NEW SITE
OLD SITE

Повелитель Трех Королевств - глава 563:
Глава 563. Уничтожение Дин Туна

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Будучи практиком земной сферы мудрости, Дин Тун был истинным учеником даже в Небесной Секте Девяти Небес. Пусть он и не попал в десятку лучших гениев, он был одним из трехсот лучших учеников. Он участвовал во множестве смертельно опасных испытаний и вышел из них победителем. Но с такой угрозой он еще не сталкивался. Гений из Королевского Дворца Пилюль оказался никакой не жертвой; жертвой все это время был сам Дин Тун.

Он лишь игрался с Дин Туном, чтобы выудить из него побольше информации.

Дин Тун понял, что дураком тут был только он сам.

*Бам, бам, бам!*

Как бы он ни старался, Дин Тун не мог пробить черную клетку. Находясь на грани паники, он прорычал:

— Цзян Чэнь, что это за фокусы? Что это такое, черт побери? Только не говори, что это — формация!

Цзян Чэнь слегка улыбнулся и непринужденно ответил:

— Дин Тун, разве ты не гений Небесной Секты Девяти Солнц? Такой решительный и непреклонный, разве ты не считал нас всех грязью под своими ногами? Что-то не так? Каково это, когда охотник становится добычей?

Дин Тун сквозь зубы процедил:

— Цзян Чэнь, признаю, я недооценил тебя, но посмеешь ли ты убить меня? Если я умру здесь, вслед за мной на тот свет отправится и вся Область Мириады!

— Кого ты пытаешься напугать! — презрительно фыркнул Цзян Чэнь и крикнул: — Брат Лун, хватит с ним играть, мне надоело тратить время; нападай!

В воздухе пронесся тонкий лучик света, который вдруг на лету превратился в огромное чудовище, оскалившее свои клыки и выпустившее длинные когти.

— Истинный… истинный дракон!

Дин Тун был перепуган насмерть. Его лицо побледнело, а в горле у него пересохло.

— Цзян Чэнь… Я сдаюсь, сдаюсь!

Аура истинного дракона обрушилась на Дин Туна, его охватил ужас. Он смотрел в глаза смерти. Даже самый гордый гений не мог не содрогнуться от первобытного страха перед лицом неминуемой гибели.

Но Цзян Чэнь был не дурак и не собирался отпускать опасного противника на волю. Лун Сяосюань подался вперед и сгреб беспомощного Дин Туна в охапку.

— Пощады, пощады! — прохрипел Дин Тун. — Не убивай меня, Цзян Чэнь, я стану твоим преданным псом!

— Брат Лун, как думаешь, мне нужен такой пес? — с улыбкой произнес Цзян Чэнь.

Лун Сяосюань со смехом фыркнул, открыл пасть и бросил туда Дин Туна. Тот не успел возразить, а дракон уже закрыл пасть, из которой донесся леденящий душу хруст

Не успело отзвучать эхо последнего крика Дин Туна, а Лун Сяосюань уже проглотил его, словно тарелку жареных бобов. Даже ядро души Дин Туна не успело вырваться наружу. Будучи истинным драконом на пике сферы мудрости, со временем Лун Сяосюань вполне мог бросить вызов экспертам первого или даже второго уровня императорской сферы. Жалкий практик шестого уровня сферы мудрости не мог ничего противопоставить технике Владений Дракона.

Этой технике расы драконов Лун Сяосюаня обучил Цзян Чэнь. В этой технике аура и чешуя дракона использовались, чтобы создать воздушную тюрьму; это было силовое поле истинной Ци, которое запирало противника внутри себя. Сбежать из такой ловушки было чрезвычайно трудно, а враг послабее вполне мог лишиться рассудка от давления мощной драконьей ауры.

Все-таки Дин Тун был учеником великой секты и до последнего сохранял здравый рассудок. Первая попытка Лун Сяосюаня использовать эту технику в бою увенчалась успехом; к чести Дин Туна, гений Небесной Секты держался неплохо; обычный практик его уровня просто лишился бы рассудка и не смог бы даже попытаться вырваться на свободу.

На душе Цзян Чэня все еще бушевал ураган эмоций, пока Лун Сяосюань на его глазах проглатывал Дин Туна. Цзян Чэнь не жалел о смерти Дин Туна, но его появление произвело на него крайне сильное впечатление. Полученная от него информация сильно обеспокоила Цзян Чэня.

Важнее всего было то, что Секта Трех Звезд была пешкой Небесной Секты! Это говорило о том, что у Небесной Секты явно были обширные планы на Область Мириады, которую она уже практически считала своей. Их амбиции были прямо противоположны желанию Дань Чи объединить Область Мириады.

Хотя пока Небесная Секта действовала исподтишка, было очевидно, что, когда они приступят к решительным действиям, Королевский Дворец Пилюль ничего не сможет ей противопоставить.

"Я должен придумать, как сообщить об этом Дань Чи".

Цзян Чэнь чувствовал, что он обязан рассказать обо всем главе Дворца, но как? Как рассказать, что он сам смог убить практика шестого уровня сферы мудрости? Что он об этом подумает? Сможет ли он сохранить существование Лун Сяосюаня в тайне?

Было очевидно, что правду он рассказать не сможет. А если он и расскажет, что Секта Трех Звезд — пешка Небесной Секты, никто ему не поверит; все-таки пока его статус был слишком низок. Так он лишь навлечет на Королевский Дворец Пилюль немало бед, а то и спровоцирует преждевременный конфликт.

Эти мысли тяжким грузом легли на сердце Цзян Чэня. Ни Королевский Дворец Пилюль, ни Великий Чертог не могли ничего противопоставить Небесной Секте. Пока Небесная Секта медлила, потому что еще не успела воплотить в жизнь все свои планы, или же не спешила по другим, одним ей известным причинам.

Стоит начаться открытому конфликту, и не останется никакого пространства для маневра, никто в Области Мириады не сможет противостоять Небесной Секте Девяти Солнц, даже если все секты объединятся. Два-три практика императорской сферы и куча экспертов небесной сферы мудрости смогут подчинить себе всю Область Мириады, а ведь это далеко не предел возможностей Небесной Секты. Именно такого вторжения следовало бояться больше всего.

Причем не успел Цзян Чэнь покинуть Область Мириады, а он уже стал врагом истинного ученика Небесной Секты, причем ученика, входящего в тройку лучших учеников секты! Если Дин Тун не соврал, Юн Синъюнь находился в полушаге от императорской сферы. Если такой практик заявится в Область Мириады, даже Лун Сяосюань, скорее всего, сможет лишь добиться ничьей, что уж говорить о Цзян Чэне.

Однако такого могучего бойца как Лун Сяосюань вообще не следовало выпускать на поле боя. Если слухи о его существовании разойдутся по всему Континенту Божественной Бездны, даже старые Титулованные Великие Императоры постараются подчинить себе дракона, и тогда Юн Синъюнь станет наименьшей из проблем Цзян Чэня. Любой, кто был способен превратить дракона в свое ездовое животное, считался великим практиком.

"Сила, в итоге все сводится к тому, что мне нужно больше силы", — вздохнул про себя Цзян Чэнь. Несмотря на то что с ним был Лун Сяосюань, он все равно чувствовал, что с Небесной Сектой ему не тягаться. Даже если бы он мог выпустить дракона на поле боя, не опасаясь лишнего внимания, силы могучего зверя все равно не хватило бы, чтобы справиться со всей Небесной Сектой. Хотя в последнее время Цзян Чэнь начал развиваться намного быстрее, его фундамент, унаследованный от Восточного королевства, был слишком скуден. Если бы на его пути ему не попалось столько удивительных подарков судьбы, он бы наверняка все еще был пратиком духовной сферы.

По сравнению с ровесниками, Цзян Чэнь уже считался одним из лучших гениев Области Мириады. Но гении Восьми Верхних Регионов практически купались в золоте с самого рождения. Их врожденный потенциал и доступные им ресурсы делали их куда сильнее Цзян Чэня. Единственным преимуществом Цзян Чэня были его воспоминания из прошлой жизни, но даже они не могли заменить эффекты ресурсов для культивирования.

В отличие от лучших гениев, чье успешное развитие обуславливалось многолетним доступом к дорогим ресурсам, Цзян Чэнь дорвался до хороших ресурсов лишь после вступления в Королевский Дворец Пилюль. Однако с момента вступления в секту не прошло и года, что было совсем немного. Тем не менее Цзян Чэнь был уверен, что по мере накопления ресурсов он будет развиваться все быстрее и быстрее.

"Не стоит забивать голову этими мыслями. Сбор трав на Горе Мерцающий Мираж — отличная возможность пополнить запас ресурсов. Такое случается лишь раз в тридцать лет, как знать, буду ли я еще в Области Мириады через тридцать лет?"

Цзян Чэнь решил очистить сознание от лишних мыслей и сконцентрировался на том, что он мог сделать здесь и сейчас.

Ну и черт с ней, с Небесной Сектой Девяти Солнц! Даже его могущественный отец из прошлой жизни, Небесный Император всех земель, пал из-за катаклизма! Да, Небесная Секта была сектой первого уровня, но это был еще не повод сходить с намеченного пути. Цзян Чэнь был уверен, что Небесная Секта попробует расследовать смерть Дин Туна, но после того, как Гора Мерцающий Мираж будет запечатана, провести такое расследование будет крайне непросто. Конечно, они могли бесцеремонно уничтожить барьеры вокруг горы и пробиться сюда силой, но к тому моменту само время успеет стереть все следы. Кто тогда сможет что-либо предъявить Цзян Чэню?

Да и потом, если бы Цзян Чэнь и признался, что он убил Дин Туна, ему бы наверняка никто не поверил. К тому же не было никаких следов схватки. Лин Сяосюань мгновенно убил Дин Туна, так что доказательств было не найти. Оглядевшись, Цзян Чэнь убедился, что не оставил никаких следов, и спешно покинул лощину.

Полдня спустя, преодолев несколько сотен километров, Цзян Чэнь наконец-то остановился. Оглядевшись, неподалеку он увидел чистое озеро, в чьей голубоватой поверхности отражались горы, что придавало ему особенное очарование. Увидев озерную долину, Цзян Чэнь тут же понял, что оно бурлит энергией Вселенной. Здесь наверняка можно было найти немало сокровищ.

Оглядевшись, он не заметил никаких признаков человеческого присутствия. Похоже, здесь еще не ступала нога человека. Просканировав местность с помощью Глаза Бога, он обнаружил множество трав истинного святого уровня.

"Отличное место! Цветок Истинных Силков, Трава Лунного Сердца, Змеиная Ганодерма, Лазурная Лоза..."

Цзян Чэнь оглядел духовные травы, отыскивая все травы истинного святого уровня. Такие травы были редки и ценны. В Королевском Дворце Пилюль Цзян Чэню с его нынешним статусом было бы непросто достать подобные травы. А здесь было предостаточно трав, необходимых для выплавки пилюль истинного святого уровня.

В частности, Пилюли Святых Силков! С помощью такой пилюли практик на пике сферы истока мог увеличить свои шансы на прорыв в сферу мудрости на тридцать-пятьдесят процентов. Даже если практик был еще недостаточно подготовлен для прорыва, эта пилюля давала ему мощный толчок!