X
X
Глава - 17:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
- Я не такой, как этот Тхэсун, - подумал Санин про себя. Тхэсун встретил свою жестокую судьбу, потому что он был настроен враждебно к Хансу из-за своего тупого эго. Но он не планировал становиться врагом Хансу. – Определенно… Не хочу враждовать с ним. 
Санин сглотнул, подумав о том, как Хансу всю ночь разбирался с Тхэсуном и бандитами. Вместо этого, он хотел иметь тесные отношения с Хансу. И почему бы он стал врагом такому полезному и могущественному другу?
- Я сильно вырос. Как считаешь?
 
Санин был очень доволен своей репутацией. Абсолютно другая ситуация была, когда он был сбит с ног, будучи не способным сказать что-либо под гнётом Тхесуна. Его друзья, которые раньше смотрели на Тхесуна, теперь смотрели на него, и каждый собравшийся здесь, даже тот, кто был старше него, сосредоточились на нем. И даже Сонми, по которой он сходил с ума все это время, смотрела на него с загадочным выражением лица. Он не пытался показать это в своих мыслях, но он чувствовал все взгляды на себе. 
- Этот мир становится все лучше и лучше. 
 
Пока у тебя есть сила, ты можешь стоять в центре этого мира. Как главный герой фэнтезийного мира. 
- Хансу, с твоей силой ты, возможно, мог позволить такой как Михи идти возле себя. – Есть, наверное, в этом мире и знаменитости. Если станешь сильнее, то сможешь получить женщин гораздо красивее Михи. Если бы Хансу был с ним, это стало бы проще. Санин озабоченно взглянул на Хансу. В его мыслях, это предположение было идеальным. И если бы все шло согласно его плану, то Хансу, возможно, согласился бы, потому что Хансу, которого он знал, был человеком, который хотел видеть результат, не отвлекаясь на симпатии и эмоции. 
 
Выслушав, Хансу сказал после короткого раздумья:
- Я могу выдвинуть предположение? Если вы последуете моему предположению, вы, парни, все сможете выжить, никого не принося в жертву. 
- Что ты сказал?
После слов Хансу, звучавших как полная надежды стратегия выбора, лицо каждого опустело. Но один человек заорал в спешке: «Ты пытаешься сказать, чтобы мы объединили свои силы для борьбы с этой штукой? Это уж слишком!» - после этих слов каждый кивнул. Эта тварь была уязвима перед их мечами, поскольку в начале ролика 70 человек немного теснили его. Но проблема была после – эта штука лечилась, по мере того как она съедала все больше и больше людей. Даже если будешь ее оттеснять числом, монстр не устанет, пока не перестанет сжирать людей одного за другим. 
 
Хансу только всплеснул руками:
- А кто-то говорил вам драться? Парни, вы будете только мешаться. 
- …Проклятье! А что ты тогда хочешь делать?! Попытаешься драться с этой хренью в одиночку? – как только кто-то из толпы это возмущённо крикнул, Хансу кивнул.
- Именно. 
Все были в шоке от сказанного. 
- Ты точно стал достаточно сильным, чтобы сражаться против этого? 
Санин сжал зубы. У него не было уверенности насчёт боя с этим монстром, даже если все объединят свои силы. Но этот парень говорил, что уделает эту штуку в одиночку. 
(про себя) - Черт… Черт…
 
Хотя его комплекс неполноценности, спрятанный за недавним подъёмом уверенности, начал расти, Хансу продолжил:
- Я буду драться, но на данный момент это будет сложно. – В то время как все были разочарованы в словах Хансу, Санин действительно чувствовал себя лучше.
(про себя) - Угу. Даже если бы это был ты, это было бы уже слишком. 
Если бы Хансу должен был попросить его о помощи, тогда бы у него были намерения помочь. Конечно же, не за бесплатно. Санин радостно сказал: «Тогда, говоришь, нам следует сражаться небольшой группой, состоящей из элиты?» И затем Хансу сказал, хотя и делал вид, будто спрашивал, что он имел в виду.
- Я сказал, что вы будете только мешаться. 
 
Это могло отличаться от нормальной ситуации, но противник был не из простых. Они все станут лекарством для этого монстра. 
*Хруст*
Санин стиснул свои зубы. По существу, он был недостаточно квалифицирован для этой охоты. 
(про себя) - Да, возможно, мне все еще не хватает навыков, - потому что он начал лишь недавно. Но так как он работал усердно, он мог бы быстро наверстать упущенное. 
 
Санин успокоил свой гнев и спросил снова:
- Тогда как ты попытаешься это сделать? 
Хансу ответил:
- Просто. Если мои сила и выносливость вырастут на 30, в таком случае я могу драться с ним один на один. 
30 силы и выносливости. Сейчас это было несколько нагло, но если он поднимет свои силу и выносливость на 30 и использует облачную закуску, он мог бы драться с этим монстром один на один. 
Сила и выносливость в районе 100, ловкость и восприятие – около 50. Это был минимум, установленный Хансу. Если бы сила была ниже, тогда очень сложно было бы пробить броню, а при недостатке выносливости невозможно будет продержаться, пока эта тварь не умрет. Также, ваших ловкости и восприятия должно хватать, чтобы предугадывать атаки и уклоняться от них. 
 
Поскольку эта оценка – следствие огромного боевого опыта, она не была ошибочной. Учитывались и статы от облачной закуски. Если бы это был кто-нибудь другой, этого даже близко бы не хватило, но с ним это становилось возможным. И были люди, кто действительно сделал это. 
(про себя) - Кванг Гунджу. – В реальности, единственным человеком, кто об этом узнал, был Кванг Гунджу. И он не знал бы об этом спрятанном фрагменте, если бы Кванг Гунджу, подразнивая, не рассказал бы ему. 
(про себя) – Это была хорошая черта Кванга Гунджу, как раз полезная для таких ситуаций. 
Ну даже этот Кванг Гунджу едва побил это, причем он сам стал полутрупом. Этот алтарь был здесь не для того, чтобы люди убили пришельца, а для того, чтобы они преподносили алтарю жертв. 
 
Вот почему это был спрятанный фрагмент. Ни у кого не было и мысли об убийстве, и это была причина тому, что фрагмент был спрятан. Даже если ему потребуется потратить около 2-3 дней, чтобы достигнуть цели. Но чтобы купить эти 2-3 дня, нужно принести в жертву 10-15 человек. Но если бы каждый собрал руны и помог бы ему заполнить нехватку рун, у него была бы решимость прыгнуть в алтарь, где находилось это глупо выглядящее чудовище. 
- Итак, у меня есть предложение. Если вы, ребята, сможете передать все свои статы мне, у меня появится возможность убить эту штуковину. 
(про себя) - И если я это сделаю, требования для получения второго скрытого фрагмента будут выполнены. 
 
Пока Хансу думал, кто-то спросил:
- 15 человек, которых выберут для принесения в жертву, отдадут тебе эти руны? Это 60 рун?
Хансу покачал головой в ответ.
- Как хотите. Мне без разницы, кто их даст. Я пойду на алтарь, как только необходимое количество будет набрано. После этих слов все нахмурились. Прошло всего лишь 4 дня с тех пор, как они попали сюда. Каждый ощущал пользу от рун, но руны, которые были нужны каждому человеку, отличались незначительно. Самые слабые фокусировались на силе и выносливости, более сильные хотели повысить ловкость и восприятие. И при таком странном балансе, руны можно было использовать в качестве своего рода валюты. Одну руну восприятия или ловкости можно было продать за две руны силы или выносливости. 
 
Но никто не собирал руны. Слабым нужно было использовать руны сразу же при получении для того, чтобы поднять свою выносливость хоть на самую малость. Поэтому слабейшие, кто мог бы быть выбран в качестве жертвы, не имели рун в запасе. Но более сильные имели в запасе какое-то количество очков силы, поэтому они могли собрать небольшой запас, так как они могли драться, имея при себе некоторое количество собранных рун. Но даже сильнейшие не имели больших запасов рун. Чтобы соответствовать требованиям Хансу, им пришлось бы опустошить свои запасы рун. У каждого было недовольное выражение лица. Не отдавать руны – это нехорошо, потому что если они не отдадут руны, то тогда им придётся принести в жертву 15 слабых людей. 
 
Но и отдавать руны также было плохим решением. Если бы люди, выбранные жертвами, отдали бы свои руны, было бы все хорошо, но ситуация была неясной. У тех, кто был достаточно слабым, чтобы стать жертвой, не было рун. Но и на добычу рун у этих слабаков времени также не было. Лимит был один час, и звук разрушающегося алтаря становился к этому моменту все громче и громче, что означало, что люди, которые могут запастись силой, которых не пришлось бы приносить в жертву в соответствии с предположением Санина, должны были бы вместо этого заплатить своими рунами. А затем один из этих слабых людей громко крикнул. Это был человек, которого выбрали бы первой жертвой, так как он был слабым из-за ненависти к боям. 
- Черт! Кто-нибудь, пожалуйста, соберите эти руны и отдайте их ему. Или тяните жребий!
 
С одной из сторон над его словами посмеивались:
- Что за эгоистичный дурак?
- Что ты сказал?
Человек быстро забился в угол. Но женщина не испугалась тех острых взглядов и слов. Хотя против женщины был мужчина, но от мужчины так было только название, он был ей не ровня. Она была уверена, что будет в безопасности, когда начнут выбирать, так как она усердно старалась, потому что она была женщиной, а женщинам довольно сложно начать делать что-либо в этой стезе из-за давления окружающих.
- Разве это не очевидно? Почему я должна отдавать руны из-за тебя? Когда это появилась такая большая разница, одна или две руны? И кто-то вроде тебя мог умереть в любое время, вот почему я готова довериться и одолжить ему эти руны. 
- Ууууу…
 
Мужчина не мог уступить. Причина, по которой он был слаб - это потому, что он боялся драться и прятался за спинами. 4 руны – это 40 гоблинов, у него не было уверенности, что он столько добудет. Если бы он отдавал руны, он даже не знал, сколько времени это займёт. 
- И что ты понимаешь под «бросить жребий»? Тебя могли бы бросить тут со сломанными конечностями, так что не выделывайся. 
- Черт. 
Мужчина скрипел зубами, но он мог только отступить, поскольку Подао в руках женщины выглядел устрашающе. 
 
Но отступление означало бы, что он первый кандидат на алтарь. Поэтому мужчина еще раз крикнул:
- Но тогда вы говорите, что слабейшим следует лишь умереть? Это нонсенс! Проклятье, разве вы все не выросли в демократическом обществе? – Женщина, говорившая раньше продолжила речь:
- Демократия – это хорошо. Давайте проголосуем большинством. 
- Что?
- Большинство правит. Мы будем голосовать. Между теми, кто хочет остановить это путем передачи рун и между теми, кто хочет жертв. Конечно же, это будет тайное голосование, в лучших традициях твоей любимой демократии. 
- Нууууу...
- Действуя так, многие считают, что я позволила тебе слишком многого. На самом деле, могли бы вы, ребята, что-нибудь сделать, если я сломаю ваши конечности и вытолкну отсюда пятерых из вас? – многие кивнули. Они не могли это сказать вслух из-за чувства вины, но кивки означали, что они согласны. 
 
- Ахх… - на этих словах мужчина помрачнел в лице, поскольку результат был очевиден, если они применят правило большинства. 
Порядок убывания силы невозможно было чётко проследить, но один человек мог кое о чем догадаться. Примерно 20 человек знали бы, что они слабы и пошли бы против этого факта, но оставшиеся 40 или около того согласились бы. А так как это было тайное голосование, не было бы ситуации, когда б их преследовало чувство вины. Мужчина спешно взглянул на Хансу и беспокойно вскрикнул:
- Ты! Разве ты не можешь забрать у них руны? – Хансу покачал головой. Он не воровал руны, потому что это был результат упорной работы каждого. Это было одно из правил «Великого союза». Потому что это ничем не отличалось от вымогательства у кого-то честно заработанных денег где-то в переулке только потому, что ты сильнее. 
 
- Если нет… Тогда разве вы не можете убить нескольких людей и затем собрать их руны. Если вы убьёте где-то 5-10 сильных людей, то скорее всего вы наберёте необходимое количество рун. – с этими словами Хансу кивнул.
Убийство более сильных людей давало больше рун, чем убийство более слабых. Чтобы добраться до необходимого уровня в 60, нужно было убить больше 15 слабых людей, а сильных – около 10 или еще меньше. 
- Ну… это правда. 
Тогда мужчина закричал с надеждой в голосе:
- Но тогда разве вы не можете убить этих парней, а затем побороться за руны, которые с них упадут? Лучше умереть десяти, чем пятнааа… уээээээ!
- Ублюдок!  
Одного из слушавших его людей это взбесило, и он пнул говорящего. 
 
Это определённо был один из десяти сильнейших. Он чувствовал тревогу, пока его слушал, поэтому и поспешил отреагировать. Он чётко видел, как Хансу дрался в первый день. Если бы Хансу решил сносить головы каждому, начиная с верхушки, поглотить руны, а потом взойти на алтарь, никто бы не смог его остановить. Они также стали сильными, но это не было тем, что можно сравнить лишь по количеству рун. Их уровни отличались с самого начала. Свинья, которая получила немного силы и скорости, не может драться против тигра такого же размера. А этот тигр, скорее всего, был гораздо больше и гораздо быстрее, потому что он поглотил гораздо больше рун, чем они. Если бы этот Хансу решил вопрос тупым количественным методом <Угу. Убить 10 лучше, чем убить 15>, тогда умерли бы все. 
 
Он пока слушал, потому что мнения, по-видимому, склонялись к женщине, но если бы пришлось идти этим путем, он мог бы погибнуть. А когда он посмотрел вокруг, он почувствовал, что все что-то бормотали, а затем все начали кричать: 
- Проклятье! Только кидай 15 слабейших!
- Ты говоришь нам умереть? Лучше умрут 10 сильных людей!
- Что за чушь! Не хватает только убить людей где-нибудь в середине и получить их руны! Мы собираемся тебе помочь, когда мы выберемся отсюда! Если ты убьешь людей в середине, то дело не ограничится пятнадцатью!
 
При виде всего этого хаоса, Хансу вздохнул, потому что он знал, что это может случиться. Луна. Затем алтарь. Поскольку обстановка постоянно менялась, не было времени привыкать к вещам. И так как им это было непривычно, они не могли отступить назад ни на шаг. Другое дело, если бы они знали, что за ними находится плоская равнина, но в этой ситуации, когда они не могли посмотреть назад, они могли упасть со скалы и умереть, если они отступят хотя бы на один шаг. 
(про себя) «Мне нужно немного контролировать происходящее»
Хансу, который ожидал, что все решится под его личным контролем, сказал:
- Замолчите. – после этих слов каждый вытянулся в струнку и стал смотреть на губы Хансу.
Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Сообщить об ошибке
<<<