X
X
Глава - 312: Светские науки (искусства)
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
«220 000 Камней Души!» - Янь Ян продолжил повышать цену. «230 000 Камней Души!» - спокойным голосом назначил свою цену Гу Бай. Толпа замерла от удивления, сколько же денег у этого Гу Бая? Самые высокие чины Секты Божественных Перьев за несколько лет могут накопить только чуть больше 100 000 Камней Души, он что, клад откопал что ли? Говорят, Гу Бай – простой потомок клана Гу. Так откуда же у него такие финансы? Видимо повышать цены – это его призвание. Помолчав мгновение, Янь Ян сказал: «Я выхожу из торгов и уступаю этот свиток Далёких гор и рек Брату Гу!», - хотя он и сожалел об этом, но довольно быстро успокоился. Все были шокированы, неужели даже Янь Ян не конкурент Гу Баю и бросил торги? Они все невольно пялились на Гу Бая. Его финансовые возможности просто ошеломительные! «Огромное спасибо Брату Янь!», - с лёгким смешком сказал Гу Бай. В шутку сложив руки в знак почтения. После продажи этого свитка выставляли много других вещей немалой стоимости, по подсчётам Не Ли, после продажи 20 Духов Демона Драконьей родословной с Великолепным темпом роста и покупки картины, 30 бутылок Эликсира Божественного звука, Камней Сущности и прочих вещей, у него осталось ещё примерно 130 000 Камней Души. Плюс у него в пространственном кольце ещё 100 000, итого 230 000 Камней. Вот уж действительно продажа Духов Демона Драконьей родословной с Великолепным темпом роста оказалось довольно прибыльным делом! Но на этом аукционе лоты относительно дешёвые. Обычно, при продаже Духов Демона Драконьей родословной с Великолепным темпом роста трудно найти подходящих покупателей. Аукцион продолжался. Было продано немало предметов, но среди них не было особо привлекательных, и Не Ли не участвовал в торгах. Незаметно взяв свиток Далёких гор и рек, Не Ли был взволнован. После возвращения ему надо придумать, как активировать его! Тот ли это свиток, который упоминался в заметках Книги Духов Демонов Времени, с неограниченными способами использования. Даже тот Боевой Предок высокого уровня не смог его активировать… Интересно, сможет ли он сам сделать это. Хотя и нет никаких гарантий, но опираясь на свой опыт в понимании резных узоров и начертаний, все же есть большая вероятность успеха. Любой результат окупит затраты. После продажи множества товаров, эта часть аукциона, наконец, подходила к концу. В зале время от времени раздавались громкий смех и разговоры. Глядя перед собой, Цинь Юэ сказала с улыбкой: «Наши драгоценные лоты уже закончились, продолжим. Следующая часть собрания – обсуждение. Интересно, главная тема это – цинь (муз. инструм.), шахматы (Го), каллиграфия, живопись (четыре занятия учёного). Все высказанные мнения и концепции соедините в этих светских науках, покажите остальным». Перед ней подручные уже выносили гучжэн (др. муз. инстр.), шахматные доски и другие принадлежности. Вплоть до кистей, бумаги, чернил и чернильницы. Сидящие в боковом ряду, послушники трёх главных Божественных Сект, увидев эти вещи, были взволнованы. Ведь готовится нечто интересное. Неужели удастся увидеть иероглифы, написанными такими людьми, как Янь Ян, Мин Юэ У Шуан и другими. Или же послушать их музыку, прочувствовать основную идею. А возможно, им даже удастся усовершенствовать свою боевую технику! Цинь Юэ подошла к гучжэн и улыбнулась: «Так как я открываю эту часть собрания, позвольте представить на Ваш суд мои скромные таланты. Дорогие зрители, не откажите в любезности выразить своё мнение!». Услышав, что Цинь Юэ вызвалась первой блеснуть талантами, многие послушники начали подбадривать её громкими криками. Сидя возле гучжэн, Цинь Юэ приняла изящную позу. Прекрасные руки были вытянуты, а тонкие бледные пальцы мягко двигались. Мягко и тихо звучала музыка, словно тонкий отголосок неба. Словно капли дождя, падающие на банановый лист. Далёкий, призрачный звук, тихо звучащий возле уха. Эта музыка содержала в себе печаль и была и скорбна и прекрасна. Внезапно тон изменился, словно брызнул из серебряного кувшина, хотя звучал быстро, но не портил звук, а плыл спокойно и сдержанно. Под звучание этой прекрасной музыки все затихли, море душевной энергии пришло в движение, словно взволнованное музыкой. Под звуки гучжэн словно открылся рай земной, согреваемый тёплыми лучами. За столиком Не Ли, Шэ Хань, словно опьянев от музыки, тихонько постукивал в такт, затем внезапно выкрикнул: «Эта игра, этот звук, словно заоблачная музыка, приносит людям блаженство и наслаждение! А мысль в ней оставляет бесконечное послевкусие!». Когда музыка закончилась, зрители громко воздали должное исполнителю. «Сестрёнка Цинь Юэ, эта музыка словно звуки воды, словно след воспоминания, очень необычна!». «Эта музыка Сестры Цинь Юэ, такая прекрасная запоминающаяся мелодия, оставила у всех неизгладимое впечатление!». Повсюду звучали хвалебные выкрики, но Лун Тянь Мин, Мин Юэ У Шуан, Янь Ян и прочие, остались равнодушны, лишь молча улыбались. В конце концов, по их мнению, её понимание учения остановилось на начальном уровне и явно не дотягивало до их уровня. Послушав музыку, Не Ли незаметно улыбнулся. Чувственная музыка Цинь Юэ на много, на много уступает неописуемой музыке наставника. Хоть Не Ли не очень хорошо играл, но экспертные навыки были на высоте. Цинь Юэ встала и слегка поклонилась: «Цинь Юэ выставила свои скромные таланты на всеобщее обозрение, чтобы повеселить всех. Начало положено. Прошу следующего продолжить!». Услышав её слова, многие покраснели, если они выйдут после такого её выступления, то точно опозорятся, на этом этапе должны выступать только настоящие таланты. В этот момент Шэ Хань посмотрел на Сяо Нин, затем поднялся и вышел вперёд, глядя перед собой: «Если уж Цинь Юэ выступила, то я тоже хочу показать себя». Гу Бай поджал губы, оставаясь безучастным, словно не ожидая от Шэ Ханя ничего особенного. «Просим Брата Шэ Хань!», - сказала Цинь Юэ с вежливой улыбкой: «Какой вид искусства выбираете?». «Каллиграфия!», - улыбнулся Шэ Хань. «Ну, тогда я разотру Брату тушь!», - со смехом сказала Цинь Юэ и, подойдя к столику, начала растирать тушь. «Дело идёт на лад, когда рядом такая красавица. Почту за честь!», - рассмеялся Шэ Хань, взяв со стола кисть, он обмакнул её в чернила, пристально глядя на белый лист бумаги. Затем, слегка замерев, начал писать быстро и свободно. Мгновение спустя, из крепких и мощных черт на листе появился иероглиф 情 (чувство). Каждая составляющая этого иероглифа была выписана очень искусно. У Цинь Юэ заблестели глаза, она взяла иероглиф в руки, чтобы показать его остальным, громко хваля его. «Братец Шэ Хань так хорошо понимает чувства, на много глубже, чем Цинь Юэ.» «Братец Шэ Хань хорош в каллиграфии!». Многие молодые девицы из Секты Божественного Звука невольно поглядывали исподтишка, их глаза блестели, понимание этого иероглифа оставило глубокое впечатление в их сердцах, но мысль об этом заставила многих залиться краской. Шэ Хань, не обращая внимания на толпу, бросал едва заметные взгляды на Сяо Нин. Не Ли прошептал Сяо Нин: «Нин, кажется Шэ Хань на тебя запал!» «Не Ли, ты насмехаешься надо мной!», - Сяо Нин опустила голову от смущения. Увидев такую реакцию, Не Ли рассмеялся: «Этот Шэ Хань вышел, чтоб показать себя, видимо ждёт, чтоб я тоже поднялся и блеснул талантами, неужто он думает, что я слабее!». Ли Син Юнь с удивлением взглянул на Не Ли, тот говорил с таким самоуверенным тоном, неизвестно что можно от него ожидать, что он может показать? Он все же только достиг Сферы Небесной Судьбы, неужели разбирается лучше Шэ Ханя? Сяо Нин только тихо улыбалась Не Ли и даже не смотрела в эту сторону, так что Шэ Хань немного расстроился, спустился со сцены и сел на своё место. Зрители, оценив иероглиф Шэ Ханя, потихоньку успокоились. «Все послушники здесь бесспорно признают величие Брата Янь Ян, Сестрицы Мин Юэ, а также Брата Лун. Этих трёх людей, просим выйти на сцену и преподать нам урок!» - неизвестно кто выкрикнул эту фразу. Толпа снова и снова повторяла этим словам. Янь Ян, Мин Юэ и Лун Тянь Мин, эти трое достигли удивительного уровня понимания. Если бы они только показали себя, остальные, несомненно, получили немалую пользу. Лун Тянь Мин посмотрел на Янь Ян и Мин Юэ У Шуан, улыбнулся и сказал: «Из нас троих я самый слабый, так что сначала выступлю я. А затем прошу и вас продолжить!». Услышав слова Лун Тянь Мина, толпа невольно прониклась к нему симпатией. Все трое были выдающимися людьми из своего поколения, между ними неизбежно возникнет конкуренция, к тому же вряд ли стоит ожидать доброжелательных отношений, а он сам объявил себя самым слабым, не каждый сможет так поступить. Не Ли посмотрел вдаль на Лун Тянь Мина и презрительно усмехнулся, как и ожидалось, этот тип хороший манипулятор. Всем троим, придётся выступать. Послушников трёх крупных Сект волей неволей будут сравнивать кто сильнее. И его слова пришлись как нельзя, кстати, к устному восприятию. То, что Лун Тянь Мин сначала признал себя слабейшим, заставит остальных почувствовать, что он и вправду уступает остальным двоим, так что и проиграть не зазорно. Но если он выиграет, то это наоборот укрепит его позиции. Глядя в спину Лун Тянь Мина, Янь Ян пренебрежительно поджал губы. Он не мог не принимать во внимание мнение Лун Тянь Мин, но он вообще не хотел участвовать в этой игре. Что касается Мин Юэ У Шуан, то она по-прежнему сидела с беззаботным видом. Исход этого состязания не имел для неё никакого значения. Под взгляды толпы Лун Тянь Мин прошёл вперёд.
Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Сообщить об ошибке
<<<