Глава - 75: Без компромиссов
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
Гуан Донглю закрыл глаза: – Как я могу чувствовать себя спокойно... она дочь моей семьи. Но это происходит с ней, и если бы моя семья могла защитить ее, тогда я бы не пожалел никаких сил... но, поскольку моя семья не имеет возможности защитить ее, тогда жертвовать ими было бы бесполезно! – Бред какой-то! Вы даже не пытаетесь приложить усилия, так как вы знаете, что у вас нет возможности?! Вы просто жертвуете счастьем своей дочери; вы всё ещё смеете называть себя мужчиной? Вы трус! – ответил яростно Цзюнь Мосе. – Вы просто боитесь сил своего врага. Ваша дочь не так сильна, как сила вашей семьи, но вы используете её, как щит. Вы просто используете её в качестве предлога, чтобы скрыть свою трусость! Выражение лица Гуан Донглю стало ещё спокойнее: – Если я должен пожертвовать одним человеком ради всей семьи, то я считаю, что это достойная цена. Если бы я мог пожертвовать жизнью ради спасения своей семьи... я с нетерпением жду этого дня. Но если Ли Юэ Тянь приложит все усилия, чтобы забрать мою дочь, и я поставлю на кон судьбу всей моей семьи для её защиты... и проиграю, тогда где рациональность в этом? Я могу выбрать защиту своей семьи и дружбу между нашими двумя семьями. И поэтому, ради этой дружбы и безопасности семьи Цзюнь, я прошу вас держаться подальше! Следует признать, что Гуан Донглю очень хорошо понимал свои ограничения, даже несмотря на то, что он был лидером семьи Гуан и имел тысячи людей под его командованием. И даже когда он столкнулся с этой трудной ситуацией, он всё ещё не хотел отказываться от своей дружбы с семьей Цзюнь, что тоже достойно восхищения. Однако, несмотря на то, что его действия достойны похвалы, но похвала всё равно не оправдалась в контексте этой ситуации! – Лидер семьи Гуан говорит о судьбе своей дочери; о судьбе моей сестры! Но теперь она принадлежит семье Цзюнь; она больше не является дочерью семьи Гуан! Живая, она принадлежит к семье Цзюнь; когда она будет мертва – даже её призрак будет принадлежать семье Цзюнь! Она – замужняя женщина и больше не имеет никаких отношений с вашей семьей! Вы не имеете права решать её судьбу! – голос Мосе прогрохотал на весь зал. Он мрачно улыбнулся, откровенно презирая старика: – Что касается ВАШЕЙ семьи... В чём смысл такой бесполезной семьи, которая не может защитить даже своих собственных женщин? Вы должны просто приложить нож к горлу и сделать то, чего заслуживаете! Гуан Куинхан рано или поздно разыщет усадьба Сюэ Хун, и, если их требования не будут удовлетворены, они неизбежно уничтожат семьи Цзюнь и Гуан! Никто никогда не осмелится идти против команды поместья Сюэ Хун. Поэтому трудность выбора и беспомощность Гуан Донглю были более чем понятными! Много мужчин сделали бы такой же выбор в этой ситуации, поскольку отношения между женщинами и их родителями были такими же в той эпохе. Если бы две семьи могли выжить за счет счастья одной женщины, то большинство людей в этом мире выбрали бы то же, что и Гуан Донглю. Или, по крайней мере, не противоречили бы его выбору. В конце концов, она была просто женщиной! Не важно, была ли она его дочерью... Тем не менее, Цзюнь Мосе никогда не мог позволить себе жить с таким позором! "Если мужчины моей семьи не могут даже защитить женщину, то в чем смысл таких людей? В чем смысл такого унизительного существования?" Для Цзюнь Мосе это не вопрос репутации или невинности Куинхан, или даже выживания. Это был вопрос его принципов жизни! Возможно, это решение было глупым, и, возможно, это решение в конечном итоге приведёт к уничтожению семьи Гуан и Цзюнь, но для Цзюнь Мосе... в этом вопросе для него не было места компромиссам! Даже если это решение стоило жизни десятку миллионов людей Империи, Цзюнь Мосе всё равно не изменил бы его решения! Жизнь или смерть? В чём смысл этого? Мы все дышим, чтобы кто-то мог зажечь палочки благовоний в нашу память! Если я обменяю невинную девушку на моё выживание – тогда я тоже могу быть мёртв. Является ли она невинной или нет, это будет серьёзный позор! А настоящие мужчины не выносят стыда! И теперь это всё происходило перед Цзюнь Мосе! Даже если бы это не происходило перед ним, и Цзюнь Мосе просто узнал, что такое произошло где-то, тогда он, вероятно, намеревался бы наказать тех, кто так издевался над женщиной из менее влиятельной семьи, заставив её вступить в брак с их сыном, но только после того, как он сначала уничтожил бы семью, которая отправила свою дочь замуж в таких обстоятельствах! Такие люди не достойны жить в этом мире! В чем смысл жизни, если потеряна честь? "Ты не ценишь достоинство чужой жизни? Тогда я должен сначала уничтожить твою!" Идеология Мосе, несомненно, была очень странной для некоторых и явно отличалась от остальной части мира, поэтому было очень трудно получить одобрение от большинства людей, таких как... – Третий Господин Цзюнь! Вы принесёте беду семье Цзюнь! Вы не подумали о том, насколько сильно это импульсивное решение ударит по вашей семье? А семья Цзюнь – это ваша собственная семья! – Гуан Донглю решительно высказался в гневе. – Я – единственный наследник семьи Цзюнь! Будущее семьи Цзюнь в моих руках. И если уничтожение семьи Цзюнь от моей руки неотвратимо – то я не против позволить этому произойти немного раньше. Моё решение – это решение семьи Цзюнь! – Цзюнь Мосе резко взглянул на Гуан Донглю. – Мастер семьи Гуан, семья Цзюнь не согласна! Ваша семья не имеет никаких прав или отношений с Куинхан, поэтому вы можете остаться в стороне или идти на все четыре стороны! Если сила семьи Цзюнь не может защитить одну-единственную девушку, то, прежде чем моя семья будет уничтожена, я лично убью её! Смерть намного лучше, чем существование в таком позоре! Сухие и упрямые слова Мосе внезапно вызвали бурю эмоций в сердце Куинхан. Он был готов позволить тысячам и тысячам умереть за одного человека! Ничто из этого не имело для него значения! А она просто не хотела видеть всю картину, целиком! Она принадлежала семье Цзюнь и в её жизни, а затем и в её смерти; независимо от обстоятельств, она всегда принадлежала семье Цзюнь! Это было настолько в природе Цзюня Мосе, будь то в этой жизни или в предыдущей, он бы сделал то же самое! Даже если бы этот вопрос не касался Куинхан, он бы всё равно сделал то же самое! Даже если бы он не знал эту женщину, он бы всё равно сделал то же самое! Слезы потекли из глаз Куинхан. Она уже впала в отчаяние! Поместье Сюэ Хун была одной из самых сильных фракций в этом мире, даже самые талантливые и сильные личности или фракции не смели противостоять их командам! Если бы Гуан Донглю настаивал на этом, даже Цзюнь Вуй не смог бы остановить это. В конце концов, Куинхан была дочерью семьи Гуан, и как только помолвка была расторгнута, семья Цзюнь не имела бы власти над её жизнью! Куинхан уже решила принести себя в жертву ради своей семьи и готова была совершить самоубийство после того, как доберётся до поместья Сюэ Хун! Но она не ожидала, что Цзюнь Мосе фактически решит встать на её место в этот момент! Она всегда смотрела на своего шурина, как на идиота, и на самом деле плохо обращалась с ним в течение последних нескольких месяцев... Она даже не думала, что её наглый шурин действительно сможет сказать что-то подобное! Он даже готов принять вину за уничтожение двух наших семей... даже перед лицом этой трагической судьбы! Он даже готов рискнуть собственной жизнью и жизнью всей своей семьи! Для Куинхан было ясно, что он был готов пожертвовать всем, прежде чем склониться перед волей любого врага! Куинхан едва не взорвалась в этот момент! Даже её собственная семья и её собственный отец оставили её в этот момент нужды и темноты, но этот человек поднялся и решил рискнуть всем для неё! Средний рост Цзюнь Мосе, его худые плечи внезапно стали для неё самой надёжной опорой в этом мире! Он стал единственной защитой от ливня и вихря; единственное, за что она могла бы держаться! [Какие дифирамбы, ей-богу... Было бы эпично, если бы ему прямо сейчас прилетела в голову стрела от поместья... п.п.] Она была очень тронута, когда брат решил дело с Юэр, но в этот момент ей внезапно показалось... что это был не Цзюнь Мосе. В конце концов, Гуан Куинью прибыл в город Тянсян, чтобы убедить семью Цзюнь разорвать помолвку и позволить ей вступить в повторный брак. Тем не менее, Цзюнь Мосе даже не колебался в выборе защиты её вопреки всем требованиям! Один человек был готов предать доверие своей сестры ради собственного выживания и был готов лишить её жизни, оставив без какой-либо цели. А сам этот человек игнорировал свои собственные принципы ради продажной женщины! В то время как другой яростно встал, чтобы защитить её перед лицом крайней трудности! Было даже не правильно говорить их имена на одном дыхании, и внезапно они стали похожи на противоположности в её глазах... Как небо и земля; не было абсолютно никакого сравнения! Лицо Гуан Куинхан покраснело от смущения, поскольку эта мысль перешла ей в голову, из-за вины за свои действия в его адрес в прошлом: "может быть, раньше... он не был... а это настоящий «он»? Он просто притворялся кем-то ещё всё это время... но почему? В противном случае, почему он так эмоционально действует сегодня? У него даже не было признака колебаний! Он готов рисковать всем и бороться со всем миром ради меня?! Боже, почему я не увидел в нём добро?" Момент страха, момент отчаяния, момент волнения и момент эмоций... Куинхан стояла на своём месте с пустым выражением на лице, в о время как буйная буря продолжала кружиться в её сердце. Она совершенно не подозревала, что Цзюнь Мосе делал это не ради неё, а ради собственных принципов! Цзюнь Мосе никогда не изменит свои принципы; он никогда не позволит никому вредить его гордости! Он с готовностью и безумно пошёл бы на войну со всем миром, чем влачил бы неблагородное существование! В сознании убийцы Се жизнь и смерть были не чем иным, как просто фантазией; иллюзией... ничем большим. Но принципы и гордость были факторами бессмертия! И он никогда не будет изменять их! Слова Цзюня Мосе и жестокое отношение напугали Гуан Донглю на мгновение, но затем он сразу подумал о последнем десятилетии существования семьи Цзюнь и не мог не почувствовать беспокойства. Поэтому он посмотрел на Цзюнь Вуй: – Брат Цзюнь, Юный Господин Цзюнь по-прежнему наивен и говорит из гордости, но, возможно, он не думал о последствиях таких действий под влиянием его молодости. Семья Цзюнь гораздо более мощная, чем моя, но, по сравнению с поместьем Сюэ Хун... Цзюнь Вуй слабо улыбнулся и ответил: – Мосе прав; Куинхан – невестка моей семьи. Будучи главой семьи Цзюнь, я согласен с ним. Решение Мосе – решение семьи Цзюнь! Мы не даём вам разрыва помолвки! Хотя Цзюнь Вуй сидел в своём инвалидном кресле, но силы и решимости в его голосе в сочетании с силой его широких плеч было достаточно, чтобы заставить небеса трястись! Цзюнь Мосе мог произнести свои слова под влиянием его юной силы, но Цзюнь Вуй, будучи ветераном множества боёв, хорошо знал о войне, которая развернётся против Сюэ Хун. Гуан Донглю долго смотрел на него. Внезапно из глубины его сердца возникло глубокое чувство вины! Он отказался от своей дочери; однако молодые и старые из семьи Цзюнь поднялись, чтобы встать на её защиту без колебаний! Он не знал о соперничестве между семьёй Цзюнь и Городом Серебряного Шторма; он не знал, что эти две фракции были смертельными врагами! И теперь, эти люди даже были готовы встретиться с Сюэ Хун ради Куинхан! Две самые мощные силы континента стояли против одинокой семьи Цзюнь! Один враг на севере, другой на юге, а семья Цзюнь прямо посередине Но Цзюнь Мосе и Цзюнь Вуй всё ещё улыбались, равнодушные ко всему этому; они держали головы высоко и гордо!

Гуан Донглю закрыл глаза: – Как я могу чувствовать себя спокойно... она дочь моей семьи. Но это происходит с ней, и если бы моя семья могла защитить ее, тогда я бы не пожалел никаких сил... но, поскольку моя семья не имеет возможности защитить ее, тогда жертвовать ими было бы бесполезно!

– Бред какой-то! Вы даже не пытаетесь приложить усилия, так как вы знаете, что у вас нет возможности?! Вы просто жертвуете счастьем своей дочери; вы всё ещё смеете называть себя мужчиной? Вы трус! – ответил яростно Цзюнь Мосе. – Вы просто боитесь сил своего врага. Ваша дочь не так сильна, как сила вашей семьи, но вы используете её, как щит. Вы просто используете её в качестве предлога, чтобы скрыть свою трусость!

Выражение лица Гуан Донглю стало ещё спокойнее: – Если я должен пожертвовать одним человеком ради всей семьи, то я считаю, что это достойная цена. Если бы я мог пожертвовать жизнью ради спасения своей семьи... я с нетерпением жду этого дня. Но если Ли Юэ Тянь приложит все усилия, чтобы забрать мою дочь, и я поставлю на кон судьбу всей моей семьи для её защиты... и проиграю, тогда где рациональность в этом? Я могу выбрать защиту своей семьи и дружбу между нашими двумя семьями. И поэтому, ради этой дружбы и безопасности семьи Цзюнь, я прошу вас держаться подальше!

Следует признать, что Гуан Донглю очень хорошо понимал свои ограничения, даже несмотря на то, что он был лидером семьи Гуан и имел тысячи людей под его командованием. И даже когда он столкнулся с этой трудной ситуацией, он всё ещё не хотел отказываться от своей дружбы с семьей Цзюнь, что тоже достойно восхищения. Однако, несмотря на то, что его действия достойны похвалы, но похвала всё равно не оправдалась в контексте этой ситуации!

– Лидер семьи Гуан говорит о судьбе своей дочери; о судьбе моей сестры! Но теперь она принадлежит семье Цзюнь; она больше не является дочерью семьи Гуан! Живая, она принадлежит к семье Цзюнь; когда она будет мертва – даже её призрак будет принадлежать семье Цзюнь! Она – замужняя женщина и больше не имеет никаких отношений с вашей семьей! Вы не имеете права решать её судьбу! – голос Мосе прогрохотал на весь зал.

Он мрачно улыбнулся, откровенно презирая старика: – Что касается ВАШЕЙ семьи... В чём смысл такой бесполезной семьи, которая не может защитить даже своих собственных женщин? Вы должны просто приложить нож к горлу и сделать то, чего заслуживаете!

Гуан Куинхан рано или поздно разыщет усадьба Сюэ Хун, и, если их требования не будут удовлетворены, они неизбежно уничтожат семьи Цзюнь и Гуан! Никто никогда не осмелится идти против команды поместья Сюэ Хун. Поэтому трудность выбора и беспомощность Гуан Донглю были более чем понятными!

Много мужчин сделали бы такой же выбор в этой ситуации, поскольку отношения между женщинами и их родителями были такими же в той эпохе. Если бы две семьи могли выжить за счет счастья одной женщины, то большинство людей в этом мире выбрали бы то же, что и Гуан Донглю. Или, по крайней мере, не противоречили бы его выбору.

В конце концов, она была просто женщиной! Не важно, была ли она его дочерью...

Тем не менее, Цзюнь Мосе никогда не мог позволить себе жить с таким позором!

"Если мужчины моей семьи не могут даже защитить женщину, то в чем смысл таких людей? В чем смысл такого унизительного существования?" Для Цзюнь Мосе это не вопрос репутации или невинности Куинхан, или даже выживания. Это был вопрос его принципов жизни!

Возможно, это решение было глупым, и, возможно, это решение в конечном итоге приведёт к уничтожению семьи Гуан и Цзюнь, но для Цзюнь Мосе... в этом вопросе для него не было места компромиссам!

Даже если это решение стоило жизни десятку миллионов людей Империи, Цзюнь Мосе всё равно не изменил бы его решения!

Жизнь или смерть? В чём смысл этого?

Мы все дышим, чтобы кто-то мог зажечь палочки благовоний в нашу память!

Если я обменяю невинную девушку на моё выживание – тогда я тоже могу быть мёртв. Является ли она невинной или нет, это будет серьёзный позор!

А настоящие мужчины не выносят стыда!

И теперь это всё происходило перед Цзюнь Мосе!

Даже если бы это не происходило перед ним, и Цзюнь Мосе просто узнал, что такое произошло где-то, тогда он, вероятно, намеревался бы наказать тех, кто так издевался над женщиной из менее влиятельной семьи, заставив её вступить в брак с их сыном, но только после того, как он сначала уничтожил бы семью, которая отправила свою дочь замуж в таких обстоятельствах!

Такие люди не достойны жить в этом мире! В чем смысл жизни, если потеряна честь? "Ты не ценишь достоинство чужой жизни? Тогда я должен сначала уничтожить твою!"

Идеология Мосе, несомненно, была очень странной для некоторых и явно отличалась от остальной части мира, поэтому было очень трудно получить одобрение от большинства людей, таких как...

– Третий Господин Цзюнь! Вы принесёте беду семье Цзюнь! Вы не подумали о том, насколько сильно это импульсивное решение ударит по вашей семье? А семья Цзюнь – это ваша собственная семья! – Гуан Донглю решительно высказался в гневе.

– Я – единственный наследник семьи Цзюнь! Будущее семьи Цзюнь в моих руках. И если уничтожение семьи Цзюнь от моей руки неотвратимо – то я не против позволить этому произойти немного раньше. Моё решение – это решение семьи Цзюнь! – Цзюнь Мосе резко взглянул на Гуан Донглю. – Мастер семьи Гуан, семья Цзюнь не согласна! Ваша семья не имеет никаких прав или отношений с Куинхан, поэтому вы можете остаться в стороне или идти на все четыре стороны!

Если сила семьи Цзюнь не может защитить одну-единственную девушку, то, прежде чем моя семья будет уничтожена, я лично убью её! Смерть намного лучше, чем существование в таком позоре!

Сухие и упрямые слова Мосе внезапно вызвали бурю эмоций в сердце Куинхан.

Он был готов позволить тысячам и тысячам умереть за одного человека! Ничто из этого не имело для него значения! А она просто не хотела видеть всю картину, целиком!

Она принадлежала семье Цзюнь и в её жизни, а затем и в её смерти; независимо от обстоятельств, она всегда принадлежала семье Цзюнь!

Это было настолько в природе Цзюня Мосе, будь то в этой жизни или в предыдущей, он бы сделал то же самое! Даже если бы этот вопрос не касался Куинхан, он бы всё равно сделал то же самое! Даже если бы он не знал эту женщину, он бы всё равно сделал то же самое!

Слезы потекли из глаз Куинхан.

Она уже впала в отчаяние! Поместье Сюэ Хун была одной из самых сильных фракций в этом мире, даже самые талантливые и сильные личности или фракции не смели противостоять их командам! Если бы Гуан Донглю настаивал на этом, даже Цзюнь Вуй не смог бы остановить это. В конце концов, Куинхан была дочерью семьи Гуан, и как только помолвка была расторгнута, семья Цзюнь не имела бы власти над её жизнью!

Куинхан уже решила принести себя в жертву ради своей семьи и готова была совершить самоубийство после того, как доберётся до поместья Сюэ Хун!

Но она не ожидала, что Цзюнь Мосе фактически решит встать на её место в этот момент! Она всегда смотрела на своего шурина, как на идиота, и на самом деле плохо обращалась с ним в течение последних нескольких месяцев... Она даже не думала, что её наглый шурин действительно сможет сказать что-то подобное!

Он даже готов принять вину за уничтожение двух наших семей... даже перед лицом этой трагической судьбы! Он даже готов рискнуть собственной жизнью и жизнью всей своей семьи!

Для Куинхан было ясно, что он был готов пожертвовать всем, прежде чем склониться перед волей любого врага!

Куинхан едва не взорвалась в этот момент! Даже её собственная семья и её собственный отец оставили её в этот момент нужды и темноты, но этот человек поднялся и решил рискнуть всем для неё!

Средний рост Цзюнь Мосе, его худые плечи внезапно стали для неё самой надёжной опорой в этом мире! Он стал единственной защитой от ливня и вихря; единственное, за что она могла бы держаться!

[Какие дифирамбы, ей-богу... Было бы эпично, если бы ему прямо сейчас прилетела в голову стрела от поместья... п.п.]

Она была очень тронута, когда брат решил дело с Юэр, но в этот момент ей внезапно показалось... что это был не Цзюнь Мосе. В конце концов, Гуан Куинью прибыл в город Тянсян, чтобы убедить семью Цзюнь разорвать помолвку и позволить ей вступить в повторный брак. Тем не менее, Цзюнь Мосе даже не колебался в выборе защиты её вопреки всем требованиям!

Один человек был готов предать доверие своей сестры ради собственного выживания и был готов лишить её жизни, оставив без какой-либо цели. А сам этот человек игнорировал свои собственные принципы ради продажной женщины! В то время как другой яростно встал, чтобы защитить её перед лицом крайней трудности!

Было даже не правильно говорить их имена на одном дыхании, и внезапно они стали похожи на противоположности в её глазах... Как небо и земля; не было абсолютно никакого сравнения!

Лицо Гуан Куинхан покраснело от смущения, поскольку эта мысль перешла ей в голову, из-за вины за свои действия в его адрес в прошлом: "может быть, раньше... он не был... а это настоящий «он»? Он просто притворялся кем-то ещё всё это время... но почему?

В противном случае, почему он так эмоционально действует сегодня? У него даже не было признака колебаний! Он готов рисковать всем и бороться со всем миром ради меня?!

Боже, почему я не увидел в нём добро?"

Момент страха, момент отчаяния, момент волнения и момент эмоций... Куинхан стояла на своём месте с пустым выражением на лице, в о время как буйная буря продолжала кружиться в её сердце.

Она совершенно не подозревала, что Цзюнь Мосе делал это не ради неё, а ради собственных принципов! Цзюнь Мосе никогда не изменит свои принципы; он никогда не позволит никому вредить его гордости!

Он с готовностью и безумно пошёл бы на войну со всем миром, чем влачил бы неблагородное существование!

В сознании убийцы Се жизнь и смерть были не чем иным, как просто фантазией; иллюзией... ничем большим. Но принципы и гордость были факторами бессмертия!

И он никогда не будет изменять их!

Слова Цзюня Мосе и жестокое отношение напугали Гуан Донглю на мгновение, но затем он сразу подумал о последнем десятилетии существования семьи Цзюнь и не мог не почувствовать беспокойства. Поэтому он посмотрел на Цзюнь Вуй: – Брат Цзюнь, Юный Господин Цзюнь по-прежнему наивен и говорит из гордости, но, возможно, он не думал о последствиях таких действий под влиянием его молодости. Семья Цзюнь гораздо более мощная, чем моя, но, по сравнению с поместьем Сюэ Хун...

Цзюнь Вуй слабо улыбнулся и ответил: – Мосе прав; Куинхан – невестка моей семьи. Будучи главой семьи Цзюнь, я согласен с ним. Решение Мосе – решение семьи Цзюнь! Мы не даём вам разрыва помолвки!

Хотя Цзюнь Вуй сидел в своём инвалидном кресле, но силы и решимости в его голосе в сочетании с силой его широких плеч было достаточно, чтобы заставить небеса трястись!

Цзюнь Мосе мог произнести свои слова под влиянием его юной силы, но Цзюнь Вуй, будучи ветераном множества боёв, хорошо знал о войне, которая развернётся против Сюэ Хун.

Гуан Донглю долго смотрел на него. Внезапно из глубины его сердца возникло глубокое чувство вины! Он отказался от своей дочери; однако молодые и старые из семьи Цзюнь поднялись, чтобы встать на её защиту без колебаний!

Он не знал о соперничестве между семьёй Цзюнь и Городом Серебряного Шторма; он не знал, что эти две фракции были смертельными врагами! И теперь, эти люди даже были готовы встретиться с Сюэ Хун ради Куинхан!

Две самые мощные силы континента стояли против одинокой семьи Цзюнь! Один враг на севере, другой на юге, а семья Цзюнь прямо посередине

Но Цзюнь Мосе и Цзюнь Вуй всё ещё улыбались, равнодушные ко всему этому; они держали головы высоко и гордо!

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава