X
X
Глава - 559: Убийственное намерение Герцога Хуай
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Чи Ян Бай Ле нахмурил брови, и его глаза опасно заблестели, «Что? Может ты заблуждаешься в том, что можешь наложить руки на Солнечный Кнут моего клана?»

«Ах, вы говорите об этом кнуте?» Юнь Чэ выглядел так, будто внезапно это осознал. Он, небрежным взмахом руки, бросил Чи Ян Бай Ле Солнечный Кнут Дьявольского Дракона, «Этот кнут не плох, особенно когда используется, чтобы отхлестать чью-нибудь задницу; издаваемый звук получается очень отчётливым и действительно удовлетворяющим.»

Подавляющее большинство людей в зале разразились смехом. Единственной фразой от Юнь Чэ, одно из трёх лучших оружий Семьи Чи Ян было понижено до приспособления для хлестанья по заднице. Чи Ян Янь Ву уже была в ярости от смущения и услышав эти слова, её гнев и стеснения выросли до новых высот. Если бы не факт, что она была отхлёстана Юнь Чэ, до того, что была напугана, она даже не попыталась бы сдерживаться и разъяснила бы ему, «Ты… Ты!!»

Юнь Чэ сделал вид, будто не заметил убийственный взгляд Чи Ян Янь Ву и выглядел, будто обдумывал какие-то свои дела, прежде чем продолжил, «Не смотря на то, что этот кнут не плох, я никогда бы не осмелился его ‘присвоить'. Недавно я просматривал анналы десяти тысячелетней истории Империи Иллюзорного Демона, и в этих записях, я кажется видел упоминание, что этот Солнечный Кнут Дьявольского Дракона был подарен Семье Чи Ян третьим Императором-Демоном. Так что, похоже, что Клан Императора-Демона действительно высоко ценил Семью Чи Ян всё это время.»

«Хмф!» Чи Ян Бай Ле держал Солнечный Кнут Дьявольского Дракона и холодно сказал, «Клан Императора-Демона,[1] всегда высоко ценил нашу Семью Чи Ян, и долг благодарности, которым мы обязаны, столь же тяжёл, как горы…»

«Ох!!» Юнь Чэ громко воскликнул, «Раз Патриарху Чи Ян известно, что Клан Императора-Демона всегда высоко ценил Семью Чи Ян, и что Семья Чи Ян многим обязаны Клану Императора-Демона, то естественно следует, что Семья Чи Ян будет глубоко признательна, верна и предана Клану Императора-Демона. Так же, в анналах Империи Иллюзорного Демона наглядно иллюстрирует возвышение и развитие Семьи Чи Ян, и прошу простить младшего за то, что говорю нечто неприятное слуху, но если бы не первый Император-Демон и несколько Семей Защитников использовавших свои силы, чтобы помочь вашему Клану Чи Ян, то ваш клан погиб бы от руку Клана Мо Куй десять тысяч лет назад.»

«Мало того, что ваш клан был спасён Императором-Демоном, он даже возглавил Семью Чи Ян и захватил всё под небом, рядом с вами. По этому, ваша семья стала Семьёй Защитников, что главенствует над небом и сияющая мощью и авторитетом. За прошедшие десять тысяч лет, ваша Семья Чи Ян принадлежала к высшим эшелонам Империи Иллюзорного Демона… Ах, и они даже завещали вам Солнечный Кнут Дьявольского Дракона, великое оружие, известное по всей империи… Эта великая честь оказанная Семье Чи Ян Кланом Императора-Демона, даже десяти тысяч жизней будет недостаточно, чтобы отплатить!» С рвением воскликнул Юнь Чэ, «Если когда-нибудь наступит день, когда семя предательства образуется в Семье Чи Ян, вы забудете о своих Предках и своей верности, став неблагодарными и вероломными, это несомненно вызовет презрение к вашему клану, у всей Империи. Действительно, этот презренный поступок, что не может быть стёрт даже ценой десяти тысяч жизней, и не может быть проигнорирован небесами и землёй. Ох, конечно же, после наслаждения благословлением от Императора-Демона, в последние десть тысяч лет, вместе с тем фактом, что ваша семья одна из самый выдающихся Семей Защитников, определённо невозможно, чтобы ваш клан поступил так, чтобы опозорить своих предков.  Но я просто вспоминал великую историю вашей Семья Чи Ян, всего то, так, ненадолго вспомнил прошлое… Ох? Патриарх Чи Ян, почему у вас такое лицо? Может я сказал что-то не так?»

Выражение Чи Ян Бай Ле определённо стало невероятно уродливым. Потому что вся Столица Империи Демонов знала об истинных намерениях Герцога Хуая. Когда Семья Чи Ян появилась в восточном крыле, они тоже отчётливо показали свои намерения. Слова Юнь Чэ были несомненно жёстким упрёком, направленным Семье Чи Ян, но под взглядом всех героев Империи, он не мог дать и одного ответа на этот ошеломляющий упрёк. Голубые вены выступили на его руках, когда он холодно смотрел на Юнь Чэ. Он сказал внушительным тоном, «Дела моего клана – не твоё дело! Ты не достоин, чтобы так свободно о нас говорить! Хмф!»

Договорив, Чи Бай Ле забрал Чи Ян Янь Ву с собой, и улетел обратно на места. Его дочь была обесчещена на глазах у всех, и как Патриарх Семьи Чи Ян, и что её важнее, как отец Чи Ян Янь Ву, он должен был серьёзно упрекнуть Юнь Чэ, или по меньшей мере серьёзно его предупредить и сказать пару ласковых. Тем не менее, вместо этого он схватил Чи Ян Янь Ву и ушел, не желая больше размениваться с Юнь Чэ словами… Было очевидно, что эту встрёпку Юнь Чэ, Чи Ян Янь Ву было чрезвычайно сложно вынести. «Неблагодарные и вероломные», «Забываете о своих Предках и своей верности», «Презрение всей Империи», «Презренный поступок, что не может быть стёрт даже ценой десяти тысяч жизней», «Поступок, что не может быть проигнорирован Небесами и Землёй», каждое слово было словно ядовитая игла, пронзившая его в самую душу.

Как только Чи Ян Бай Ле ушел, западное крыло моментально взорвалось громогласными аплодисментами и одобрениями, три победы подряд… Впервые западное крыло выигрывало трижды подряд, и это после того, как они терпели унизительные поражения одно за другим. И эти три победы были одержаны последним участником, поворот, который никто не мог предвидеть!

«Юнь Чэ, это была красивая победа!»

«Это практически… Практически чудо! Он на самом деле снова выиграл!»

«Откуда этот Юнь Чэ появился, как так вышло, что я никогда не слышал его имени раньше?!»

«Это не важно, каково его прошлое, просто потому что он победил подряд Цзю Фан Ю, Сяо Дун Лая и Чи Ян Янь Ву, с этого дня, его имя потрясёт небеса.»

«Его внутренняя сила на самом деле лишь на Небесной Ступени? Это просто слишком… Слишком невероятно.»

Для всех кто присутствовал, три победы Юнь Чэ были успехом, которого было более чем достаточно, чтобы потрясти всю Империю Иллюзорного Демона. Потому что он побил не каких-то случайных людей; он победил тех, кто представлял вершину сил, среди молодого поколения Империи Иллюзорного Демона.

«Приёмный сын Юнь Цин Хуна начал действовать, он просто невероятен… просто слишком невероятен.»  Неоднократно вскрикнул от шока Су ЧжиЧжань, «Мало того, что он победил троих подряд, он практически не получил ранений. Боле того, похоже, что он даже не воспользовался своей полной силой. Столь благословлённый небесами гений, но его имя до сих пор было неизвестно. Он воспользовался несравненным тираническим искусством, но никто о нём не слышал… Этот ребёнок определённо совершенно экстраординарен.»

«Чтобы практик Небесной Ступени был настолько силён, определённо, такое я увидел в своей жизнивпервые.» Великий Старейшина Семьи Су тоже воскликнул, и тихо вздохнул, покачав головой. «Но его личность слишком дикая и необузданная. Он противился Герцогу Хуай, тяжело ранил Цз. Фан Ю и Сяо Дун Лая, и даже унизил Чи Ян Янь Ву, и тонко обругал весь Клан Чи Ян, чтобы это увидел весь мир… Такой гений, но столь несдержанный. Так вопиюще и публично оскорблять людей, с которым даже Малая Императрица-Демон постесняется выяснять отношения, победив трижды подряд, и нанеся серьёзный урон их авторитету… Я боюсь лишь того, что этот молодой гений, совершенно не сдержан и агрессивен, встретит свой ранний конец.»

«Слова старшего брата – именно то, о чём я волнуюсь.» Сказал Су Сян Нань кивнув головой. Юнь Чэ чудом заполучил три победы подряд, и заставил противников страдать от поражений, в результате чего, западное крыло, готовое к тому, что их достоинство будет попрано, вновь подняли свои головы. Су Сян Нань был в полном восторге от Юнь Чэ, и Юнь Чэ тронул его сердце, что ценило талант и понимает благодарность. Потому, он стал волноваться о том, с чем вскоре может столкнуться Юнь Чэ, из-за того, что сказал Великий Старейшина; не смотря на то, что Юнь Чэ был блестящ и ослепителен на этой торжественной церемонии, он жестоко оскорблял одного невероятного человека за другим, и даже дошло до того, что оскорбил целую семью.

Су Сян Нань взглянул на Юнь Цин Хуна и не решился сказать то, что собирался.

Выражение Малой Императрицы-Демона было холодным и спокойным всё время, будто заключено в лёд. Только когда она смотрела на Юнь Чэ, какое-то маленькое и слабое изменение появлялось на её лице… По крайней мере, её изначальным убить Юнь Чэ ослабло. И ослабление её убийственного намерения было потому что она показала силу, что шокировала всех присутствующих, в то время как его слова ясно выражали его желание защищать и выть лояльным Клану Императора-Демона.

«Кто следующий?!» Юнь Чэ встал в центре арены, и смотрел на восточное крыло; каждое слово было наполнено высокомерием.

Никто в зале больше не шутил и не презирал Юнь Чэ, как тогда, когда он впервые представился. Те, кто подшучивали над ним, сейчас были в смущении. В настоящее время, в направленных на него взглядах осталось только уважение, и его высокомерные слова заставили кровь сидящих в западном крыле вскипеть, будто оноставил их с чувством свободы и невероятным чувством возвышения, после их полного и сокрушительного поражения.

Особенно для учеников Семьи Юнь. Изначально они относились к Юнь Чэ как к постороннему и полностью отвергали этого человека, внезапно ставшего приёмным сыном Патриарха. Но в этот раз, какое неприятие могло остаться к Юнь Чэ? Они были полны восхищения и уважения, ощущение общего авторитета стало невыносимо отчётливым.

Что о тех, кто сидел в восточном крыле, их лица стали невероятно уродливы, особенно молодых учеников, на их лицах ясно был виден гнев и зависть.

«Почему этот Юнь Чэ так высокомерен!? Он думает, что победив Чи Ян ЯньВу, стал непревзойдённым под небом?!»

«Его высокомерию вот-вот придёт конец! Трое с нашей стороны, что ещё не бились – Три Потомка Иллюзорного Демона! И любой из них может его отделать до того, что его собственная мать не узнает!»

«Хмф! Просто позвольте ему немного по самодовольствия. Он оскорбил Герцога Хуая и оскорбил Семьи Чи Ян, Сяо и Цзю Фан. Его положение – всего лишь какой-то сопляк из-за границ Столицы Империи Демона. Будет ли он дышать через шесть часов после церемонии, это ещё не решённый вопрос!»

«Кровавое пекло! Я хочу, чтобы Герцог Хуэй Жан вышел и размазал его рот в крошку одним ударом… Тем не менее, похоже этого не будет, потому что с силой Герцога Хуэй Жаня, он даже не захочет обменяться ударом с таким противником. И с присутствием Герцога Хуэй Е и Герцогом Юань Цяо, у Герцога Хуэй Жана не будет возможности показать свои навыки.»

«Хмф! В любом случае, тут безусловно отсутствует возможность того, что мы проиграем. Единственное что меня беспокоит, что мы позволили этому сопляку иметь честь победить трижды подряд. Однако, чем больше он выделывается, тем хуже будут последствия. Я считаю, что выйди на арену Герцог Хуэй Е или Герцог Юянь Цяо, и не сдерживайся, и даже изобьют его до полусмерти, то это он ещё легко отделается! Пусть будет высокомерным!»

Выражение Герцога Хуая всё ещё было совершенно спокойным, по странный свет появился в его глазах. Когда Юнь Чэ побил обоих, Цзю Фан Ю и Сяо Дун Лая, не смотря на то, что он был ошеломлён, он на воспринял Юнь Чэ серьёзно. Тем не менее, он побил Чи Ян Янь Ву не использовав слишком много своей силы. Но, что заставило его беспокоиться больше всего, это слова, сказанные Чи Ян Бай Ле… С этого момента, у него не было выбора, кроме как полностью переоценить Юнь Чэ.

Он не мог найти ничего о происхождении Юнь Чэ, несмотря на всю свою великую мощь.

Он так же сильно ошибался о силе Юнь Чэ.

Более того, он почти сразу же был принят как приёмный сын Юнь Цин Хуна, после того, как вошел в Семью Юнь…

Предыдущий план, направленный на Семью Юнь и Семью Под Небом был полностью раскрыт им, настолько, что его могли увидеть все.

После того, как он всестороннее рассмотрел его личность, Герцог Хуай внезапно охватила мысль… Этот Юнь Чэ мог быть совершенно непредвиденной и неизвестной переменной!

Его талант и сила в логическом предвидении, эта поведение и резкость, превзошедшая его возраст, всё это вызывала в Герцоге Хуае отчётливое чувство опасности.

Брови Герцога Хуая опустилась, и убийственное намерение, испытываемое к Юнь Чэ, мгновенно усилилось в десятки раз. Он опустил голову и послал звукопередачу Герцогу Хуэй Е, «Е’эр, убей его!»

Герцог Хуэй Е уже был готов начать бой, когда внезапно услышал звукопередачу Герцога Хуая. Его брови подпрыгнули и рот скривился в жестокой улыбке. Он взглянул в сторону Герцога Хуая, и тихонько кивнул, после чего, взмыл в воздух и приземлился перед Юнь Чэ. Его лицо расплылось в улыбке, когда он смотрел на Юнь Че… А взгляд был наполнен нескрываемой жестокостью.

«Герцог Хуэй Е… Это Молодой Герцог Хуэй Е Дворца Герцога Хуая!»[2]

«Никогда не думал, что он заставит выйти лично Герцога Хуэй Е. Ах, это меня не радует. По крайней мере соревнование скоро подойдут к концу.»

«Юнь Чэ выиграл трижды подряд, но похоже даже не вспотел. Более того, он ещё не воспользовался своим оружием… Думаешь этот Юнь Чэ может побить Герцога Хуэй Е?»

«Ты шутишь?! Он, третий в рейтинге среди Семи Потомков Иллюзорного Демона, мы говорим о Герцоге Хуэй Е из Дворца Герцога Хуая! Чистота Императорской Кровь Дворца Герцога Хуая уступает лишь Клану Императора-Демона! И все герцоги во Дворце Герцога Хуая обладают сильной родословной, уступающей только Императору-Демону! Духовное искусство что они развивают, признанно уступает лишь «Летописи Пытающего Мира Золотого Ворона», ‘Дьявольское Искусство Падшего Пламени’. Практик этого искусства, на шестом уровне Тиранической Ступени обладает силой, равной практику седьмого уровня Тиранической ступени из двенадцати семей. Не смотря на то, что Юнь Чэ, можно сказать, с лёгкостью побил Чи Ян Янь Ву, они совершили почти сотню обменов ударами, и он практически был вытеснен ею с арены. Теперь, когда в дело вступил Герцог Хуай, ему не понадобится и трёх обменов! Так как может такое быть, что мы проиграем Юнь Чэ?»

«Верно. Не сравнивай учеников Двенадцати Семей с герцогами Дворца Герцога Хуая. Юнь Чэ действительно до абсурдного силён, но он не ровня Герцогу Хуэй Е. В лучшем случае, он может заставить Герцога Хуэй Е применить всю свою силу.»

В зале было множество разговоров. Невнятный вид на лицах на местах в западном крыле, был немного расслаблен, когда они увидели Герцога Хуэй входящего на арену; Они все холодно улыбнулись… Они верили, что предыдущее внимание публики к Юнь Чэ заставит Герцога Хуэй Е относиться к нему грубо и даже была возможность, что он убьёт Юнь Чэ. Что о проигрыше Герцога Хуэй Е Юнь Чэ… Это было определённо невозможным.

Крики всех сидящих в западном крыле внезапно охладели, и лица всех сидящих там выглядели в различной степени тревожно.

 Особенно те сеньоры, что знали о темпераменте Герцога Хуэй Е, их брови были сильно нахмурены.

«Ты неплохо справился. Честно, я на самом деле недооценил твои силы. Месяц назад, когда я увидел тебя в доме Семьи Юнь, я считал, что ты лишь крошечный кузнечик, что был под моим взором. Я действительно не думал, что ты на самом деле заставишь меня лично выйти на арену. Похоже, что ты соответствуешь требованиям, для того, чтобы я взялся за тебя всерьёз.»

У Герцога Хуэй Е на лице была мягкая улыбка, когда он это говорил, но Юнь Чэ отчётливо ощущал намерение убийства в его глазах. Столь отчётливое убийственное намерение говорило Юнь Чэ, что в предстоящем бою Герцог Хуэй Е определённо попытается нанести ему смертельный удар.

Юнь Чэ тоже улыбнулся, «Герцог Хуэй, лучше, если ты будешь поменьше бахвалиться. Такое хвастовство я слышал, за всю свою жизнь, может и не тысячу раз, но по меньшей мене восемьсот раз. Но в конце, каждый из них, вмазал себе по лицу, без исключений. Хех, позволь сказать тебе, что бить себя по лицу – это очень болезненно, знаешь ли.»

 

[1] ПП: Если честно, я не уверен, использовалось ранее Императорский Клан Демона, или Клан Императора-Демона. По сути, одно и тоже.

[2] ПП: Чтоб их этих анлейтеров, ей богу, Дюк, Дюк, Дюк, Дюк, Дюк, Дюк… ДюковДюкДюкович.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Сообщить об ошибке
<<<