец Лолиты был лидером отряда и служил семье Цзюнь. Он пошёл за старшим братом Цзюнь Мосе, Цзюнь Мойю, в экспедицию и не вернулся; мать Малышки со временем умерла от тоски по мужу и переутомления на работе.
Перед своей смертью она отправила Маленькую Ке в Резиденцию Цзюнь, чтобы семья Цзюнь позаботилась о её дочери. Сейчас же, Малышка Ке была сиротой без обоих родителей.

Подумав, Цзюнь Се вспомнил, что Цзюнь Мосе всегда относился к Маленькой Ке с пренебрежением, и чуть что сразу кричал на неё; но она всегда оставалась тихой, словно мышка.... Цзюнь Се мог лишь посочувствовать ей.
Тихо вздохнув, он молча встал и мягко погладил её по голове. Услышав слова про Осенний Фестиваль, он посчитал дни и понял, что вскоре будет и фестиваль Середины осени...
Цзюнь Се внезапно стал угрюмым.

[Видимо, мне придётся праздновать этот традиционный китайский фестиваль одному в этом мире...]

Маленькая Ке почувствовала, как Цзюнь Се мягко гладит её по голове; подобное обращение было неожиданным с его стороны. Несмотря на то, что Цзюнь Се молчал, Малышка Ке ощущала исходящие от него жалость и искреннее желание извиниться...
Тёплое чувство внезапно наполнило её; она была словно маленькая сестра, которую обнял старший брат; на её сердце стало тепло и спокойно.

Она внезапно почувствовала, что этот придурок, вечно кричавший на неё по любому поводу, стал самым близким ей человеком. Эта перемена была для неё странной и необычной, она смогла лишь обнять его.
Тепло, исходившее от Цзюнь Се, заставляло её не думать о грусти и проливном дожде снаружи.

Через какое-то время, Цзюнь Се её погладил по голове и сказал: "Иди и отдохни хорошенько, тебе нужно хорошенько выспаться... А я ненадолго выйду."

"Молодой Господин, там же такой дождь! Куда вы собрались?" - забеспокоилась Малышка Ке: "Что если вы заболеете под дождём? Я сейчас же подготовлю для Вас плащ!"

"Всё в порядке.."
Хоть Цзюнь Се и улыбался, его лицо выражало совсем другие чувства. Он надел бамбуковую дождевую шляпу, открыл дверь и вышел под тяжёлые капли дождя...
Лицо Маленькой Ке было переполнено волнением. Она понимала, что сейчас Молодой Господин страдает от непереносимых боли и тоски...

Словно понимая чувства Цзюнь Се, Пагода Хонцзюнь в глубине его сознания начала рости и выпускать белый туман...
Этот туман вскоре перетёк в его меридианы и начал течь по ним вместе с его Ци, словно пытаясь заполнить собой ту пустоту, которую сейчас ощущал Цзюнь Се внутри себя.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава