X
X
Глава - 517: У Меня Есть Возражения!
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Слова Герцога Хуэй Е для членов Семьи Юнь были подобны разорвавшейся бомбе. Оправившись от удивления, большинство членов Семьи Юнь начали бурные дискуссии, но не было слышно ни единого недовольного голоса. Старейшины также в смятении переглянулись, после чего начали медленно кивать головами, соглашаясь со словами Герцога Хуэй Е.

Даже три Великих Старейшины, Юнь Хэ, Юнь Цзян и Юнь Си, погрузились в раздумья, но, тем не менее, не показывая никаких признаков несогласия со словами Герцога.

"Ммм?" Юнь Чэ, задумчиво почесывая подбородок, внимательно  посмотрел на совершенно расслабленного герцога Хуэй Е. Затем, издав тихий смешок, он тихо пробормотал: "Ах, так вот что здесь происходит... Я не был на сто процентов уверен в том, как будут разворачиваться события, но теперь я вижу всю картину целиком".

Шепот Юнь Чэ достиг ушей Юнь Цин Хуна. Он слегка повернулся, бросив на Юнь Чэ долгий, многозначительный взгляд.

“Если отцу действительно придется покинуть свой пост Патриарха... То позволить брату Юнь Синь Юэ занять его место кажется не такой уж плохой идеей”. Негромко сказал Юнь Сяо.

"Его Высочество Хуэй Е предложил действительно превосходное решение!!" После того, как шум несколько стих, один из Старейшин поднялся, хлопая в ладоши. Он переполненным восхищением голосом продолжил: "За все эти годы, каждый раз, когда мы поднимали вопрос о назначении следующего Патриарха, мы рассматривали лишь опытных экспертов, проживших более сотни лет, что заставило нас невольно упустить столь превосходного кандидата!"

"Абсолютно верно!" Поднялся другой Старейшина. "Синь Юэ - лучший среди нашего молодого поколения, можно даже сказать, что он совершенен во всех отношениях. Несмотря на то, что он и не сын Патриарха, он, тем не менее, сын Великого Старейшины. Неважно, будь то способности или родословная, среди его сверстников невозможно найти ни одного достойного кандидата, который мог бы сравниться с ним. И пусть Синь Юэ еще очень молод, но разве это можно назвать недостатком? Пусть ему пока и не хватает опыта, но, до тех пор, пока мы будем рядом, помогая ему и наставляя его, этот незначительный недостаток не будет играть совершенно никакой роли".

"Даже люди, не принадлежащие Семье Юнь, называют Синь Юэ величайшей надеждой Семьи Юнь. Это, безусловно, не пустые слова. Становление Синь Юэ нашим следующим Патриархом действительно может привести Семью Юнь к новому расцвету".

"Предложение Его Высочества Хуэй Е действительно превосходно".

В нынешней Семье Юнь, значительно упавшей в силе, Юнь Синь Юэ действительно выделялся, подобно не ограненному алмазу в куче щебня. Его окружала аура невероятного почета и восхищения. И в свете его талантов, о его слишком юном возрасте легко можно было и позабыть; представители старших поколений Семьи Юнь уже и не думали выставлять свои кандидатуры, считая это слишком уж неуместным в данной ситуации, и после отдаваемых один за другим голосов за Юнь Синь Юэ, им начинало казаться, что лучшего выбора просто и быть не может.

Что же до молодого поколения Семьи Юнь, то их, естественно, предложенное Герцогом решение невероятно взволновало. Если Юнь Синь Юэ, их сверстник, станет Патриархом Семьи Юнь, то их сердца просто разорвутся от непомерной гордости.

Аплодисменты, раздавшиеся в поддержку этой идеи, были куда громче тех, что раздались во время рассмотрения кандидатуры Юнь Вай Тяня.

Тщательно обсудив данный вопрос, Великие Старейшины медленно согласно закивали головами. Юнь Цзян негромко сказал: "Еще никогда представитель молодого поколения не занимал пост Патриарха Семьи Юнь, но кто сказал, что это не может случиться сегодня? Характер и способности Синь Юэ полностью компенсируют недостаток опыта. Обсудив данную проблему и приняв во внимание нынешнее состояние Семьи Юнь, я посчитал, что Синь Юэ подходит на должность Патриарха даже больше, чем Юнь Вай Тянь".

"Я согласен со словами Старейшины Юнь Цзяна". Кивнул головой Юнь Хэ.

"От достопочтимого Герцога Хуэй Е не стоило ожидать меньшего. Его предложение открыло нам глаза, позволить заметить ранее недоступное нашему взору". Добавил Юнь Си, также согласно кивнув головой.

"Этот Герцог польщен тем, что смог добиться признания со стороны трех Великих Старейшин". Сказал Герцог Хуэй Е, слабо улыбнувшись: "Этот Герцог просто подал идею, я не ожидал, что она получит такую поддержку у вашего клана. Похоже, что все члены Семьи Юнь питают к Юнь Синь Юэ куда большее уважение и почтение, чем я предполагал. Ну, раз дело обстоит именно так, то назначение вашего сына, Главный Старейшина, на пост Патриарха кажется мне идеальным решением данного вопроса".

Слова Герцога Хуэй Е мгновенно привели Юнь Вай Тяня, пребывавшего в некой меланхолии, в состояние неописуемой эйфории. Возможность становления его сына, Юнь Синь Юэ, Патриархом, естественно, радовала его даже больше, чем его собственное назначение на эту должность. Он, с трудом взяв под контроль эмоции,  вежливо и скромно ответил: "Герцог Хуэй Е столь высоко оценил моего недостойного сына. Я, Юнь Вай Тянь, бесконечно благодарен вам за это. Однако... Мой недостойный сын еще слишком молод, и по правде... Ему все еще недостает способностей, чтобы занять пост Патриарха..."

Юнь Синь Юэ встал, по нему было видно, что он пребывал в недоумении. Он почтительно обратился к Хуэй Е: "Все, что сказал мой отец, верно. Я безгранично благодарен Герцогу Хуэй Е за оказанное мне доверие. Однако этот Синь Юэ сильно озадачен. Этому Синь Юэ не исполнилось еще даже тридцати и его сила, умения и опыт по-прежнему оставляют желать лучшего, поэтому я не могу взять на себя такую ответственность и стать следующим Патриархом Семьи Юнь".

"Вот как?" Улыбка Герцога Хуэй Е быстро пропала, заменившись недовольной гримасой. Он холодно фыркнул и сказал: "Хм, похоже, что слухи были, в конце концов, обычными слухами. Этот Герцог первоначально думал, что ты, Юнь Синь Юэ, действительно несравненный гений, которого послали Семье Юнь сами Небеса, но похоже, что я ошибся. Семья Юнь прямо сейчас балансирует на краю пропасти. Но, тем не менее, вся Семья Юнь готова довериться тебе и возложить на тебя столь великую ответственность, даже три Великих Старейшины дали свое согласие. Но, увы, у тебя даже не хватает смелости, дабы взвалить на свои плечи эту ношу. Ах, очень печально, что так называемая "Великая Надежда Семьи Юнь" оказалась просто пшиком – великий гений оказался дураком, достойным лишь презрения".

Слова Герцога Хуэй Е вогнали Юнь Синь Юэ в краску. Он крепко сжал кулаки и прорычал сквозь зубы: "Синь Юэ не согласен с тем, что только что сказало Ваше Высочество. Возрождение былой силы Семьи Юнь является моей величайшей мечтой. Если у меня будет возможность, то я, не колеблясь, посвящу всего себя исполнению этой мечты..."

"Этот Герцог никогда не утруждает себя выслушиванием бесполезной болтовни". Сказал Герцог Хуэй Е с вежливой улыбкой: "Этот Герцог желает знать лишь одну вещь: осмелишься ли ты стать новым Патриархом Семьи Юнь?!"

"Осмелюсь! Я сделаю это!" Не колеблясь, ответил Юнь Синь Юэ в чрезвычайно несвойственной ему решительной и бескомпромиссной манере, задетый словами Хуэй Е. Он решительно сдвинул брови и торжественно заявил: "До тех пор, пока все Старшие Семьи Юнь, а также мои братья и сестры высоко ценят меня и желают, чтобы такой младший, как я, стал Патриархом Семьи Юнь, я не стану отступаться от своих слов. Я, отбросив всякие условности, обещаю, что смогу вновь вернуть нашей Семье Юнь былые власть и могущество!"

После того, как Юнь Синь Юэ произнес столь смелую речь, все члены Семьи Юнь, естественно,  неистово заревели от восторга, погрузив Арену в пучину хаоса. Несколько Старейшин поднялись со своих мест, кивая головами и смеясь, и объявили: "Кто бы мог подумать, что мы придем к такому неожиданному решению в вопросе выбора Патриарха. Это действительно прекрасный исход, несмотря на то, что он выходит за рамки наших ожиданий. Все мы приложим все свои силы, дабы поддержать нового Патриарха!"

Юнь Вай Тянь глубоко вдохнул и взволнованно сказал: "Раз все так обернулось и моего недостойного сына действительно хотят видеть новым Патриархом Семьи Юнь, я не смею больше настаивать на обратном. И раз сегодня это тяжкое бремя упало на плечи моего недостойного сына, я, как его отец, приложу в десять раз больше усилий, чем прежде! Я не допущу, чтобы эти отец и сын стали виновными в увековечении упадка нашей Семьи Юнь!"

Все члены Семьи Юнь знали, что истинной целью этого Соревнования Семьи было избрание нового Патриарха. До этого момента все полагали, что новым Патриархом станет Юнь Вай Тянь. Кто бы мог подумать, что по настоянию Герцога Хуэй Е Старейшины придут к еще более подходящему варианту.

Герцог Хуэй Е громко рассмеялся и сказал: "Избрание нового Патриарха – чрезвычайно важное событие для любого клана. Этот Герцог не ожидал, что предложение такого стороннего человека, как он, получит в Семье Юнь всеобщее признание. Этот Герцог крайне рад оказанной ему чести. И, поскольку этот вопрос был решен не без помощи Герцога, этот Герцог жаждет как можно скорее увидеть кульминацию сегодняшнего события. Все присутствующие, судя по всему, согласны с тем, что Юнь Синь Юэ является наиболее подходящим кандидатом на роль Патриарха, свидетелем чему может быть каждый член Семьи Юнь, в том числе Великие Старейшины и основные Старейшины, а также присутствующие здесь уважаемые гости. Звезды действительно благоволят Семье Юнь, раз собрали столько уважаемых людей из различных Семей. И раз уж так сложилось, то я не вижу причин, которые не позволяли бы завершить церемонию передачи титула Патриарха прямо сегодня. Ни у кого нет никаких возражений?"

Нынешний Патриарх Юнь Цин Хун, казалось, совершенно не имел отношения к происходящему. Никто не спросил его мнения, никто не позаботился о его чувствах... Ведь, несмотря на то, что он был Патриархом, он уже давно стал бесполезным калекой, которого мог игнорировать даже жалкий нищий... Нищий, по крайней мере, мог передвигаться самостоятельно.

Идея о становлении Юнь Синь Юэ новым Патриархом была встречена одобрительным ревом всей Семьи Юнь, никто не сказал ни единого слова против. И неудивительно, ведь сомневаться в предложенном самим Герцогом Хуэй Е решении было, по меньшей мере, неуместно. На самом деле, учитывая нынешнюю ситуацию, не говоря уже о прямом возражении, присутствующие вряд ли осмелились бы вообще хоть как-то выразить свое недовольство.

Тем не менее, когда, казалось бы, судьба старого Патриарха была уже решена и наступала эра нового, с трибун поднялся один "непросвещенный" юноша.

"У меня есть возражения!"

Эти четыре слова, наполненные духовной энергией, раскатом грома пронеслись над Ареной. И, несмотря на царящий на трибунах шум, они достигли ушей каждого, мгновенно погрузив Арену в мертвую тишину. Все взоры одновременно обратились к источнику голоса.

Юнь Чэ встал и неспешно вышел на пять шагов вперед. Он слегка улыбнулся Герцогу Хуэй Е и Юнь Вай Тяню, чувствуя на себе бесчисленные пронзительные взгляды толпы.

Юнь Чэ находился в Семье Юнь лишь на протяжении двух коротких месяцев. Даже при том, что большая часть членов Семьи Юнь никогда не видела его, все они знали, что Юнь Че стал приемным сыном Юнь Цин Хуна... А приемный сын покалеченного Патриарха явно не был личностью, на которое стоит обращать такое уж пристальное внимание. Поэтому его внезапное выступление и слова, адресованные не кому-нибудь, а самому Герцогу Хуэй Е, поразили их до глубины души. Однако вскоре потрясенные взоры стали сменяться издевательскими взглядами и злорадным смехом.

"Кто, черт возьми, этот парень?"

"У него есть возражения? Хех, да что он имеет в виду? О чем он думает? Он что, не понимает, что за люди стоят перед ним?"

"О, это, кажется, приемный сын Юнь Цин Хуна. Может быть, у него не все в порядке с головой?"

"Пф, возможно, он просто хочет обратить на себя всеобщее внимание. Хе-хе, он запросто осмелился возразить Герцогу, но давайте посмотрим, как он сумеет справиться с нежелательными последствиями своего необдуманного поступка... Это будет стоящее зрелище!"

Что касается Герцога Хуэй Е, то абсолютно все в Столице Обители Демонов знали, что власть чрезвычайно грозной ветви Императорской Семьи, откуда он был родом, была сравнима со властью Маленькой Императрицы Демонов. Даже могущественный Главный Старейшина Семьи Юнь должен был быть крайне вежливым и уважительным по отношению к молодому Герцогу, стараясь никак не задеть его. Даже никогда ранее не слышавшие о Хуэй Е должны были примерно себе представлять влияние его клана. Поэтому никто не ожидал, что кто-то осмелиться шагнуть вперед и прямо ему в лицо высказать свое несогласие. Это было, несомненно, грубой пощечиной Хуэй Е.

"Старший... Старший Брат!" Встревожено закричал Юнь Сяо и уже было двинулся вперед, чтобы оттащить Юнь Чэ обратно, но Юнь Цин Хун протянул руку, останавливая его, после чего молча покачал головой.

"О?" Герцог Хуэй Е тоже, разумеется, не ожидал, что кто-то осмелится ему возразить; к тому же уже после того, как вся Семья Юнь обсудила и приняла его предложение. Он повернулся и небрежно смерил Юнь Чэ взглядом. Затем он спросил голосом, в котором слышались лишь нотки насмешки и ни капли гнева: "А ты у нас кто?"

Юнь Вай Тянь поморщился, уставившись на непонятно зачем влезшего не в свое дело Юнь Чэ. Затем он подал голос: "Ваше Высочество Хуэй Е, этот человек не принадлежит к нашей Семье Юнь. Он только лишь приемный сын, который два месяца назад был принят Юнь Цин Хуном. Мы также не имеем ни малейшего представления, откуда он взялся, поэтому, уважаемый Герцог Хуэй Е, прошу вас, не тратьте на него свое время".

В это раз Юнь Вай Тянь даже не стал добавлять "Патриарх" к имени Юнь Цин Хуна, показывая, что уже не считает его таковым.

"Приемный сын?" Герцог Хуэй Е слегка прищурился: "Действительно странно, этот Герцог никогда не слышал, чтобы члены Семьи Юнь брали приемных детей. А он, к тому же, стал приемным сыном самого Патриарха, наверняка он должен обладать чрезвычайно поразительными способностями".

"Вы мне льстите". Сказал Юнь Чэ, посмеиваясь. Представ перед чрезвычайно могущественной аурой Хуэй Е, он остался совершенно спокоен, как будто стоял не перед пиковым экспертом Призрачной Обители Демонов, а перед обычным сверстником: "Я просто незначительный человек, так что неудивительно, что Герцог Хуэй Е не знает меня. Хоть я и не являюсь членом Семьи Юнь, Я тоже ношу фамилию Юнь, а мое имя Чэ".

"Юнь Чэ!" Грозно рявкнул Юнь Вай Тянь. "Сегодня крайне важный день для нашей Семьи Юнь. Не важно, носишь ли ты фамилию Юнь или нет, ты просто чужак, который не имеет права соваться в дела нашей Семьи. Извинись за свое неуважение перед Герцогом Хуэй Е и катись отсюда... Иначе даже твой приемный отец будет не в состоянии защитить тебя!"

Главный Старейшина Семьи Юнь был столь взбешен, что даже не имеющие отношения к выходке Юнь Чэ ученики молодого поколения Семьи Юнь задрожали от ужаса, покрывшись холодным потом. Тем не менее, Юнь Чэ лишь бросил на него равнодушный взгляд и спокойно продолжил: "Я, Юнь Чэ, не являюсь членом Семьи Юнь, и я не один из обитателей Столицы Обители Демонов. Я пришел сюда лишь два месяца назад, и прямо по прибытию мне совершенно случайно удалось спасти жизнь Юнь Сяо, угодившего в засаду за пределами города. Мы быстро сблизились, в результате чего стали побратимами. Так как я спас жизнь его сына, Патриарх Юнь принял меня как своего приемного сына... А раз уж я стал приемным сыном Патриарха, то меня можно считать наполовину членом Семьи Юнь. Если уж вы хотите поговорить о посторонних, то я считаю, что это Герцог Хуэй Е окажется тут лишним, не так ли? Если посторонний человек может лишь благодаря нескольким сказанным словам решить, кто станет следующим Патриархом, то почему я, лишь наполовину чужак, не имею права высказать свое мнение?"

Как только прозвучали слова Юнь Чэ, Юнь Сяо мгновенно прошиб пот, в то время как уважаемые и опытнейшие Старейшины, которым было уже по нескольку сотен лет, шокировано замерли на своих местах.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Сообщить об ошибке
<<<