NEW SITE
OLD SITE

Повелитель Трех Королевств - глава 629:
Глава 629. Раздeляй и побеждай

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Tолcтяк У уxмыльнулся:

— Cтаpший брат Цао, противник запустил формацию по второму кругу. Значит, больше этой формации нечем нас удивить.

Цао Цзинь был рад этому:

— Значит, у него закончились уловки! Младший брат У, теперь дело за тобой!

Толстяк У приободрился. Для него формация была опасна, но, к счастью, противник использовал лишь версию формации низкого уровня. Значит, уровень культивирования противника был недостаточно высок, иначе он бы убил их обоих такой мощной формацией. Eдва толстяк У собрался с силами, готовясь нанести сокрушительный удар, формация вдруг исчезла.

Взорам спутников снова предстал изначальный пейзаж. Они стояли у тропы, впереди росли густые кустарники, а по бокам возвышались деревья.

Hесколько выражений сменились на лице толстяка У. Он нахмурился:

— Старший брат Цао, я тут задумался, почему этот человек мог так быстро менять формацию. Похоже, он — вовсе не мастер формаций.

— Что ты хочешь этим сказать? — озадаченно спросил Цао Цзинь.

— Нигде поблизости нет признаков установленной формации. От мощной формации всегда остаются какие-то следы, как минимум — остаточная энергия. Здесь же нет ничего.

— Xочешь сказать… — переменился в лице Цао Цзинь.

— Этому парнишке серьезно повезло, и у него оказался крайне мощный диск формации, но он не знает, как им пользоваться. Поэтому формация была не слишком высокого уровня. Но, подумать только, диск формации! — с жадным блеском в глазах воскликнул толстяк У. Для мастера формации такой диск был даже ценнее, чем травы небесного уровня. Благодаря своему опыту, толстяк понял, что они имели дело не с формацией, установленной вручную, а с формацией, спроецированной с помощью диска формации.

Установка требовала времени и флагов формации. Должен был присутствовать определенный фундамент, должны были остаться следы. После уничтожения формации в воздухе всегда сохранялись остатки в виде глифов.

Но толстяк не нашел никаких следов.

Что же это означало? Только одно — кто-то использовал диск формации. Диск давал множество преимуществ: скорость, простота и удобство использования. Но владелец формации был недостаточно высокого уровня, чтобы раскрыть ее потенциал.

— Старший брат Цао, можешь забрать долю Ши Чжэня. Мне нужна лишь моя доля и тот диск, — глубоко вздохнув, произнес толстяк У.

Цао Цзинь немного подумал и решил, что ему нет особой нужды в таком диске:

— Договорились.

Спутники вдруг почувствовали, как что-то давит на них. Он подняли головы вверх и увидели, как на них опускается огромная гора!

— Назад! — воскликнул Цао Цзинь. Несмотря на неожиданную атаку, он держал себя в руках. Он поднял вверх руку, и гора замерла. Из руки вырвался луч света, и гора начала подниматься вверх!

Но, судя по всему, его усилий не хватило, потому что вскоре гора снова начала опускаться на Цао Цзиня. Это была Магнитная Золотая Гора Цзян Чэня, само воплощение безудержной мощи. Даже практики земной сферы мудрости не смогли бы отразить такую атаку. Но Цао Цзинь был на пике небесной сферы мудрости. Он мог удержать гору голыми руками. Однако его отчаянные попытки разрушить гору ни к чему не привели, он не смог отколоть даже один-единственный осколок.

— Kакая странная гора! — удивился Цао Цзинь. Магнитная энергия не давала ему нанести удар в самое ядро горы. Однако целью Цзян Чэня был не Цао Цзинь, он понимал, что ему не удастся прикончить его с помощью Магнитной Золотой Горы; это был всего лишь отвлекающий маневр.

Истинной мишенью был толстяк! Тот отбежал в сторону, пока Цао Цзинь удерживал гору. Толстяк понял, что враг хочет разделить их. Но он был уверен в своих силах; активировав несколько талисманов, он создал вокруг себя несколько защитных формаций.

Толстяк был крайне осторожным и пугливым по своей натуре, и это была одна из причин, почему он так усердно занимался изучением формаций, которые могли защитить практика, даже если его уровень культивирования был не слишком высоким. И вдруг он услышал какие-то странные тихие звуки. Ему казалось, словно за каждым кустом скрывается враг, поэтому он напряженно озирался по сторонам.

Вдруг он увидел, как к его ногам подкатились какие-то бусины. У толстяка было крайне дурное предчувствие. Бусины вдруг засветились золотистым светом и превратились в крепких воинов в золотой броне. Они тут же обнажили свое оружие и ринулись на толстяка У.

Шесть воинов, идущих впереди, были на уровне смертной сферы мудрости; он был уверен, что его формации смогут защитить его от них. Но за ними последовали три воина земной сферы мудрости. Тут толстяк слегка запаниковал. Он активировал множество талисманов, стараясь отразить атаки воинов земной сферы мудрости. И вдруг оказалось, что это еще не все!

К нему направлялись еще три воина, воина небесной сферы мудрости! Они были слабее Цао Цзиня, но вместе они вполне могли прикончить толстяка. К тому же им помогали воины смертной и земной сферы мудрости. Толстяк У закричал:

— Помоги, старший брат Цао!

Цао Цзинь выбросил вперед оба кулака, услышав крик толстяка, и быстрыми скачками направился к спутнику. Когда воины заметили Цао Цзиня, к нему бросились шесть воинов смертной сферы мудрости.

Цао Цзинь запросто отбросил их всех назад. Но ими управлял Цзян Чэнь. Тогда, в башне, им хватило сил лишь на один удар. Но теперь Цзян Чэнь мог мысленно управлять ими. Воины тут же снова ринулись в бой.

Толстяк же кричал от боли и ужаса. Одновременно сражаться с тремя воинами небесной сферы мудрости было чертовски сложно. Цзян Чэнь воспользовался возможностью и снова призвал Магнитную Золотую Гору. На этот раз он направил ее на толстяка.

Тот и так был панике и ничего не мог поделать. Все вокруг озарило золотистое свечение, раздался душераздирающий вопль, и от толстяка осталась лишь кучка окровавленной плоти.

Цзян Чэнь был рад тому, что смог избавиться от одного из противников; он сложил ручную печать, и гора с воинами исчезли. Затем он активировал Малую Формацию Обмана. Цзян Чэнь знал, что с ей не удержать Цао Цзиня; он помнил и о технике разрушения формаций. Он лишь хотел замедлить Цао Цзиня, чтобы самому запросто скрыться.

Он прекрасно понимал, сколь велика разница в силе между ними. У этого ученика Небесной Секты Девяти Солнц, достигшего пика небесной сферы мудрости, наверняка не было недостатка в ресурсах, всю жизнь секта осыпала его сокровищами, так что Цзян Чэнь абсолютно не стыдился того, что не спешит встретиться с таким противников лицом к лицу.

Увидев остатки толстяка У, Цао Цзинь был готов рвать и метать. Он и подумать не мог, что оба его спутника погибнут прямо на его глазах. Это говорило о том, что, пусть противник и был не слишком силен, у него было полным-полно коварных уловок и опасных техник. Сложно было защищаться от атак такого противника!

— Цзян Чэнь, я знаю, что это ты! Я пущу твой прах по ветру! — крикнул Цао Цзинь и ударил по Малой Формации Обмана Лунным Сокрушающим Ножом; в формации образовалась небольшая трещина. Он вырвался из формации, ища вокруг следы присутствия Цзян Чэня, и через час обнаружил его у берега озера.

Цзян Чэнь спокойно стоял на берегу, глядя на взбесившегося Цао Цзиня. В его взгляде явственно читалась насмешка.

— Цзян Чэнь! — крикнул Цао Цзинь; в его глазах заплясали недобрые огоньки. Раньше он никогда не был так близок к тому, чтобы потерять самообладание.

Цзян Чэнь невозмутимо улыбнулся:

— Похоже, Секта Трех Звезд оказалась преданным псом твоей секты. Они даже не побоялись обречь свою секту на гибель, лишь бы услужить своим господам.

Цао Цзинь уставился на Цзян Чэня. С превеликим трудом он взял себя в руки. Цао Цзинь наконец-то понял, что Цзян Чэнь не был обычным противником. Нельзя было недооценивать его.

— Цзян Чэнь, отдай мне духовные травы и рецепт Пилюли Долголетия. Тогда, возможно, сей представитель семьи Цао помилует тебя.

Цзян Чэнь расхохотался:

— Семья Цао? Твоя фамилия — Цао? Так ты не Юн Синъюнь?

— Ты знаешь Юн Синъюня? — несколько удивленно спросил Цао Цзинь; затем в его голове промелькнула догадка, и он холодно улыбнулся. — Так это ты убил Дин Туна! Хорошо, очень хорошо! Жалкий практик Области Мириады посмел убить трех учеников Небесной Секты! Цзян Чэнь, должен признать, у тебя кишка не тонка!