NEW SITE
OLD SITE

Повелитель Трех Королевств - глава 451:
Глава 451. Подождите, пока я оторву голову этому псу Преследующему Солнце

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Дань Чи глубоко задумался, обдумывая три грядущих матча. Если Секта Дивного Древа не сможет победить в своем матче, скорее всего, они проиграют это пари.

— Ну что? Дань Чи, я слышал, что ты пользуешься авторитетом в Области Мириады и тебе не занимать напористости и честолюбия. Если мы проиграем пари, Небесная Секта обещает не мешать союзу Секты Дивного Древа и Королевского Дворца Пилюль. Если вы проиграете, ты вернешься восвояси!

Инспектор десятого ранга с вызовом смотрел на Дань Чи.

Они с главой секты Чжу из Секты Трех Звезд сообща сделали все возможное, чтобы создать такую атмосферу, в которой Королевскому Дворцу Пилюль будет попросту некуда отступать. Им оставалось лишь принять вызов.

Такой подход был куда лучше, чем попытка учинить кровавую расправу над членами Дворца.

Небесная Секта была сильна, но не неуязвима. Они не обладали большим влиянием в Области Мириады. Если бы они пошли на открытую конфронтацию с Королевским Дворцом Пилюль, их попытки обосноваться в Области Мириады встретили бы сопротивление остальных сект.

Все-таки Дворец был на своей территории и обладал на ней несравненной властью. Древняя мудрость гласит, что даже могучему дракону не под силу справиться со змеей в ее логове.

Если Небесная Секта ввяжется в ожесточенную борьбу с Дворцом, ей придется заплатить огромную цену. А это шло вразрез с ее планами.

Не говоря уже о том, что, судя по дерзкому поведению, у Королевского Дворца Пилюль явно был могущественный покровитель.

Дань Чи был поставлен перед непростым выбором.

Уши Е Чунлоу вздрогнули, и на его лице появилось слегка удивленное выражение. Затем он подошел к Дань Чи и что-то прошептал ему на ухо.

Дань Чи замер, озадаченно глядя на Е Чунлоу.

Твердо глядя на главу Дворца, Е Чунлоу уверенно кивнул.

Немного подумав, Дань Чи задорно рассмеялся:

— Хорошо, пусть будет три схватки. Но откуда мне знать, что ты и вправду имеешь право представлять Небесную Секту?

Инспектор десятого ранга презрительно смотрел как перешептываются Дань Чи и Е Чунлоу. В ответ на вопрос главы Дворца он с улыбкой произнес:

— Я – Фэн Бэйдоу, инспектор Небесной Секты десятого ранга.

— Хорошо, раз так, мы с радостью решим исход нашего спора в схватке. Кого выставите вы? – с уверенным выражением лица спросил Дань Чи.

Фэн Бэйдоу был уверен, что показная уверенность Дань Чи – всего лишь попытка сделать хорошую мину при плохой игре.

— Ты и я – главные представители двух сторон, поэтому мы, разумеется, будем сражаться друг с другом. Также на битву выйдет инспектор десятого ранга, один из главных экспертов Небесной Секты. Что же до Секты Пурпурного Солнца, от них, само собой, выступит Преследующий Солнце.

На этот раз Преследующий Солнце держался в стороне, не привлекая к себе внимания. Он хорошо понимал, что в сложившихся обстоятельствах он был на вторых ролях.

Даже Цзо Лань, которого он так боялся, был всего лишь одним из подчиненных главного инспектора. Что уж говорить о Преследующем Солнце?

Когда инспектор сказал, что он будет участвовать, Преследующего Солнце тут же захлестнула волна эмоций. На его лице явственно читалось предвкушение битвы, из которой он с триумфом выйдет победителем, снискав расположение мастера Фэна.

Преследующий Солнце уже давно знал, что сможет одолеть любого из Секты Дивного Древа. Даже Тысяча Листьев был явно слабее него.

Что же до остальных, даже Е Чунлоу, им было до Преследующего Солнце еще очень далеко.

Дань Чи слегка улыбнулся и оглядел стоявших за ним:

— Кто из Королевского Дворца Пилюль готов выйти на бой?

Несколько старших иерархов тут же сделали шаг вперед, выражая готовность вступить в схватку.

Все они были среди лучших практиков Дворца, находившиеся на уровне смертной сферы мудрости.

Дань Чи был рад видеть, что все они рвались в бой.

Он выбрал одного из сильнейших практиков:

— Сюань Чжэнь, я выбираю тебя.

Сюань Чжэнь был одним вице-глав Королевского Дворца Пилюль, находившимся на втором уровне сферы мудрости, что делало его сильнейшим из практиков смертной сферы мудрости Дворца.

По уровню культивирования он уступал лишь Дань Чи, находившемуся на уровне земной сферы мудрости.

У Сюань Чжэня были серебристо-седые волосы, а лицо было совершенно безэмоциональным, как у зомби, отчего от всего его облика словно веяло холодом.

— Ха-ха, во Дворце полным-полно талантливых практиков. Славно, славно! – слегка усмехнулся Фэн Бэйдоу. – Интересно, кого же вы выставите от Секты Дивного Древа?

Старшие иерархи Секты Дивного Древа переглянулись. Кто сможет противостоять старому монстру Преследующему Солнце?

И тут издалека донесся чей-то голос:

— Меня.

Едва собравшиеся услышали это, как вдруг из ниоткуда появился золотистый силуэт, стремительно спустившийся с небес, подобно солнечному лучу.

Фэн Бэйдоу недовольно наморщил лоб, взглянув на новоприбывшего.

Это был молодой человек с ровно очерченными линиями бровей. Из-под бровей блестели яркие, ясные глаза, а прекрасные черты лица были столь идеальны, что невольно казалось, будто его лицо было мастерски высечено из камня рукой искуснейшего ваятеля. Его решительный, внимательный взгляд явственно говорил о твердом характере и неукротимом духе молодого человека.

— Цзян Чэнь! – раздались восклицания со стороны Секты Дивного Древа.

Старейшина Тысяча Листьев тоже был немного удивлен. А вот Е Чунлоу был готов к его появлению. Всего мгновение назад Цзян Чэнь покинул Сад Дивного Древа и предупредил его, отправив ему мысленное послание.

Узнав о том, что происходит, Цзян Чэнь немедленно попросил принять участие в одной из трех схваток.

Фэн Бэйдоу нахмурился, глядя на подчиненного, стоявшего поблизости; он явно ждал, когда ему объяснят, что это за юноша.

Цзо Лань торопливо сказал:

— Мастер Фэн, это Цзян Чэнь.

Фэн Бэйдоу прищурился, и из его глаз вырвался луч света. Он направил луч в сторону Цзян Чэня, чтобы просканировать его.

Цзян Чэнь стоял неподвижно, подобно горе; он лишь приподнял веко и невозмутимо посмотрел на Фэн Бэйдоу.

Хотя Цзян Чэнь чувствовал невероятную мощь ауры земной сферы мудрости, с тех пор, как он достиг сферы истока, его "Каменное Сердце" стало в пять раз сильнее.

Вкупе с Золотым Оком Зла и "Глазом Бога" это делало его невосприимчивым к любым зрительным техникам.

Взгляд Фэн Бэйдоу никак не потревожил Цзян Чэня; его зрительная техника была подобна мелкому камешку, упавшему в бескрайний океан и бесследно пропавшему в его пучине, совершенно не потревожив его величественный покой.

"Хм?"

Фэн Бэйдоу был невероятно удивлен. В этот взгляд он вложил всего двадцать процентов своей ауры. Он думал, что ему хватит одного взгляда, что увидеть Цзян Чэня насквозь, а может, и заставить его потерять самообладание и сделать из него посмешище.

Он и подумать не мог, что от его техники не будет никакого толку.

Фэн Бэйдоу уже слышал о Цзян Чэне – юноше, который одолел инспектора в серых одеждах. Но ему самому даже в голову не пришло бы всерьез думать о схватке с практиком духовной сферы.

Поэтому Цзян Чэнь не произвел на него особого впечатления.

Но после этого взгляда Фэн Бэйдоу сразу понял, что это имя непременно врежется ему в память.

И вот заклятые враги встретились; глаза Преследующего Солнце налились кровью.

Он насмешливо прорычал:

— Цзян Чэнь, неужто в Секте Дивного Древа не осталось практиков? На поле боя осмелился выйти какой-то там практик духовной сферы, вроде тебя? Что ж, пусть будет так. Мне по нраву, что ты решил подписать себе смертный приговор! Клянусь, на сей раз я убью тебя!

Казалось, его мощный рев, пронизанный ненавистью к Цзян Чэню, могли услышать даже на небесах. Любой мог сразу понять, что Преследующий Солнце жаждет мести.

Было очевидно, что этому предку не видать покоя, пока Цзян Чэнь не умрет.

Всю Секту Дивного Древа охватило волнение.

Патриарх Тысяча Листьев тихим голосом попытался отговорить юношу:

— Цзян Чэнь, Преследующий Солнце всего в одном шаге от земной сферы истока. Ты...

— Это правда, Цзян Чэнь, не бери на себя слишком много, — обеспокоенно произнес Е Чунлоу.

— Патриархи, рано или поздно в нашем с Преследующим Солнце конфликте должна быть поставлена точка. Я едва достиг сферы истока, и теперь мне нужно испытать свои силы на ком-то подходящем. Преследующий Солнце подойдет как нельзя кстати.

— Что? – с изумленным выражением лица едва вымолвил Тысяча Листьев. — Ты... ты достиг сферы истока?

Цзян Чэнь слегка кивнул.

Тысяча Листьев и Е Чунлоу переглянулись, не зная, что и сказать. Прогресс Цзян Чэня просто поражал воображение.

Принимая участие в изначальном отборе, Цзян Чэнь, не достиг даже земной духовной сферы.

И вот за два года он совершил чудо и достиг сферы истока!

Е Чунлоу и Тысяча Листьев долгие годы готовились к тому, чтобы совершить этот прорыв.

Особенно это касалось Е Чунлоу, который чуть было не отчаялся перед тем, как Цзян Чэнь одной фразой помог ему достичь озарения.

А вот сам Цзян Чэнь умудрился без проблем совершить этот прорыв!

Что ж, как говорится, не стоит изводить себя сравнениями с другими людьми, постоянно оглядываясь на их успехи.

Хорошо, что Цзян Чэнь был на их стороне.

Патриархи радостно переглянулись. Они знали, что надежды, которые они возлагали на Цзян Чэня, были полностью оправданы.

Преследующему Солнце же не было дела до того, кто там в Секте Дивного Древа сильнее. Он тут же влетел на арену.

Его налившиеся кровью глаза горели огнем смертельной ненависти. Он прорычал:

— Кого бы ни выставила Секта Дивного Древа, выходи и встреть свою смерть! Цзян Чэнь, подлый выродок, думаешь, ты какой-то особенный? Спускайся сюда, черт тебя побери!

Цзян Чэнь резко направил взор в сторону Преследующего Солнце, активировав "Глаз Бога" и преисполнившись желания убить врага.

— Патриархи, позвольте мне продолжить этот разговор позже. Подождите, пока я оторву голову этому псу Преследующему Солнце!

Слово "выродок" довело Цзян Чэня до белого каления.

В обеих своих жизнях он был крайне почтителен со своими отцами. Назвав его выродком, Преследующий Солнце оскорбил не только его, но и его отцов.

Со вспышкой золотистого света Цзян Чэнь молниеносно приземлился на противоположную от Преследующего Солнце сторону арены.

— Заткни свой рот, старый пес Преследующий Солнце. Больше Секта Пурпурного Солнца не будет навязывать союзу шестнадцати королевств свою волю. В этой схватке я лично положу конец эпохе тирании твоей секты и отправлю тебя в преисподнюю на свидание с твоей любовницей!

Пока Цзян Чэнь говорил, он стоял неподвижно, непоколебимый, словно гора, сложив руки за спиной.

Его аура сферы истока устремилась ввысь подобно тысячеметровой горе; она казалась бескрайней, непреодолимой, величественной и пугающей. В его речи слышались раскаты грома, которые сотрясали небеса и землю.

— Что? Цзян Чэнь достиг сферы истока?

— Как такое возможно? В любом случае откуда у него такая мощная аура?

— Она не уступает ауре практика земной сферы истока! Когда он успел достичь сферы истока?

Подобные возгласы раздавались со стороны всех четырех великих сект союза шестнадцати королевств.

Что бы до этого ни думали о Цзян Чэне гости из Области Мириады, то, что они видели перед собой, наполняло их благоговейным трепетом.

Стоило Цзян Чэню активировать свою ауру, как даже самые гордые из молодых гениев Области Мириады поняли, что перед ними – могучий потенциальный противник!