X
X
Глава - 4: Второе поколение, третье поколение.
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Перед Цзюнь Се выехал мужчина средних лет за тридцать на инвалидной коляске, его ноги были укрыты толстым слоем сатина. (п.п.: материал такой)
Взгляд светлых глаз мужчины был направлен на него; его брови были похожи на мечи, своими остриями устремляясь к вискам. Его тело излучало убийственно-холодную ауру! В глубине его соколиных глаз мелькало презрение; мелькало слабо, но вполне очевидно.

Если бы этот человек не потерял свои ноги, он был бы мужчиной, подобным нефритовому дереву! Выдающийся, бесстрашный..воплощение истинного героя!
Судя по остаткам ауры силы, когда-то он наверняка был решительным и сильным генералом армии, ведущим за собой десятки тысяч на кровавые войны.

(п.п.: нефритовые растения являются символом процветания)

«Третий дядя?» -остановился Цзюнь Се. Он порылся в воспоминаниях и обнаружил, что, по мнению Цзюнь Мосе, этот дядя мог лишь бездельничать, сидя в своей коляске, то есть это обычный халявщик, живущий за счет других.
Но нынешний Цзюнь Се мог почувствовать, что этот самый Третий Дядя, живущий уже много лет лишь с помощью коляски, испускал очень знакомую ауру, от которой пробегал и мурашки по спине!

Жажда убийства!
Желание, настолько выраженное, что даже у Цзюнь Се сердце вздрогнуло.

Для того, чтобы обладать таким уникальным боевым духом, нужно было быть пройти сквозь огонь тысячи сражений, быть ветераном войны с железной волей, пробившимся через горы трупов и моря крови!
Эта аура сродни острию несравненно острого клинка, который нельзя выбросить, даже если он будет сломан, ведь его сияние отражается по всему небу!

Однако, сейчас этот острейший клинок был спрятан в ножнах.

За всю свою жизнь Цзюнь Се видел всего двух или трёх человек подобного высокого класса, и все они занимали очень высокие посты в армейской службе. И он по-настоящему восхищался этими железными доблестными генералами!

Вообще то, дедушка Цзюнь тоже являлся такой личностью, однако, он уже закаленный ветеран, который умеет сдерживать свою ауру, не демонстрирую окружающим свою силу. И встреча Цзюнь Се с дедушкой Цзюнь стоило того: ведь он смог обнаружить это!

А вот Цзюнь Вуй еще не достиг того уровня мастерства, чтобы держать свою ауру в узде; вся его сущность была подобна несравненному мечу. Даже не смотря на то, что этот меч спрятан в ножны, эта невероятная энергия Ци вытекала наружу.
Естественно, только знающие люди, как Цзюнь Се, способны это заметить, простые люди вроде Цзюнь Мосе не поймут этого, даже если их изобьют до смерти!

И хоть этот великолепный меч был отложен в сторону и повешен на стену, он все равно испускает драконоподобные вопли посреди ночи! Это крики жажды крови; жажды, которая пропитала его до мозга костей!

"Не часто же ты меня называешь своим Третьим дядей"
Цзюнь Вуй поднял голову, цинично глядя на своего племянника: "Мосе, с каких это пор ты решил стать наследником второго порядка?" -сказав это, он вдруг вздохнул, не понимая, что это с ним сегодня происходит. И с чего вдруг ему захотелось поговорить с этим безнадежным ошметком на стене?

Цзюнь Се долго смотрел на него, но его глаза были сфокусированы на дядиных парализованных ногах: "Ты, наверное, шутишь, дядя, ты подлинный наследник второго порядка, а я, в лучшем случае, пойду третьим. Но мирная и счастливая жизнь третьего наследника меня вполне устраивает."

[Э? Почему этот парень говорит сегодня таким тоном? Его слова не лишены колкости, но в них нет того обычного высокомерия и пренебрежения, как было раньше.]

Услышав ответ Цзюнь Се, в глазах Цзюнь Вуя словно сверкнула молния, рассекающая тьму ночного неба!

Вдруг, он громко рассмеялся и, качая головой, спросил: "Ты вообще знаешь разницу между наследниками второго и третьего порядка?"

"А разве оба этих наследника не являются бесполезными нахлебниками до конца своих дней?" -поднял брови Цзюнь Се.
Смотря на уважаемого и хладнокровного Цзюнь Вуя, чья слава могла затмить любую другую с громом и молнией, находящегося в таком состоянии, Цзюнь Се мог испытывать лишь грусть!

В глазах Цзюнь Вуя плескались горечь вперемешку с нежеланием, но они сразу рассеялись. Положив руки на колени, он поднял голову и сказал: "Это высказывание в корне не верно, как это нет никакой разницы? Да между этими наследниками лежит целый мир!"

Наследники второго поколения - это отцы, которые потом и кровью заложили фундамент, чтобы их сыновья могли просто сидеть и наслаждаться плодами их трудов. И пока у них есть рот, чтобы есть, они не умрут и смогут наслаждаться жизнью в роскоши. Но совсем иначе обстоят дела с третьим поколением!»

Он взглянул в глаза Цзюнь Се, рассмеялся и продолжил: "Так называемые наследники третьего поколения, это необязательно те, кто родился в третьем поколении, но те, кто стали преемниками третьего поколения. То есть: дед заложил все основы, но его линия была разъединена в середине пути твоим отцом, и вот так образовалось третье поколение! Я иду из поколения деда, а ты из поколения своего отца, вот в чем разница."

(п.п.: короче, чем дальше от основателей по родству и поколениям, тем меньше с тобой считаются – «вода на киселе», всё такое)

"Твой дед уже стар, а ты, даже если решишься стать родоначальником третьего поколения, не сможешь удерживать свои позиции хоть сколько-нибудь долгое время. У тебя нет другой защиты, кроме твоего деда. Твоя жизнь в качестве наследника третьего поколения будет очень трудна и жестока! Бездарные и нерешительные никогда не смогут стать третьим поколением. Вот почему я в этом плане гораздо удачливее тебя."

Всё это Цзюнь Вуй высказал в ответ на «бесполезных нахлебников», но, закончив говорит, он почувствовал печаль, затопившую его сердце.
[Неужели это и правда конец великой династии Цзюнь? Семьи, поднявшейся столь высоко и так оглушительно упавшей!]
Его старшие братья погибли в битве, сам он парализован; двое его племянников, на которых он возлагал надежды, также закончили свою жизнь на поле боя, даже их тел не нашли; а единственный оставшийся наследник семьи Цзюнь – это идиот Цзюнь Мосе!

В этот момент на него навалилась апатия, он даже не нашёл в себе сил сказать что-нибудь ещё.

Цзюнь Се помолчал немного, чтоб затем сказать с усмешкой: "Вообще-то, я тоже могу быть наследником второго поколения."
То есть, Цзюнь Се совсем не понял слов Цзюнь Вуя?

Цзюнь Вуй закашлялся, но снова обретя интерес, он напоказ лениво произнес: «Да?»

"Если Третий Дядя станет «древом», и подберет мне местечко покомфортнее, почему бы мне не стать наследником второго поколения?" -улыбнулся Цзюнь Се.

В глазах Цзюнь Вуя блеснула ярость, и он тихо спросил: "Мосе, ты что, издеваешься над своим дядей?"

Глядя на него, Цзюнь Се вдруг спросил: "Ваши ноги хоть что-нибудь чувствуют?»

"Нет!" -отвернулся Цзюнь Вуй, его племянник все больше его раздражал.
Цзюнь Мосе прекрасно знал, как неприятны ему слухи о его инвалидности, и раньше доводил его до белого каления этими намеками. Сейчас же он и вовсе высказал ему все в лицо.
[Потомок, который не знает словосочетания «уважение к старшим», лучше бы его и вовсе не было!]

«У Вас когда-нибудь ломался позвоночник?»

"НЕТ!" -взорвался Цзюнь Вуй: «Чертово отродье, как бы я мог жить с поломанным позвоночником?»

"То есть, в лучшем случае повреждены только меридианы?" -у Цзюнь Се загорелись глаза.
[Похоже, кто-то разорвал меридианы Цзюнь Вуя, или закупорил их с помощью какого-то коварного яда, заставляя их сморщиться и засохнуть. Если причина в этом, до тех пор, пока к ним есть приток крови или Ци - значит есть надежда.]
С его познаниями лекарств, есть шанс на восстановление. В конце концов, этот мужчина-его кровный родственник в этом новом мире, и так же тот, кто сумел впечатлить Цзюнь Се..железный человек с невероятным боевым духом.

Он должен помочь Цзюнь Вую встать на ноги, пусть он и не его родной дядя!
(п.п.: не родной для Цзюнь Се, но родной Цзюнь Мосе)

Цзюнь Се посмотрел на него и медленно спросил: "Слышал, Вас ранили в бою, но сделать подобное на поле боя куда сложнее, чем просто убить. Зачем же они сделали это? Видимо, Ваши враги хотели обречь Вас на жизнь, которая хуже смерти?"

Он ударил этими словами по самому больному месту, заставляя Цзюнь Вуя сжать зубы так, что вены выступили у него на лбу.
Заставив себя сделать несколько глубоких вдохов, Цзюнь Вуй с трудом взял себя в руки и ответил: "Даже если и так, тебе-то что с того?"

Поняв, что попал в точку, Цзюнь Мосе, улыбнувшись, оперся на инвалидную коляску: "Третий Дядя, а как на счет мести?"

"Посмотри на меня! Как я могу даже думать об этом?" -лицо Цзюнь Вуя покраснело и задергалось, ненависть бурлила в его глазах: "Сейчас я всего лишь калека!"

Цзюнь Се мягко улыбнулся: "А если я смогу поставить вас снова на ноги, а, Третий Дядя?"

Эта фраза была словно взрывом в ушах!

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава