NEW SITE
OLD SITE

Бог войны, отмеченный драконом - глава 987:
Глава 987. Сомнения вокруг подлинности личности

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Цзян Чэнь нахмурился, так как ему стало не по себе от взгляда человека, однако он был уверен, что не видел этого человека раньше. Он не видел никаких мастеров из Пустынного Дворца, кроме Пустынного Императора и нескольких старейшин из Дворца Правосудия.

- Зверёнышь, так вот ты где! – внезапно прогремел голос Опустошителя Улэна, а вслед за этим, ладонь размером с небо устремилась в сторону Цзян Чэня сверху.

Конечно, это повергло всех в шок.

- Необузданный, - донёсся крик из лагеря Дворца Гу.

Затем Великий Святой Восьмого Ранга точно так же нанёс удар, столкнувшийся с ударом Опустошителя Улэна и вызвавший бурную волну. От начала и до конца этой атаки, выражение лица Цзян Чэня было безразличным, и даже скорость его походки не замедлилась ни на йоту. Это была уверенность, которая исходила из глубины его души, а не простое притворство.

Сегодняшние звуки барабана войны во Дворце Правосудия изначально предназначались для отправки подкреплений в Западную Сферу. Никто не ожидал, что произойдёт нечто подобное. Множество пар глаз обратилось к Опустошителю Улэну. На лицах мастеров Дворца Гу отразился гнев. Не могло быть оправдания тому, что такой высокопоставленный человек, как Опустошитель Улэн, тайком напал на выходца их дворца.

По мнению посторонних, Опустошитель Улэн атаковал Цзян Чэня главным образом потому, что он затаил обиду на Цзян Чэня по поводу Дворца Правосудия. Он ненавидел Цзян Чэня за то, что тот убил гениев Пустынного Дворца и вынудил Пустынного Императора лишиться места магистра Дворца Правосудия.

Однако даже если он очень ненавидел Цзян Чэня, нельзя было просто проигнорировать его статус. Нет никаких сомнений в постыдности поступка, когда высокочтимый Великий Святой старейшина Восьмой Ранга нападает на младшего Великого Святого Третьего Ранга в присутствии стольких людей.

- Опустошитель Улэн, ты спятил?! Почему ты внезапно напал на гения Дворца Гу? – возмутился старейшина Дворца Гу, защитивший Цзян Чэня, Пустынный Дворец перешёл все грани.

Кроме того, Пустынный Дворец больше не управлял Дворцом Правосудия. Даже если бы они контролировали большинство, они не смогли бы учинить такой возмутительный поступок.

- Я ощущаю знакомую Ци внутри его тела. Он не Гу Чэнь, он Цзян Чэнь. Тот, кто убил шесть патриархов шести главных семей - громко сказал Опустошитель Улэн.

Его слова мгновенно взбудоражили многотысячную волну людей. Все были огорошены, и как только затих голос Опустошителя Улэна, повернулись, чтобы посмотреть на Цзян Чэня, особенно люди шести главных дворцов. Выражение их лиц изменилось; теперь в них чувствовалось смертельное намерение. Тем не менее, многие из них всё ещё сомневались, хотя и у Гу Чэня, и У Цзян Чэня "Чэнь" следовало позади их имен, это не означало, что они были одним и тем же человеком. Их было трудно убедить без доказательств. Кроме того, хорошо известно, что Пустынный Дворец затаил глубокую обиду на Гу Чэня. Им так хотелось сожрать его живьем. Поэтому было неизбежно, что Опустошитель Улэн пойдёт таким путём, чтобы подставить Гу Чэня.

- Ха-ха! Это действительно заставляет меня хохотать. Опустошитель Улэн, хотя ваш Пустынный Дворец очень ненавидит Гу Чэня, вы должны найти лучшее оправдание, чем это. Гу Чэнь практиковался во Дворце Гу в течение этих дней и никогда не отходил даже на полшага от Дворца Гу. Вы предполагаете, что каждый гений, у которого "Чэнь" находится позади их имени - Цзян Чэнь? Я понимаю, что вы все очень расстроились после потери места во Дворце Правосудия, но вы всё равно должны принимать во внимание свой собственный статус и принадлежность. Я могу призвать вас к закону за попытку нападения на гения из нашего дворца, и публичное обвинение в массовых убийствах, - Эмпирей Гу громко рассмеялся.

Он не ожидал увидеть такую перемену. Естественно, он мог заметить, что скорее всего, Цзян Чэнь, оставил следы своей Ци на поле боя, которые обнаружил Опустошитель Улэн. Несмотря на то, что Гу Чэнь имел другую внешность, чем Цзян Чэнь, его Ци оставалась такой же. Поэтому было логично, что Опустошитель Улэн смог разглядеть его маскировку.

Тем не менее, Эмпирей Гу являлся теперь дворцовым магистром Дворца Правосудия и владыкой Дворца Гу. Естественно, он не мог разоблачить Цзян Чэня, иначе все мастера шести дворцов набросились бы на Цзян Чэня. Нужно понимать, что того, что натворил Цзян Чэнь в Чистой Земле, было достаточно, чтобы свести с ума шесть главных дворцов.

К счастью, между Цзян Чэнем и Пустынным Дворцом случился непоправимый конфликт. Инцидент во Дворце Правосудия заставил Пустынного Императора лишиться своего места и репутации; все знали об этом. Таким образом, когда Опустошитель Улэн, не имея доказательств, утверждал, что Гу Чэнь виновен, это можно было рассматривать как его преднамеренную акцию, чтобы выдумать предлог для мести.

- Ты уверен, что не ошибаешься? - Пустынный Император проигнорировал Эмпирея Гу и повернулся к Опустошителю Улэну.

Опустошитель Улэн нахмурился. На самом деле, в глубине души он не был так уверен, потому что битва давно закончилась к моменту его прибытия. Оставался лишь слабый след Ци Цзян Чэня. Кроме того, Цзян Чэнь и Гу Чэнь были гениями чудовищного уровня, не было ничего удивительного в том, что у обоих присутствовало небольшое сходство в их Ци. Более того, когда он увидел равнодушный и решительный взгляд Гу Чэня, он стал ещё более неуверенным в своих претензиях.

Нужно знать, если бы Гу Чэнь был Цзян Чэнем, таким же молодым, как Цзян Чэнь он бы вёл себя очень неестественно, как только его прикрытие разоблачили бы. Тем не менее этот Гу Чэнь, стоящий перед ним, с самого начала и до сих пор был очень спокоен. Такое самообладание определенно не было фальшивым.

Было ещё кое-что, в случае если Цзян Чэнь действительно скрывался во Дворце Святого Происхождения. Они смогли бы найти его в течение последних нескольких дней.

- Пустынный Старейшина, я советую вам и шести главным дворцам провести тщательное расследование со старейшинами на Чистой Земле, чтобы заключить, тот ли я Цзян Чэнь, о котором вы упомянули. Если вы все искажаете правду только для того, чтобы оклеветать меня, я не собираюсь проявлять учтивость по - отношению ко всем вам, - предупредил Цзян Чэнь.

Довольно много мастеров из других пяти главных дворцов ещё не прибыли, тут оставались в основном мастера Пустынного Дворца. Сейчас они тщательно изучали Гу Чэня. Однако из-за того, что они собрали лишь минимальное количество Ци Цзян Чэня, они практически ничего не могли почувствовать в нём.

На самом деле, Цзян Чэнь тайно распространил Пагоду Дракона Предков и начал менять свою Ци. Поэтому они, естественно, не могли заметить сходства в его Ци.

- Я подозреваю, что он Цзян Чэнь, и у меня есть основания для этого, - сказал Опустошитель Улэн.

- О? Интересно, какое основание имеет Пустынный Старейшина? - Цзян Чэнь посмотрел на него, заинтересованный.

- Если я не ошибаюсь, твоя нынешняя основа совершенствования должна быть Великим Святым Третьего Ранга, в то время как Цзян Чэнь также является Великим Святым Третьего Ранга. Когда ты находился на Втором Ранге Великого Святого, ты смог убить нашего Великого Святого гения Четвертого Ранга. Тот Цзян Чэнь смог убить нашего Великого Святого старейшину Седьмого Ранга своей силой Великого Святого Третьего Ранга. В Поднебесной не могло появиться двух гениев, бросающих вызов небесам, в одно, и тоже время. Кроме того, мы изучили твоё прошлое. Ты пришёл во Дворец Гу утверждая, что ты приемный сын Гу Сюаньтяня. Однако, в Семье Гу никогда не было кого-то по имени Гу Чэнь, пока ты не появился из ниоткуда. Так случилось, что Цзян Чэнь тоже был тесно связан с Семьёй Гу. Поэтому я невольно начал подозревать, кто такой Гу Чэнь на самом деле, - сказал Опустошитель Улэн.

Это произошло после инцидента во Дворце Правосудия, они не забыли проверить происхождение Гу Чэня.

Слова Опустошителя Улэна бесспорно, оказали определенное воздействие. Не беря во внимание тот факт, что Гу Чэнь появился из ниоткуда, и Гу Чэнь, и Цзян Чэнь бросали вызов небесам. Тот факт, что эти две фигуры появились почти одновременно и были близки к Семье Гу, вызвал у всех подозрение, что эти двое были одним и тем же человеком.

- Это шутка. Опустошитель Улэн. Ты это называешь доказательством? Все это беспочвенные домыслы. Ты пытаешься очернить гения нашего дворца. Я не оставлю это просто так. В эти дни Гу Чэнь находился во Дворце Гу. Он никак не мог убить этих шести патриархов. А теперь я прибегну к полномочиям магистра Дворца Правосудия, чтобы наказать вас за клевету, - Ци Эмпирея Гу затряслась.

Казалось, он вот-вот ударит прямо в Опустошителя Улэна. Поскольку теперь он был магистром Дворца Правосудия, он имел полное право проявлять власть. В глубине души он знал, что Цзян Чэнь и Гу Чэнь – один и тот же человек, но до тех пор, пока Опустошитель Улэн не представит никаких доказательств, все его утверждения, будут рассматриваться как клевета, а человек, совершивший такое преступление, будет наказан.

- Брат Гу, ты можешь отложить это дело для меня? Теперь, когда Западная Сфера в хаосе и великий враг опережает нас, нам не стоит начинать борьбу между собой. Мы должны немедленно отправиться в Западную Сферу и спасти их, - сказал Пустынный Император.

Когда он произносил эти слова, одному Богу известно, как его это угнетало и расстраивало; пост, который сейчас занимал Эмпирей Гу, должен был принадлежать ему. Если бы он был дворцовым магистром, он бы немедленно схватил Гу Чэня и допросил его с помощью пыток, однако единственное, что он мог сейчас сделать, это опустить голову.

- Хорошо, на этот раз я проявлю милость. Я знаю, что Пустынный Дворец не согласен с потерей места магистра дворца во Дворце Правосудия, но не подставляйте моих людей из-за этого. Дворец Гу существует не для того, чтобы вы запугивали их, когда вам вздумается, - Эмпирей Гу бросил холодный взгляд на Пустынного Императора, ощущая непередаваемое веселье в сердце.

Он столько раз мечтал о такой сцене.

Опустошитель Улэн, казалось, всё ещё хотел что-то сказать, но остановился после взгляда Пустынного Императора.

Эмпирей Гу окинул взором площадь. Когда он увидел, что сюда прибыло большинство людей, он сказал:

- Я думаю, вы все уже слышали о хаосе в Западной Сфере. Звук военного барабана означает войну. За всю историю Мира Святого Истока, мы сражались в бесчисленных битвах с дьявольской расой. Сегодня они вновь обрели свою силу, и война только начинается. Западная Сфера стала главным полем боя. Монахи высокого ранга Великого Храма Мелодии Молнии постепенно теряют силу, чтобы защищаться. Эта война станет редкой возможностью для молодых. После этого откроются все пространственные проходы восьми крупных дворцов, которые непосредственно связаны с Чистой Землёй, - голос Эмпирея Гу эхом разнесся по воздуху.

Когда его голос затих, началась ещё одна война между Миром Святого Истока и Дьявольской Расой.

Позже все мастера и гении вернулись в свои дворцы. Используя пространственный проход в своих дворцах, они вернулись на Чистую Землю, а затем направились в Западную Сферу. На этот раз масштабы войны были огромны. Дьявольская Раса, так долго восстанавливалась в своём мире, и они стали очень свирепыми и агрессивными. С другой стороны, Дворец Святого Происхождения также имел множество гениев и мастеров. Эти молодые гении, в частности, не могли дождаться, чтобы присоединиться к войне против дьяволов, им очень не хватало опыта в таких испытаниях.

Что касается Цзян Чэня, то в этой войне ему приходилось иметь дело не только с дьяволами, но и с мастерами шести главных дворцов. Он прекрасно знал, что Пустынный Дворец уделял ему пристальное внимание и даже подозревал его.