NEW SITE
OLD SITE

Повелитель Трех Королевств - глава 566:
Глава 566. Незадачливые убийцы

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Если бы тут был только Вэй Цин, Цзян Чэнь бы тут же призвал Лун Сяосюаня, чтобы мгновенно избавиться от надоедливого практика. Но задачу усложнял притаившийся старейшина. У Цзян Чэня был шанс уничтожить обоих практиков с помощью Лун Сяосюаня, но полной гарантии не было. Секта Кочевников славилась ядами, а в последней схватке с Вэй Удао, старейшиной из этой секты, Лун Сяосюань серьезно пострадал. А У Хэнь был сильнее Вэй Удао; если он сможет застать дракона врасплох, ситуация могла принять скверный оборот.

Цзян Чэнь не был дураком и понимал, что старейшина явно прячется не просто так и готовит коварную ловушку. Если Цзян Чэнь не сможет сбежать, капкан захлопнется, и тогда у него будут серьезные проблемы.

— Сбегаешь, а?— зловеще улыбнулся Вэй Цин, когда Цзян Чэнь устремился прочь. Он тут бросился вдогонку. — Мальчишка, далеко ты собрался, а?!

Цзян Чэнь даже не повернул головы:

— Следуй за мной, если осмелишься!

Он не боялся какого-то там Вэй Цина. В центре внимания был У Хэнь. В плане боевого Дао Вэй Цин уступал другим гениям вроде Ван Ханя и Чжу Фэйяна, достигшим первого уровня сферы мудрости. По уровню культивирования он серьезно уступал Шэнь Цинхуну, практику на пике сферы истока в полушаге от сферы мудрости.

Он считался одним из лучших гениев благодаря своим навыкам в области ядов. По уровню боевого культивирования он был лишь на восьмом уровне сферы истока. Цзян Чэнь же совершенно не боялся никаких ядов, которые могли оказаться в арсенале Вэй Цина.

Надменность Цзян Чэня бесила Вэй Цина все сильнее. Если бы на его месте был Шэнь Цинхун, он бы был настороже. Но какой-то практик пятого уровня сферы истока? Который наверняка ничего не сможет противопоставить его ядам? Вэй Цин полагал, что сможет одолеть Цзян Чэня даже без их помощи. Чем дальше убегал Цзян Чэнь, тем сильнее злился Вэй Цин. Он станет посмешищем, если Цзян Чэнь скроется от него. Старейшина и гений Секты Кочевников не смогли поймать жалкого юношу-практика пятого уровня сферы истока? Это было бы небывалым унижением.

— Стой, мальчишка!

Вэй Цин взмахнул руками и метнул вперед несколько отравленных шипов.

Убегая со всех ног, Цзян Чэнь заметил, что в нескольких километрах впереди него была установлена ядовитая формация. Он не боялся ее, но понимал, что если как ни в чем не бывало проскочит мимо нее, это насторожит преследователей. Поэтому кое-что придумал. Услышав, как Вэй Цин бежит за ним, Цзян Чэнь понял, что тот был совсем неподалеку.

Вдруг Цзян Чэнь споткнулся и упал в куст. Скрывшись в зарослях, он активировал Лотос, и один из стеблей превратился в его двойника; ему предстояло сыграть роль приманки. Цзян Чэнь же скрылся под землей с помощью Лотоса, направив сотню стеблей во все стороны, чтобы отрезать Вэй Цину путь к отступлению. Стоит тому подойти поближе, и стебли опутают его. Цзян Чэнь не собирался долго держать его в силках, ему нужно было лишь немного времени, чтобы нанести смертельный удар.

Вэй Цин был несколько удивлен, когда Цзян Чэнь упал в куст, но тут же обрадовался, спеша воспользоваться возможностью. Но, проявив осторожность, он остановился в ста шагах от Цзян Чэня:

— И это все, на что ты способен, мальчишка?

Вэй Цин с удовольствием смотрел на то, как Цзян Чэнь корчится от боли на земле:

— Ты же такой талантливый гений, а? Где же твоя старшая сестра, готовая защитить тебя? Ты же — хваленый чемпион состязаний по Дао пилюль!

Вэй Цин расслабился, заметив, что они оказались поблизости от ядовитой формации У Хэня. Тут он понял, что Цзян Чэню конец, и подошел к нему поближе. Он несколько раз наступил на Цзян Чэня:

— Где же твой задор, а? Думаешь, какой-то жалкий практик пятого уровня сферы истока может задирать передо мной нос, а?

Вэй Цин расхохотался:

— Старейшина У Хэнь, этому мальчишке конец; не нужно заманивать его в западню.

Едва он договорил, как вдруг что-то сжало ступню, которой он наступил на Цзян Чэня. Посмотрев вниз, он увидел, как стебель опутывает всю его ногу. Он обмотался вокруг его лодыжки десять раз и доставал до самого бедра.

Что это такое, черт побери?

Вэй Цин был до смерти перепуган. Ему еще никогда не доводилось видеть такого. Как мог полуживой противник вдруг превратиться в стебель?

Вдруг из-под земли выросла куча стеблей, устремившихся к нему, словно ядовитые гадюки.

Нет!

Вэй Цин понял, что попал в ловушку Цзян Чэня. Но было слишком поздно. Стебли связали его по рукам и ногам, а затем и обмотались вокруг его груди и поясницы. Он бессильно бился в силках, словно муха в паутине. Вэй Цин переменился в лице:

— Старейшина У Хэнь, спасите меня!

Тот поджидал в засаде, закончив устанавливать формацию. Услышав крик, он вышел из укрытия и с удивлением увидел пойманного Вэй Цина. Он никогда не видел таких стеблей. У Хэнь взмыл в воздух и устремился к Вэй Цину. Но, едва он взлетел в воздух, как в его глазах вспыхнула ярость. Он уставился на что-то позади Вэй Цина, на его лице читался страх:

— Как ты смеешь, Цзян Чэнь, мелкий ты негодяй!

Вэй Цин понял, что позади него стоит Цзян Чэнь. Тот был в пятидесяти метрах позади него; в его руках был Солнечный Пронзающий Лук с натянутой до предела тетивой. Цзян Чэнь целился прямо в Вэй Цина:

— У Хэнь, еще один шаг, и я без колебаний выстрелю в Вэй Цина.

У Хэнь прорычал:

— Не смей, Цзян Чэнь!

Цзян Чэнь приподнял бровь:

— Попробуй сделать еще тридцать шагов, и я с радостью дам тебе забрать труп Вэй Цина!

Он отпустил тетиву, и стрела со свистом полетела вперед, вонзившись Вэй Цину в бедро.

— А-а-а! — раздался душераздирающий крик Вэй Цина, в чьем бедре появилась лишняя дырка.

Цзян Чэнь рассмеялся, не поведя бровью:

— Старейшина У Хэнь, похоже, вам плевать на жизнь Вэй Цина.

У Хэнь грозно крикнул:

— Цзян Чэнь, если ты убьешь Вэй Цина, это положит начало войне между Сектой Кочевников и Королевским Дворцом Пилюль!

— Херня! — холодно рассмеялся Чэнь. — Вам, значит, можно устраивать на меня охоту, а вот мне убивать вас, защищая свою жизнь, нельзя. Что же это за дурацкая, тупая логика?

Он не собирался впустую тратить время на У Хэня:

— Только попробуй сделать еще один шаг!

У Хэнь поднял ногу, но не осмелился сделать шаг. Вэй Цин считался одним из главных учеников Секты Кочевников. Его ценил даже глава секты Вэй Уин. Ему пророчили большое будущее в секте. Поэтому У Хэню оставалось лишь стиснуть зубы. Он поднял вверх обе руки:

— Цзян Чэнь, я не буду приближаться, но ты должен сперва освободить Вэй Цина.

— Освободить? — расхохотался Цзян Чэнь. — Гляжу, ты так и не нажил ума за столько лет. Думаешь, я отпущу его, чтобы вы, два злодея, потом снова напали на меня?

— Так чего же ты хочешь? — прорычал У Хэнь.

— Да ничего особенного, можем пока просто побыть здесь. Когда время выйдет, всех нас автоматически перенесет отсюда; либо же кто-то будет проходить мимо и встанет на чью-нибудь сторону.

У Хэнь спокойно произнес:

— Сперва отпусти его. Вэй Цину нужна медицинская помощь. Можешь уходить, клянусь, я не стану тебя останавливать.

— С чего мне тебе верить?

— Какие тебе нужны гарантии? — спросил сообразительный У Хэнь.

Цзян Чэнь слегка улыбнулся:

— Поклянись перед небесами и землей.

У Хэнь замешкался; яростно посмотрев на Цзян Чэня, он произнес:

— Хорошо, пусть будет по-твоему. Но и ты сдержи свое слово.

Затем он указал на небо и поклялся:

— Я, У Хэнь из Секты Кочевников, клянусь перед небесами и землей, что не помешаю Цзян Чэню уйти. Если я нарушу клятву, пусть на небеса покарают меня, забрав мою жизнь.

Это была мощная клятва. Ни один практик, даже Великий Титулованный Император, не смог бы безнаказанно нарушить такую клятву. После принесения подобной клятвы пути назад не было. Смертельная кара настигала клятвопреступника, на которого обрушивались гром и молнии.

Принеся клятву, У Хэнь внимательно посмотрел на Цзян Чэня:

— Я уже принес клятву, так что можешь отпустить Вэй Цина!

Цзян Чэнь расхохотался и, скорчив насмешливую гримасу, произнес:

— Старейшина У Хэнь, думаете, вы тут один такой умный?

У Хэнь переменился в лице:

— Цзян Чэнь, что ты хочешь этим сказать?!

— Хватит прикидываться! Цзян Чэнь ухмыльнулся и выпустил еще одну стрелу.

Та вонзилась в другое бедро Вэй Цина.

— А-а-а! Старейшина У Хэнь, спасите меня! — протяжно завопил Вэй Цин.

Лицо У Хэня исказила гримаса; он яростно прорычал:

— Цзян Чэнь, ты не сдержал слово! Не думай, что я не посмею убить тебя!

— Убить меня? Только вот пока ты все болтаешь и болтаешь, а убивать меня не торопишься. Если бы ты не боялся за жизнь Вэй Цина, ты бы уже давно убил меня!

Цзян Чэнь холодно рассмеялся, насмешливо глядя на У Хэня:

— Старый ублюдок, дожил до глубоких седин, а все еще полагаешься на такие дешевые уловки! Ты поклялся, что сам не станешь меня останавливать, а что насчет ядовитых формаций? Они-то должны остановить меня? А если они и не сработают, за них работу доделают призванные тобой существа, которые застигнут меня врасплох, верно? Ты многое предусмотрел, но ты уверен, что сможешь провести меня?

Цзян Чэнь невольно восхищался этим старым лисом. Он так старательно изображал ярость, словно очень сильно не хотел приносить эту клятву. Но все это было лишь притворство. Старый лис уже давно подготовил ядовитые формации и призвал существ, которые находились в засаде под землей, готовые в любой момент нанести смертельный удар.

С такой-то подготовкой, зачем ему лично было нападать на Цзян Чэня? Но Цзян Чэнь был наблюдателен и разгадал его план. Да и потом, то существо, которое этот старый лис отправил ждать в засаде под землей, не могло остаться незамеченным благодаря лотосу.