X
X
Глава - 173:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
Е Жун даже и не предполагал, что Цзян Чэнь столь беззаботно устроит ему настолько большой сюрприз. Он немалым пожертвовал, чтобы привлечь Цзян Чэня на свою сторону, даже подарил ему четырежды выплавленное духовное оружие, тот самый Лук Да Юй. Однако, сегодня, Цзян Чэнь с процентами окупил все его вложения! Масштабы выгоды были такими, что даже пятикратно выплавленного духовного оружия было недостаточно, чтобы отплатить ему за всё это. Духовное оружие – это лишь вещь, и её можно купить за деньги. Но это чувство гордости, чувство возвышенности, когда можно смело поднять голову и воспрянуть духом, а также милость уважаемого наставника – всё это нельзя было купить ни за какие деньги. Тянь Шао и Линь Цяньли также были поражены произошедшим. Тянь Шао довольно быстро пришёл в себя, поскольку уже сталкивался с Цзян Чэнем и более-менее знал его. Он знал, что у этого парня, скорее всего, внушительное происхождение, да и он сам видел, как тот часто делал что-нибудь ошеломляющее. Но для Линь Цяньли это была первая встреча с Цзян Чэнем. И хотя он изначально был немного предубеждён на его счёт, но сейчас он увидел, как из-за одного случайного действия Цзян Чэня, все вокруг были потрясены, а местные принцы подавлены! В самом начале, Цзян Чэнь, когда дарил этот винный кувшин, сказал, что тот был олицетворением чувств их троих. Тянь Шао тогда ничего по этому поводу не сказал, но Линь Цяньли почувствовал себя униженным. Но теперь, с одним оборотом головы, все предыдущие унижения и насмешки обратились непревзойдённой гордостью. Подарок Цзян Чэня занял первое место, тем самым полностью разгромив остальных! Даже столь хладнокровный человек, как Линь Цяньли, не мог ничего с собой поделать и ощутил сильную гордость. Он сам по себе был гордым человеком и всегда стремился заполучить уважение других. Именно поэтому он был весьма упрям на своём пути боевого дао. Он лишь стремился стать важным человеком, на которого бы все остальные смотрели снизу-вверх. И сейчас он действительно чувствовал, как остальные смотрят на него, как на кого-то важного. И хотя он не сам заслужил это чувство, но ему всё равно было чертовски приятно. Даже самый отчуждённый человек жаждал всеобщего признания, уважения, и чтобы на него глядели снизу-вверх. И Линь Цянь не был исключением. Тянь Шао усмехнулся: – Младший брат Чэнь, я невольно вновь разделил с тобой всю славу. Потому я даже не собираюсь бороться с тобой за право задать вопрос дедушке. – Хе-хе, мы же братья, так к чему такая скромность? Тянь Шао тут же поспешно замахал руками: – Нет-нет-нет. Я человек военный и могу попросить у дедушки наставлений лишь в совсем узких аспектах. Но ты ещё юн и перспективен, если дедушка даст тебе совет, то тебя ждёт богатое будущее. Линь Цяньли чувствовал себя немного неловко, испытывая довольно противоречивые чувства. Он знал, что Цзян Чэнь перед всеми заявил, что этот подарок был от них троих, но он никогда не будет столь наглым и толстокожим, чтобы разделить эту славу с Цзян Чэнем. Проще говоря, они с Тянь Шао сейчас грелись в лучах чужой славы. Но даже так, Линь Цяньли испытывал сильное искушение. Хотя он и не предполагал, что у него действительно появится шанс задать наставнику вопрос, но сейчас этот шанс маячил у него перед самым носом, и он действительно хотел воспользоваться им. Сейчас он зашёл в тупик на своём пути боевого дао. Ему оставался лишь один шажок, чтобы прорваться, но он мог так никогда и не совершить его. Если же он сможет шагнуть вперёд, то высвободится из своего кокона и станет бабочкой. Поэтому он в нерешительности слегка закусил губу, но вскоре его упорство в отношении пути боевого дао, наконец, пересилило скромность, и тогда он, запинаясь, спросил: – Цзян Чэнь, могу ли я задать вопрос дедушке? – Да без проблем, – махнул рукой Цзян Чэнь, – У меня нет вопросов, которые нуждаются в немедленном ответе, так что, если хочешь, можешь использовать обе попытки. У Цзян Чэня действительно не было важных вопросов, которые бы нуждались в немедленном ответе. Цзян Чэнь обладал более чем достаточными знаниями из своей прошлой жизни. И хотя этот дедушка был опорой всего Королевства Небесного Древа, но относительно наставлений для Цзян Чэня, то это можно было расценивать лишь как глупую шутку. – Что? – Линь Цяньли подумал, что ослышался. – Младший брат Чэнь, ты… – Тянь Шао также был поражён его словами. Цзян Чэнь развёл руками: – Я же сказал, что между братьями не нужно быть такими скромными. Давайте поступим так, каждый из вас возьмёт себе по вопросу, согласны? Согласно правилам события, посвящённому вручению подарков, кто бы ни занял первое место, можно было задать лишь два вопроса. И распределение их между Тянь Шао и Линь Цяньли было самым правильным решением. – Младший брат Цзян Чэнь, тебе действительно не о чем спросить? Дедушка Е – духовный король и защитник королевства. Его развитие на пике духовной сферы. Если ты только услышишь пару слов его наставлений… – Да всё в порядке, у меня свой собственный путь, – равнодушно сказал Цзян Чэнь. Тянь Шао хотел ещё что-то сказать, но в это время, очаровательно улыбнувшись, заговорила Дань Фэй: – Внимание, сейчас на сцену выйдет дедушка. Прошу, дедушка, скажи пару слов для всех присутствующих! Тут же раздались приветственные возгласы и гулкие аплодисменты. Первый принц Е Дай, из-за сильной подавленности, с трудом сдерживая свои чувства, также присоединился к аплодисментам. Взгляд Лу Уцзи бродил вокруг, а его ненависть к Цзян Чэню лишь возросла. Цзян Чэнь в очередной раз унизил его и плюнул ему в лицо. Лу Уцзи был выставлен дураком, и даже первый принц пострадал. Ненависть! «Цзян Чэнь, я смотрю, тебе нравится быть в центре внимания. В этот раз ты серьёзно обидел первого принца. Теперь-то мы посмотрим, как ты сможешь защитить себя в столице!» – мысли Лу Уцзи были полны лютой злобы. Дедушка Е до этого не был заинтересован в этом событии, но сейчас на его лице было несколько явных намёков на улыбку. – Я стою на этой сцене каждый год. Мои глаза могут быть закрыты, но моё сердце всегда открыто. Я могу не смотреть прямо на вас, но я наблюдаю за каждым вашим движением и жестом. И каждый раз, когда объявляются результаты, кто-то ими недоволен, но я никогда не объяснял причин своего выбора. Если хотите, то вы свободно можете ставить под сомнение моё суждение или же просто не одобрять его. Мне нет до этого никакого дела. Те, кто захотят – придут и в следующем году, а насчёт тех, кто не придёт, я даже не собираюсь рассчитывать на вас, – голос уважаемого наставника был гулким и разнёсся далеко по округе. И когда он говорил, несколько намёков на величие и суровость застыли на его лице, из-за чего казалось, словно бы он не от мира сего, напоминая всем, что это был старец, который мог многое изменить в Королевстве Небесного Древа. – Но сегодня я сделаю исключение. Вы же хотите узнать, почему я выбрал Цветущее Вино Белой Росы лучшим подарком? Так вот, всё потому, что я прожил уже так много лет, столько бесконечных ночей, и за это время я повидал множество ценнейших вещей и даже успел позабыть о большинстве из них. Однако, то, что по-настоящему ценно, никто не сможет забыть до конца своих дней. Этим отличным вещам предназначено пустить корни в ваших умах и оставить после себя незабываемый след. И это Цветущее Вино Белой Росы – одно из тех немногих отличных вещей, которые оставили глубокий след в моей душе. – Пусть я и не могу подобрать слов, чтобы описать, насколько оно хорошо, но чтобы вы примерно поняли, насколько оно ценно, я приведу пример. Так вот, боюсь, что даже у главы Секты Дивного Древа может не быть возможности испить это вино, даже если он того сильно захочет. Не нужно было никаких слов или приукрашиваний, чтобы объяснить, насколько замечательно это вино. Самый простой способ донести это до присутствующих – сказать, что даже глава Секты Дивного Древа, если сильно захочет это вино, может быть не в состоянии раздобыть его. Такое объяснение было самым эффективным, ставившим окончательную точку в этом вопросе! После слов наставника, все присутствующие благоговейно замолчали. И сейчас их всех одолевали неописуемые чувства. Насколько высокое положение занимал уважаемый наставник? Разве он станет им врать? Тем более, стоит ли врать ради этого вина? Конечно же нет! Таким образом, получается, что это Цветущее Вино Белой Росы действительно настолько ценно? И спустя миг, все взгляды, направленные на Е Жуна, стали довольно сложными. Все эти люди, кто-то более, кто-то менее, изначально подумали, что этот винный кувшин был слишком… Оригинальным, и сильным оскорблением для их глаз. Но теперь, после этих слов, их точка зрения резко изменилось, развернувшись на сто восемьдесят градусов. «Где Принц Е Жун откопал этого юношу? Откуда у него при себе такое отличное вино? Неужели четвёртый принц вложил всю свою душу, чтобы заранее подготовить этот подарок уважаемому наставнику?» «Оказалось, что этот Е Жун не так-то прост. Он каждым своим шагом расставлял ловушки, позволяя первому принцу захватить наживку, а затем, как бы случайно предложил вино. Это точно заранее разработанный план. И похоже, что первый принц прямиком угодил в западню Е Жуна.» «Подумать только, что принц Е Жун столь дальновиден и находчив! Он даже специально нашёл такой кувшин, над которым бы все посмеялись, в том числе и первый принц. И тогда он дал жёсткий отпор! Такой способ нанести урон репутации действительно безжалостен, но в то же время чертовски сладок. Да вы только взгляните на первого принца, ведь он перед всеми выставил себя полным посмешищем.» «Похоже, отныне нам не следует недооценивать этого принца Е Жуна. Я всегда думал, что он кроткий и тихий человек. Но кто бы мог подумать, что за таким скромным поведением скрываются столь огромные амбиции? Всё же книгу нельзя судить по обложке.» Бедный принц Е Жун. Эта неожиданная развязка помогла ему оставить глубокое впечатление в глазах окружающих. Теперь все думали, что он целенаправленно заманил первого принца в ловушку и воспользовался этим планом, чтобы нанести сильный удар по репутации первого принца. Тем не менее, очевидно, что Е Жуна это совсем не волновало. Чем больше остальные думали об этом, тем счастливее он был. Чем больше другие уважали и опасались его, тем выше поднималось его положение, как принца. И хотя с виду не было видно, что рот первого принца наполняла горечь, но внутри он был мрачнее тучи. Он тоже считал, что это была ловушка Е Жуна, в которою тот постепенно заманил его. «Е Жун, скотина, кто бы мог подумать, что он на самом деле замыслил столь коварный план. Похоже, мне больше не следует сидеть сложа руки. Я всегда думал, что второй младший был моим главным соперником, но теперь, похоже, я не могу ослабить защиту перед Е Жуном.» – раз Е Дай ощутил сильное давление от Е Жуна, то на следующем этапе своего плана он будет давить на Е Жуна с удвоенной силой. Уважаемый наставник захотел озвучить причину своего выбора довольно спонтанно. А что же до того, поняли его гости или же нет, ему было всё равно. Дань Фэй слабо улыбнулась, сказав: – Ну что ж, теперь-то, думаю, все ваши сомнения на этот счёт полностью развеяны. Дедушка прожил столь долгую жизнь, что порой кажется, что он относится ко всему весьма пренебрежительно. И я уверена, что не может быть никаких сомнений в вещах, которые способны произвести столь сильное впечатление на его душу. Это Цветущее Вино Белой Росы действительно отличное вино и потому заслуживает занять почётное первое место среди подарков. Её ладонь, которая была столь гибка, словно не имела костей, слегка пронеслась перед лицом, пряча прядь волос за ухо, после чего Дань Фэй слабо улыбнулась, произнеся: – Ну да ладно. А теперь я попрошу владельцев победивших подарков пройти сюда и задать свои вопросы. У занявших второе и третьи места по одному вопросу, а у владельца подарка, занявшего первое – два вопроса. – Е Дай, ты первый. Е Дай с большим усилием успокоил свои разбушевавшиеся чувства. И хотя он был совершенно подавлен тем фактом, что занял лишь третье место, но он не смел демонстрировать своё недовольство. Он надел на лицо скромную улыбку и произнёс: – Учитель, у вашего ученика Е Дая есть к вам один вопрос, касающийся союза шестнадцати королевств. Как вы думаете, как будет лучше? Чтобы королевства были разрознены или же объединены в одно целое? Вопрос Е Дая был довольно хитроумным, показывая широту его амбиций. Ведь сам по себе вопрос о разделении и слиянии шестнадцати королевств был очень важен. Е Дай как-то узнал, что уважаемый наставник в юности был ярым сторонником войн. Он всегда выступал за расширение Королевства Небесного Древа, поглощение небольших соседних королевств и покорение всех шестнадцати королевств, чтобы объединить их в одно целое и создать великую династию. Поэтому, можно сказать, что его вопрос шёл навстречу желанию уважаемого наставника. Е Дай целенаправленно пытался заполучить расположение уважаемого наставника, думая, что этим вопросом вызовет у дедушки симпатию за счёт их похожести. Дедушка же слегка улыбнулся и многозначительно посмотрел на Е Дая, сказав: – Мировые тенденции таковы, что страны, которые слишком долго разделены, неизбежно объединятся, а одно большое государство, которое слишком долго едино, неизбежно расколется. Раскол и объединение подчиняются общим тенденциям. Когда выполнятся все условия, то королевства объединятся, а если подходящие условия ещё не выполнены, то лучше им быть порознь, чем вместе. Я посвятил этому вопросу первую половину своей жизни. И взглянув на текущее положение, нужно не только стимулировать общую тенденцию, но также необходимо своевременное появление амбициозного и внушительного человека, который должен решить, какой путь вперёд правилен: оставаться разделёнными или же объединиться. Эти два условия неотделимы друг от друга. Без выполнения обоих условий, любые разговоры об объединении шестнадцати королевств – лишь пустая болтовня.

Е Жун даже и не предполагал, что Цзян Чэнь столь беззаботно устроит ему настолько большой сюрприз.

Он немалым пожертвовал, чтобы привлечь Цзян Чэня на свою сторону, даже подарил ему четырежды выплавленное духовное оружие, тот самый Лук Да Юй.

Однако, сегодня, Цзян Чэнь с процентами окупил все его вложения! Масштабы выгоды были такими, что даже пятикратно выплавленного духовного оружия было недостаточно, чтобы отплатить ему за всё это.

Духовное оружие – это лишь вещь, и её можно купить за деньги.

Но это чувство гордости, чувство возвышенности, когда можно смело поднять голову и воспрянуть духом, а также милость уважаемого наставника – всё это нельзя было купить ни за какие деньги.

Тянь Шао и Линь Цяньли также были поражены произошедшим.

Тянь Шао довольно быстро пришёл в себя, поскольку уже сталкивался с Цзян Чэнем и более-менее знал его. Он знал, что у этого парня, скорее всего, внушительное происхождение, да и он сам видел, как тот часто делал что-нибудь ошеломляющее.

Но для Линь Цяньли это была первая встреча с Цзян Чэнем. И хотя он изначально был немного предубеждён на его счёт, но сейчас он увидел, как из-за одного случайного действия Цзян Чэня, все вокруг были потрясены, а местные принцы подавлены!

В самом начале, Цзян Чэнь, когда дарил этот винный кувшин, сказал, что тот был олицетворением чувств их троих. Тянь Шао тогда ничего по этому поводу не сказал, но Линь Цяньли почувствовал себя униженным.

Но теперь, с одним оборотом головы, все предыдущие унижения и насмешки обратились непревзойдённой гордостью. Подарок Цзян Чэня занял первое место, тем самым полностью разгромив остальных!

Даже столь хладнокровный человек, как Линь Цяньли, не мог ничего с собой поделать и ощутил сильную гордость. Он сам по себе был гордым человеком и всегда стремился заполучить уважение других.

Именно поэтому он был весьма упрям на своём пути боевого дао. Он лишь стремился стать важным человеком, на которого бы все остальные смотрели снизу-вверх.

И сейчас он действительно чувствовал, как остальные смотрят на него, как на кого-то важного.

И хотя он не сам заслужил это чувство, но ему всё равно было чертовски приятно.

Даже самый отчуждённый человек жаждал всеобщего признания, уважения, и чтобы на него глядели снизу-вверх. И Линь Цянь не был исключением.

Тянь Шао усмехнулся:

– Младший брат Чэнь, я невольно вновь разделил с тобой всю славу. Потому я даже не собираюсь бороться с тобой за право задать вопрос дедушке.

– Хе-хе, мы же братья, так к чему такая скромность?

Тянь Шао тут же поспешно замахал руками:

– Нет-нет-нет. Я человек военный и могу попросить у дедушки наставлений лишь в совсем узких аспектах. Но ты ещё юн и перспективен, если дедушка даст тебе совет, то тебя ждёт богатое будущее.

Линь Цяньли чувствовал себя немного неловко, испытывая довольно противоречивые чувства. Он знал, что Цзян Чэнь перед всеми заявил, что этот подарок был от них троих, но он никогда не будет столь наглым и толстокожим, чтобы разделить эту славу с Цзян Чэнем.

Проще говоря, они с Тянь Шао сейчас грелись в лучах чужой славы.

Но даже так, Линь Цяньли испытывал сильное искушение. Хотя он и не предполагал, что у него действительно появится шанс задать наставнику вопрос, но сейчас этот шанс маячил у него перед самым носом, и он действительно хотел воспользоваться им. Сейчас он зашёл в тупик на своём пути боевого дао. Ему оставался лишь один шажок, чтобы прорваться, но он мог так никогда и не совершить его.

Если же он сможет шагнуть вперёд, то высвободится из своего кокона и станет бабочкой.

Поэтому он в нерешительности слегка закусил губу, но вскоре его упорство в отношении пути боевого дао, наконец, пересилило скромность, и тогда он, запинаясь, спросил:

– Цзян Чэнь, могу ли я задать вопрос дедушке?

– Да без проблем, – махнул рукой Цзян Чэнь, – У меня нет вопросов, которые нуждаются в немедленном ответе, так что, если хочешь, можешь использовать обе попытки.

У Цзян Чэня действительно не было важных вопросов, которые бы нуждались в немедленном ответе. Цзян Чэнь обладал более чем достаточными знаниями из своей прошлой жизни. И хотя этот дедушка был опорой всего Королевства Небесного Древа, но относительно наставлений для Цзян Чэня, то это можно было расценивать лишь как глупую шутку.

– Что? – Линь Цяньли подумал, что ослышался.

– Младший брат Чэнь, ты… – Тянь Шао также был поражён его словами.

Цзян Чэнь развёл руками:

– Я же сказал, что между братьями не нужно быть такими скромными. Давайте поступим так, каждый из вас возьмёт себе по вопросу, согласны?

Согласно правилам события, посвящённому вручению подарков, кто бы ни занял первое место, можно было задать лишь два вопроса. И распределение их между Тянь Шао и Линь Цяньли было самым правильным решением.

– Младший брат Цзян Чэнь, тебе действительно не о чем спросить? Дедушка Е – духовный король и защитник королевства. Его развитие на пике духовной сферы. Если ты только услышишь пару слов его наставлений…

– Да всё в порядке, у меня свой собственный путь, – равнодушно сказал Цзян Чэнь.

Тянь Шао хотел ещё что-то сказать, но в это время, очаровательно улыбнувшись, заговорила Дань Фэй:

– Внимание, сейчас на сцену выйдет дедушка. Прошу, дедушка, скажи пару слов для всех присутствующих!

Тут же раздались приветственные возгласы и гулкие аплодисменты.

Первый принц Е Дай, из-за сильной подавленности, с трудом сдерживая свои чувства, также присоединился к аплодисментам. Взгляд Лу Уцзи бродил вокруг, а его ненависть к Цзян Чэню лишь возросла.

Цзян Чэнь в очередной раз унизил его и плюнул ему в лицо. Лу Уцзи был выставлен дураком, и даже первый принц пострадал.

Ненависть!

«Цзян Чэнь, я смотрю, тебе нравится быть в центре внимания. В этот раз ты серьёзно обидел первого принца. Теперь-то мы посмотрим, как ты сможешь защитить себя в столице!» – мысли Лу Уцзи были полны лютой злобы.

Дедушка Е до этого не был заинтересован в этом событии, но сейчас на его лице было несколько явных намёков на улыбку.

– Я стою на этой сцене каждый год. Мои глаза могут быть закрыты, но моё сердце всегда открыто. Я могу не смотреть прямо на вас, но я наблюдаю за каждым вашим движением и жестом. И каждый раз, когда объявляются результаты, кто-то ими недоволен, но я никогда не объяснял причин своего выбора. Если хотите, то вы свободно можете ставить под сомнение моё суждение или же просто не одобрять его. Мне нет до этого никакого дела. Те, кто захотят – придут и в следующем году, а насчёт тех, кто не придёт, я даже не собираюсь рассчитывать на вас, – голос уважаемого наставника был гулким и разнёсся далеко по округе. И когда он говорил, несколько намёков на величие и суровость застыли на его лице, из-за чего казалось, словно бы он не от мира сего, напоминая всем, что это был старец, который мог многое изменить в Королевстве Небесного Древа.

– Но сегодня я сделаю исключение. Вы же хотите узнать, почему я выбрал Цветущее Вино Белой Росы лучшим подарком? Так вот, всё потому, что я прожил уже так много лет, столько бесконечных ночей, и за это время я повидал множество ценнейших вещей и даже успел позабыть о большинстве из них. Однако, то, что по-настоящему ценно, никто не сможет забыть до конца своих дней. Этим отличным вещам предназначено пустить корни в ваших умах и оставить после себя незабываемый след. И это Цветущее Вино Белой Росы – одно из тех немногих отличных вещей, которые оставили глубокий след в моей душе.

– Пусть я и не могу подобрать слов, чтобы описать, насколько оно хорошо, но чтобы вы примерно поняли, насколько оно ценно, я приведу пример. Так вот, боюсь, что даже у главы Секты Дивного Древа может не быть возможности испить это вино, даже если он того сильно захочет.

Не нужно было никаких слов или приукрашиваний, чтобы объяснить, насколько замечательно это вино.

Самый простой способ донести это до присутствующих – сказать, что даже глава Секты Дивного Древа, если сильно захочет это вино, может быть не в состоянии раздобыть его.

Такое объяснение было самым эффективным, ставившим окончательную точку в этом вопросе!

После слов наставника, все присутствующие благоговейно замолчали. И сейчас их всех одолевали неописуемые чувства. Насколько высокое положение занимал уважаемый наставник? Разве он станет им врать? Тем более, стоит ли врать ради этого вина?

Конечно же нет!

Таким образом, получается, что это Цветущее Вино Белой Росы действительно настолько ценно?

И спустя миг, все взгляды, направленные на Е Жуна, стали довольно сложными. Все эти люди, кто-то более, кто-то менее, изначально подумали, что этот винный кувшин был слишком… Оригинальным, и сильным оскорблением для их глаз.

Но теперь, после этих слов, их точка зрения резко изменилось, развернувшись на сто восемьдесят градусов.

«Где Принц Е Жун откопал этого юношу? Откуда у него при себе такое отличное вино? Неужели четвёртый принц вложил всю свою душу, чтобы заранее подготовить этот подарок уважаемому наставнику?»

«Оказалось, что этот Е Жун не так-то прост. Он каждым своим шагом расставлял ловушки, позволяя первому принцу захватить наживку, а затем, как бы случайно предложил вино. Это точно заранее разработанный план. И похоже, что первый принц прямиком угодил в западню Е Жуна.»

«Подумать только, что принц Е Жун столь дальновиден и находчив! Он даже специально нашёл такой кувшин, над которым бы все посмеялись, в том числе и первый принц. И тогда он дал жёсткий отпор! Такой способ нанести урон репутации действительно безжалостен, но в то же время чертовски сладок. Да вы только взгляните на первого принца, ведь он перед всеми выставил себя полным посмешищем.»

«Похоже, отныне нам не следует недооценивать этого принца Е Жуна. Я всегда думал, что он кроткий и тихий человек. Но кто бы мог подумать, что за таким скромным поведением скрываются столь огромные амбиции? Всё же книгу нельзя судить по обложке.»

Бедный принц Е Жун. Эта неожиданная развязка помогла ему оставить глубокое впечатление в глазах окружающих. Теперь все думали, что он целенаправленно заманил первого принца в ловушку и воспользовался этим планом, чтобы нанести сильный удар по репутации первого принца.

Тем не менее, очевидно, что Е Жуна это совсем не волновало. Чем больше остальные думали об этом, тем счастливее он был. Чем больше другие уважали и опасались его, тем выше поднималось его положение, как принца.

И хотя с виду не было видно, что рот первого принца наполняла горечь, но внутри он был мрачнее тучи. Он тоже считал, что это была ловушка Е Жуна, в которою тот постепенно заманил его.

«Е Жун, скотина, кто бы мог подумать, что он на самом деле замыслил столь коварный план. Похоже, мне больше не следует сидеть сложа руки. Я всегда думал, что второй младший был моим главным соперником, но теперь, похоже, я не могу ослабить защиту перед Е Жуном.» – раз Е Дай ощутил сильное давление от Е Жуна, то на следующем этапе своего плана он будет давить на Е Жуна с удвоенной силой.

Уважаемый наставник захотел озвучить причину своего выбора довольно спонтанно. А что же до того, поняли его гости или же нет, ему было всё равно.

Дань Фэй слабо улыбнулась, сказав:

– Ну что ж, теперь-то, думаю, все ваши сомнения на этот счёт полностью развеяны. Дедушка прожил столь долгую жизнь, что порой кажется, что он относится ко всему весьма пренебрежительно. И я уверена, что не может быть никаких сомнений в вещах, которые способны произвести столь сильное впечатление на его душу. Это Цветущее Вино Белой Росы действительно отличное вино и потому заслуживает занять почётное первое место среди подарков.

Её ладонь, которая была столь гибка, словно не имела костей, слегка пронеслась перед лицом, пряча прядь волос за ухо, после чего Дань Фэй слабо улыбнулась, произнеся:

– Ну да ладно. А теперь я попрошу владельцев победивших подарков пройти сюда и задать свои вопросы. У занявших второе и третьи места по одному вопросу, а у владельца подарка, занявшего первое – два вопроса.

– Е Дай, ты первый.

Е Дай с большим усилием успокоил свои разбушевавшиеся чувства. И хотя он был совершенно подавлен тем фактом, что занял лишь третье место, но он не смел демонстрировать своё недовольство.

Он надел на лицо скромную улыбку и произнёс:

– Учитель, у вашего ученика Е Дая есть к вам один вопрос, касающийся союза шестнадцати королевств. Как вы думаете, как будет лучше? Чтобы королевства были разрознены или же объединены в одно целое?

Вопрос Е Дая был довольно хитроумным, показывая широту его амбиций. Ведь сам по себе вопрос о разделении и слиянии шестнадцати королевств был очень важен.

Е Дай как-то узнал, что уважаемый наставник в юности был ярым сторонником войн. Он всегда выступал за расширение Королевства Небесного Древа, поглощение небольших соседних королевств и покорение всех шестнадцати королевств, чтобы объединить их в одно целое и создать великую династию.

Поэтому, можно сказать, что его вопрос шёл навстречу желанию уважаемого наставника. Е Дай целенаправленно пытался заполучить расположение уважаемого наставника, думая, что этим вопросом вызовет у дедушки симпатию за счёт их похожести.

Дедушка же слегка улыбнулся и многозначительно посмотрел на Е Дая, сказав:

– Мировые тенденции таковы, что страны, которые слишком долго разделены, неизбежно объединятся, а одно большое государство, которое слишком долго едино, неизбежно расколется. Раскол и объединение подчиняются общим тенденциям. Когда выполнятся все условия, то королевства объединятся, а если подходящие условия ещё не выполнены, то лучше им быть порознь, чем вместе. Я посвятил этому вопросу первую половину своей жизни. И взглянув на текущее положение, нужно не только стимулировать общую тенденцию, но также необходимо своевременное появление амбициозного и внушительного человека, который должен решить, какой путь вперёд правилен: оставаться разделёнными или же объединиться. Эти два условия неотделимы друг от друга. Без выполнения обоих условий, любые разговоры об объединении шестнадцати королевств – лишь пустая болтовня.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Сообщить об ошибке
<<<