NEW SITE
OLD SITE

Повелитель Трех Королевств - глава 557:
Глава 557. Небывалые торги

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Хотя аукцион начался спонтанно, ажиотаж вокруг него был совершенно невообразимым. Проводил аукцион глава одной секты пятого уровня. Он прекрасно понимал, что у него не хватит ресурсов на такую пилюлю, так что он даже не претендовал на нее. К тому же его секта получила немало благ от Королевского Дворца Пилюль в свое время, так что он с готовностью вызвался проводить аукцион.

— Послушайте, можно я кое-что скажу? — снова встрял Ван Цзяньюй перед самым началом торгов.

Сянь Вэньтянь едва держал себя в руках от ярости, когда Ван Цзяньюй снова принялся за свое:

— Ван Цзяньюй, только ты тут все время разеваешь рот. Давай быстрее, что ты там хотел сказать!

Обычно он не вел себя так грубо, но он не мог сохранять самообладание, узнав о действии Пилюли Долголетия. Продлить жизнь на восемьсот лет — невероятно заманчивая возможность! Однако Ван Цзяньюй болтал и болтал, докучая ему, словно назойливая муха!

Ван Цзяньюю чувствовал себя несколько неловко, но он собрался с мужеством и, подняв вверх накрытый ладонью кулак в знак уважения к Сян Вэньтяню, произнес:

— Старший брат Сян, я вовсе не хочу отвлекать собравшихся своей болтовней, но подумали ли вы все о том, что будет, если Пилюля Долголетия не обладает обещанным эффектом? Что тогда?

Эти слова несколько охладили пыл собравшихся. Ценность пилюли несколько ослепила их всех, но напоминание Ван Цзяньюя насторожило их. Что, если Королевский Дворец Пилюль просто бахвалится и преувеличивает? Атмосфера тут же стала напряженной; все повернулись к представителям Королевского Дворца Пилюль.

Дань Чи ответил напрямик:

— Ха-ха, мы честно ведем торговлю в соответствии с правилами. Если вы считаете, что риск слишком велик, мы можем отменить аукцион. Ведь это не нам, а вам нужна пилюля.

Старейшина Юнь Не тоже улыбнулся:

— Раз все настроены так скептически, давайте отменим аукцион.

Он встал и собрался уходить с помоста.

После этих слов Цзян Чэнь тоже встал:

— Я выплавил Пилюлю Долголетия и собирался оставить ее для старейшин моей секты. Если бы за нее не боролись все окружающие, я бы не стал продавать ее.

Сянь Вэньтянь начал паниковать. Он выскочил вперед и потянул Дань Чи за рукав:

— Старина Дань Чи, не гневайся. Старина Юнь Не, прояви ко мне уважение. Давайте просто успокоимся, просто успокоимся.

Глава Дворца Дань Чи с видом оскорбленной добродетели прорычал:

— Старина Сян, дело не в том, что я не хочу проявлять к окружающим должного уважения, а в том, что кое-кто здесь постоянно ведет себя крайне грубо по отношению к моей секте! Все мы — представители сект четвертого уровня. И ведем себя подобающим образом. Но кое-кто здесь все время придирается к мелочам, подливает масла в огонь и злонамеренно сеет панику, хотя мы пошли всем навстречу, желая вести честную торговлю. Что бы ты сделал на нашем месте?

Ван Цзяньюй холодно фыркнул:

— Дань Чи, не пытайся прикинуться невинной овечкой. С чего бы ты так распереживался, если бы ваша Пилюля Долголетия и впрямь была такой расчудесной?

Чаша терпения Сян Вэньтяня переполнилась. Он видел, что Королевский Дворец Пилюль вот-вот прекратит аукцион из-за нанесенного оскорбления. Если Ван Цзяньюй продолжит в том же духе, он может все испортить.

— Ван Цзяньюй, заткнись, черт тебя побери! Еще одно слово — и можешь считать всю семью Священного Слона своими врагами!

Сянь Вэньтянь, конечно, был в ярости, опасаясь того, что лишится ценной пилюли; но у его угрозы, произнесенной в порыве гнева, была цель: показать Королевскому Дворцу Пилюль свою поддержку. Возможно, тогда они не станут снимать Пилюлю Долголетия я аукциона.

Достопочтенный мастер Тянь Мин не преминул добавить:

— Если вы все не верите в действие пилюли, я с радостью возьму ее. Я с радостью рискну, я совершенно не опасаюсь, что действие пилюли окажется преувеличенным.

— Мечтать не вредно! — закатил глаза Сян Вэньтянь.

Ван Цзяньюй был унижен словами Сянь Вэньтяня. Он хотел посеять семена сомнений и охладить пыл собравшихся, стараясь заразить их своим скептицизмом. Но он и подумать не мог, что Сянь Вэньтянь настолько сильно хочет получить эту пилюлю!

Сянь Вэньтянь пустился во всевозможные уговоры и наконец уговорил Дань Чи и Юнь Не остаться. По правде говоря, они не собирались уходить, просто хотели преподать Ван Цзяньюю урок, который тот еще не скоро забудет.

"Любишь поболтать? Продолжай в том же духе и увидишь, что будет, хм!"

Когда Цзян Чэнь увидел, что они вернулись на свои места, он улыбнулся и тоже собрался возвращаться на свое место.

Вдруг Вэй Уин рассмеялся:

— Что ж, и на сколько же лет продлевает жизнь Пилюля Долголетия? Хоть это-то мы должны знать!

Сян Вэньтянь едва сел, а Вэй Уин тут же сменил предыдущего оратора. Глава семьи Священного Слона закатил глаза и уже собирался снова разразиться гневной тирадой, когда Цзян Чэнь вдруг встал и с улыбкой произнес:

— Я выплавил Пилюлю Долголетия; это — всего лишь версия низкого уровня. Однако я хотел бы сделать следующее объявление: если Секта Кочевников и Дворец Священного Меча будут участвовать в аукционе, я заберу пилюлю себе. К вашему сведению, пилюля низкого уровня гарантировано увеличивает жизнь на пятьсот лет. После приема пилюли вы тут же почувствуете эффект омоложения. Если эффекта не будет, оплата будет возвращена.

Цзян Чэнь не собирался тратить время на пустое бахвальство. Не было ничего убедительнее, чем мгновенный возврат платежа. Представители Секты Кочевников и Дворца Священного Меча переменились в лице, когда услышали эти слова. Ван Хань ударил кулаком по столу:

— Да кем ты себя, черт возьми, возомнил, Цзян Чэнь? С чего ты взял, что имеешь право запрещать Дворцу Священного Меча что бы то ни было?

Вэй Цин зловеще взглянул на Цзян Чэня:

— Мальчишка, твое высокомерие не знает границ, пфф! Похоже, мне нужно преподать тебе урок и показать, как надлежит вести себя юному, невежественному, младшему ученику!

Цзян Чэнь, слегка улыбнулся, игнорируя этих двоих. Вместо этого он посмотрел на ведущего аукциона:

— Мы можем начинать.

Но его невозмутимость привела Ван Ханя в ярость. Он вскочил на ноги, взбешенный тем, что его полностью проигнорировали:

— Цзян Чэнь, черт тебя побери, а ну спускайся сюда! Я покажу тебе, как следует себя вести со старшими!

Однако тут раздался яростный рык Сян Циня из Великого Чертога:

— Ван Хань, а ну-ка быстро сел на место! Еще одно слово, и я сломаю тебе руку. Два слова — и тебе придется учиться фехтовать ногами!

Сян Цинь понимал, как сильно его семье нужна Пилюля Долголетия, а эти парни все время беспардонно мешали проведению аукциона! Он был внуком Сян Вэньтяня; ему было ясно, сколь много значит эта пилюля для его деда, да и для него самого. Если его дед проживет еще пятьсот лет, значит, его покровитель еще долго будет помогать ему. А это было крайне важно для развития Сян Циня.

Если его дед погибнет, семья Священного Слона потеряет лидирующие позиции в Великом Чертоге, а он сам наверняка не сможет стать следующим главой семьи Священного Слона. Все-таки ему еще было куда расти. Ему все еще была нужна поддержка деда. Поэтому Сян Цинь прекрасно отдавал себе отчет в том, сколь важна эта пилюля.

Хотя Ван Хань был в ярости, он не смел выступить против первого гения семьи Священного Слона. Он знал, что Сян Цинь — человек слова. Так что пристыженному Ван Ханю оставалось лишь молча сверлить Цзян Чэня злобным взглядом. Он явно винил его в своем унижении.

Вэй Цин же был по натуре своей коварным и хитроумным. Хотя ему не терпелось прикончить Цзян Чэня прямо здесь и сейчас, он не мог прилюдно выступить против гения Великого Чертога. Он смерил Цзян Чэня зловещим взглядом и начал замышлять план мести.

Цзян Чэнь же оставался все так же невозмутим.

После выбывания Дворца Священного Меча и Секты Кочевников из аукциона, серьезных претендентов на пилюлю стало намного меньше. У сект пятого уровня не было необходимых ресурсов, а Королевский Дворец Пилюль точно не собирался принимать участие в торгах. В результате из участников остались только Великий Чертог, Секта Темного Севера и Секта Трех Звезд.

— На торг выставлена Пилюля Долголетия низкого уровня, способная продлить жизнь практика сферы мудрости на пятьсот лет. Начальная цена — триста тысяч духовных камней. Аукцион начинается сейчас.

В этом спонтанном аукционе не было никаких особых правил. Едва ведущий произнес вступительные слова, как со стороны Секты Темного Севера донеслось:

— Пятьсот тысяч!

"Так-так".

Цена резко выросла до пятисот тысяч. Это было даже больше, чем Цзян Чэнь получил от прочих гениев за победу в состязаниях по Дао пилюль. Что интересно, то пари также проводилось на индивидуальной основе. Не считая его взноса, призовой фонд составил четыреста тысяч духовных камней, поставленных на кон восемью участниками. Эта Пилюля Долголетия была выплавлена из материалов, доставшихся Цзян Чэню бесплатно, но все заработанные им ресурсы шли прямо ему в карман. Гении сект пятого уровня не могли не восхищаться Цзян Чэнем. У них и по десять тысяч камней-то не было, что уж говорить про пятьсот тысяч! А Цзян Чэню были готовы отдать такую-то сумму за пилюлю, которую он выплавил в ходе соревнования. Причем это было только начало торгов!

Секта Трех Звезд тут же перебила предложение:

— Шестьсот тысяч!

Сян Вэньтянь усмехнулся:

— Один миллион!

В плане обилия ресурсов Великий Чертог и Секта Темного Севера вполне могли потягаться друг с другом. Но решимость Сян Вэньтяня поистине пугала. Он явно был одержим идеей заполучить Пилюлю Долголетия. Все-таки камни ему было не унести с собой на тот свет. Он был готов потратить все состояние своей секты ради этой пилюли.

Разумеется, для сильнейшего существа Области Мириады миллион духовных камней был смешной суммой.

Достопочтенный мастер Тянь Мин знал, что Сян Вэньтянь решил шокировать остальных претендентов, предложив заоблачную сумму, и тут же ответил:

— Полтора миллиона!

— Два миллиона! — мгновенно крикнул Сян Вэньтянь с такой готовностью, словно два миллиона духовных камней просто завалялись у него в кармане.

Глава Секты Трех Звезд Чжу грустно усмехнулся. Ему все стало понятно. Эти два безумца решили превратить эти торги в настоящую войну. Сперва он был настроен оптимистично и думал, что у него есть шанс. Но теперь он понял, что у него нет ни единого шанса выстоять против этих двух сумасшедших. Покачав головой, глава секты Чжу решил далее не участвовать в торгах.

Достопочтенный мастер Тянь Мин был мягким человеком, но даже он был взбешен такой вызывающе огромной суммой:

— Три миллиона!

— Четыре миллиона! — невозмутимо произнес Сян Вэньтянь, словно речь шла о гальке, а не драгоценных камнях. Сянь Вэньтянь сразу задал стиль игры. Секты пятого уровня были поражены его решимостью во что бы то ни стало выиграть эти торги. Таких щедрых предложений они еще не встречали!

Четыре миллиона духовных камней за одну пилюлю! Даже ежегодные расходы секты пятого уровня едва ли достигали столь высокого уровня. Даже старейшины и тяжеловесы таких сект, пожалуй, в жизни не видели такого, что уж говорить о юных гениях. Все они ошеломленно следили за происходящим. Было слышно, как они нервно сглатывают, восхищенно глядя в сторону Цзян Чэня.