X
X
Глава - 720:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Естественно в вопросах полемики и мудрости Фэн Тянь Вэй во много раз превосходил своего сына.

Однако в психологической войне побеждает тот, кто знает больше чужих секретов. Таким образом, если твоя главная тайна заранее известна оппоненту – считай ты проиграл.

О смерти Бога Феникса знала лишь верхушка Секты Божественного Феникса, казалось бы, откуда это может быть известно Юнь Чэ?

“Условия? Хеххех, как и ожидалось от Великого Мастера Секты Божественного Феникса, не стал ходить вокруг да около. Очень жаль, что твой сын не унаследовал подобную решительность и мужество. Я ведь не хотел воевать с вами, предлагал уладить дело мирно несколько раз. Однако твои люди каждый раз лишь плевались в ответ на мои предложения!”

“Даже сейчас, ты единственный, кто согласен вести диалог.” Юнь Чэ прищурился, перевел взгляд на Фэн Хэн Куна: “Фэн Хэн Кун, смерти всех учеников, принцев, старейшин и великих старейшин на твоей совести, они погибли из-за твоей глупости, упрямства.”

“Ты!” сквозь стиснутые зубы провыл Фэн Хэн Кун. Чтобы он не говорил, факты на лицо – Могущественный Мастер Секты Божественного Феникса полностью проиграл Юнь Чэ.

С первого дня Юнь Чэ предлагал совершенно абсурдные условия; которые были похожи скорее на шутку… А затем с каждым днем показывал чуть больше своей силы и вместе с тем выдвигал еще более жесткие требования. Каждый раз они думали – хуже быть уже не может…

В целом слова Юнь Чэ правдивы, он действительно приходил в Город Феникса каждый день и каждый день выдвигал свои условия. И каждый раз, когда ему отказывали – он возвращался с новыми, более фантастичными требованиями…

Юнь Чэ не желал Секте Божественного Феникса смерти, он действовал куда более тонко – унизил их, заставил трястись от страха, сожалеть о содеянном…

Три этих чувства глубоко въелись в душу Фэн Хэн Куна.

Потеря достоинства секты, разруха в Городе Феникса, гибель четырех принцев, пяти старейшин, Фэн Тянь Цина и Фэн Тянь Юй… Фэн Хэн Кун виноват в случившемся не меньше чем Юнь Чэ, ведь он отрицал любые переговоры, отказывался идти на уступки.

Столкнувшись с величайшим кризисом за все время существования секты Фэн Хэн Кун и Фэн Тянь Вэй должны были сделать окончательный выбор.

Неужели все эти смерти были напрасны?!

Сердце Фэн Хэн Куна разрывалось от боли.

Юнь Чэ с лихвой отомстил ему, Фэн Хэн Кун лучше бы умер, чем еще раз испытал такое унижение.

Сокрушительное поражение. В том числе в плане чистой внутренней силы. Сам Фэн Тянь Вэй обливался потом, находясь под алым солнцем, созданным Юнь Чэ… что уж говорить о нынешнем Мастере Секты Божественного Феникса… Фэн Хэн Кун не ровня Юнь Чэ.

“Его предыдущие условия?” Фэн Тянь Вэй вопросительно посмотрел на сына.

Фэн Хэн Кун надавил ладонями на грудь, пытаясь успокоиться: “Вывод наших войск, официальные извинения перед Империей Голубого Ветра, тридцать миллиардов сиреневых монет в качестве компенсации и…” закончил он практически давясь словами: “Он хочет, чтобы Регион Красного Нефрита отошел во владение Империи Голубого Ветра, а Фэн Си Мин стал заложником на пятьдесят лет, предварительно уничтожив свои духовные искусства!!”

“…” Брови Фэн Тянь Вэя сошлись на переносице. Компенсация, извинения, территории и даже крон – принца в заложники… каждое из этих условий оставит огромную кляксу на репутации Империи Божественного Феникса!

“Дедушка, я недостаточно силен, но по-прежнему являюсь крон – принцем Божественного Феникса! Я лучше умру десять тысяч раз, чем пойду на такое унижение! Унижение всей нашей секты!” крикнул дрожащим голосом Фэн Си Мин. Учитывая сложность ситуации, Фэн Тянь Вэй действительно мог согласиться на сделку с Юнь Чэ. Фэн Си Мин в чужой стране и без своей силы… пятьдесят лет в аду.

И даже если он вернется живым, былой титул ему не вернуть. Люди, глядя на него, будут думать лишь о величайшем для империи унижении.

“Юнь Чэ, если ты собираешься снова выдвинуть похожие условия…” медленно сказал Фэн Тянь Вэй: “Секта Божественного Феникса отказывается принять их!!”

“Нет, ну что ты.” Непринужденно улыбнулся Юнь Чэ, словно в разговоре со старым другом. В противовес холодному лицу Фэн Тянь Вэя, он буквально светился от радости: “Это вчерашние условия. А как твой сын уже знает, новый день – новые правила.”

“Ссс…” губы Фэн Хэн Кун задрожали, перед глазами проносились ужасные картины трех последних дней. Боль, обида, ярость, сожаление и унижение…

Если вспоминать слова Юнь Чэ, произнесенные им в первый день – тогда он был еще самой доброжелательностью.

“В смысле?” Фэн Тянь Вэй нахмурился еще больше.

“Отец…” открыл было рот Фэн Хэн Кун, но затем замолк. Собравшись, он передали свои воспоминания за последние несколько дней Фэн Тянь Вэю.

Фэн Тянь Вэй практически не изменил своего выражения, только внимательнее уставился на Юнь Чэ.

Двадцать два года?!

Столь дьявольские методы подходят больше ядовитой змее, чем человеку.

“Хехе, Великий Мастер не стоит так волноваться. Несмотря на преступления Секты Божественного Феникса я относился к вам с добротой, в целом мне не присущей.” Он слегка ухмыльнулся; возможно, члены Секты Божественного Феникса посчитают его слова злой шуткой, но если задуматься о судьбе других фракций или людей, вышедших против него… “Можете винить только себя самих, свою глупость и надменность. Но раз уж говорить со мной вышел сам Великий Мастер, я естественно должен проявить уважение как младший, дать последний шанс. Я готов слегка подкорректировать свои вчерашние условия.”

Просмотрев воспоминания сына, Фэн Тянь Вэй понял, что в переговорах с Юнь Чэ нельзя расслабляться ни на секунду… по сути сейчас он заключал сделку с дьяволом. Он поднял руку вверх: “Говори.”

“Первое, размер компенсации увеличивается до пятидесяти миллиардов фиолетовых монет!”

“Пять… Пятьдесят миллиардов!” шокировано переглянулись старейшины, даже первоначально затребованные Юнь Чэ десять миллиардов казались для них невероятной суммой. “Юнь Чэ, прекращай мечтать!” проскрежетал Фэн Си Мин.

“…Продолжай” все еще спокойным голосом сказал Фэн Тянь Вэй.

“Второе…” Юнь Чэ посмотрел на Фэн Си Мина: “Вчера я предложил крон – принцу погостить у меня, в Империи Голубого Ветра. Кто же знал, что он начнет плакаться, просить пожалеть его. Будет ужасно если он сойдет с ума пока находится в Столице Голубого Ветра.”

“Юнь Чэ, ты!!” лицо Фэн Си Мина позеленело, если бы он мог, то разорвал Юнь Чэ на части только своим ртом.

“Очевидно, что предложенный мною отпуск не пойдет ему на пользу. Однако я по-прежнему хочу видеть рядом с собой гостя из Империи Божественного Феникса…” глаза Юнь Чэ опасно сверкнули, он посмотрел на Фэн Хэн Куна: “Как насчет нынешнего Мастера Секты?”

“Он должен уничтожить свои духовные искусства, отправиться со мной в Империю Голубого Ветра на сто лет и преклонить колени перед могилой моего тестя, предыдущего императора – Цан Вань Хэ!”

“Сто лет и не днем меньше!!”

~! @#^%........

Слова Юнь Чэ были подобны раскату грома для всех членов Секты Божественного Феникса, они практически кипели от гнева. Странный звук хрустнувших костей раздался со стороны Фэн Тянь Вэя.

Не дожидаясь криков толпы, Юнь Чэ продолжил: “Третье, Империя Божественного Феникса в знак уважения к Императорской Семье Голубого Ветра обязуется передавать один миллиард фиолетовых монет, пятнадцать тысяч килограмм фиолетовых кристаллов, двести пятьдесят тысяч килограмм духовного железа и камней, а также пять тысяч наборов оружия Феникса и брони в течении двух сотен лет.”

“Каждые десять лет количество дани будет возрастать на двадцать процентов.”

Даже если бы Фэн Тянь Вэй тренировал выдержку и самоконтроль на несколько тысяч лет дольше, он бы все равно сейчас покрывал Юнь Чэ самыми последними словами.

Лица всех членов секты потемнели до крайности, словно их окунули в собачье дерьмо. Голос Фэн Тянь Вэй начал дрожать от бушующего внутри него гнева: “Юнь Чэ! Только в благодарность за спасение Сюэ’эр я решил выслушать тебя… но ты совершенно не знаешь меры…”

Фэн Тянь Вэй не мог найти слов, чтобы в полной мере выразить свои эмоции… ‘не знаешь меры’ – это так, лишь верхушка айсберга!

“Не знаю меры?” нахмурился Юнь Чэ, счастливое выражение лица сменилось на холодное: “Вы разрушили жизни[1] Пятидесяти миллионам граждан Империи Голубого Ветра. Люди потеряли все, что имели. Пятьдесят миллиардов; пять сотен, даже пять биллионов фиолетовых монет не вернут им прежнюю жизнь!!”

“Пятьдесят миллиардов в качестве компенсации – это очень щедрое предложение с моей стороны!!”

“Последний император Голубого Ветра и мой тесть, отец Цан Юэ, Цан Вань Хэ всегда относился к Империи Божественного Феникса с глубочайшим почтением. Однако вы убили его… Я же не требую смерти Фэн Хэн Куна, просто хочу, чтобы он обдумал свои грехи за эти сто лет!”

“Империя Голубого Ветра выплачивала дань Империи Божественного Феникса с момента своего основания, то есть целую тысячу лет. Вы же, практически уничтожив мою родину, считаете двухсотлетнюю дань чрезмерной?”

“Фэн Тянь Вэй, так кто из нас больше виноват, я, слегка задевший достоинство Божественного Феникса или твоя секта, смешавшая с грязью Империю Голубого Ветра?!”

Последние слова Юнь Чэ подобно лавине разнеслись по Городу Феникса, заставив души всех его услышавших бесконтрольно трепетать.

“Юнь Чэ, достаточно слов.” Вены на лбу Фэн Тянь Вэя угрожающе вздулись: “Мы согласны выплатить пятьдесят миллиардов фиолетовых монет Императорской Семье Голубого Ветра, также мы готовы передать ей Регион Красного Нефрита! Но на этом все…”

“Верно, к чему бессмысленные разговоры.” Резко прервал его Юнь Чэ: “Да или нет, никакой торговли и перетягивания одеяла.”

“Великий Мастер, Секта Божественного Феникса не должна добровольно принимать такое унижение!” закричали сразу четверо старейшин.

“Нас защищает Бог Феникс. Если Юнь Чэ попытается уничтожить город, Бог Феникс остановит его. Дьявольское отродье просто блефует, у него кишка тонка!!”

“Юнь Чэ, бойся гнева нашего бога!!”

“Молчать!” взмахнул рукой Фэн Тянь Вэй, тем самым вызвав порывы ураганного ветра. Несмотря на гнев и страх, старейшины и ученики секты, в глубине души верили – в критический момент Бог Феникс спасет их. А вот в головах Фэн Тянь Вэя, Фэн Хэн Куна и Фэн Си Мина такой спасательной подушки не было.

Только они знали, как обстоят дела на самом деле.

В худшем случае Город Феникса будет только началом. Когда новость о смерти Бога Феникса разнесется по миру…

Другими словами, они должны были остановить Юнь Чэ, любыми способами.

Но условия, им выдвинутые… принять их – равносильно самоубийству.

“Хорошо, хорошо.” Выдавил из себя Фэн Тянь Вэй, угрожать Юнь Чэ Богом Фениксом – единственный вариант, у него оставшийся: “А если я не согласен?”

“Ну такой вариант меня тоже устроит!!” Юнь Чэ снова радостно улыбнулся, словно надеялся на такую реакцию: “Тогда Город Феникса будет полностью уничтожен!!”

“Хахаха!” громко рассмеялся Фэн Тянь Вэй: “Я действительно не могу нейтрализовать твою сферу, но ты думаешь её силы хватит на уничтожение целого города? Как я уже говорил ранее, Бог Феникс не часто появляется перед людьми, но если Городу Феникса будет грозить опасность – он непременно вмешается! Бог Феникс способен моментально уничтожить эту сферу и тебя вместе с ней!”

“Отлично! Тогда я начинаю, а там посмотрим, чья возьмет!”

Такого ответа Фэн Тянь Вэй никак не ожидал, Юнь Чэ без колебаний выступил против Бога Феникса; аура вокруг его тела пришла в движение, огромная сфера двинулась вниз.

“С… Стой!!!” хрипло прорычал Фэн Хэн Кун.

*Вуууу*

Подобно грому, сконцентрированная внутренняя сила разрезая небо покатилась к земле. Словно река магмы, медленно текущая сверху вниз. Температура окружающего воздуха значительно выросла, для Города Феникса пришел его судный день.

Внезапно рука Юнь Чэ остановилась и вместе с ней в воздухе замерла и сфера уничтожения. Он обвел взглядом собравшуюся толпу, улыбнулся: “Мастер Секты, вам есть что сказать? Наверное, о защите Бога Феникса. О том, что с городом ничего не случится, а я погибну? Неужели Мастер Секты беспокоится за мою жизнь?”

Голос, аура, глаза Юнь Чэ – все выражало абсолютное спокойствие. Фэн Тянь Вэй начал подозревать, что Юнь Чэ знает правду о Боге Фениксе…

Иначе чем объяснить его действия, отсутствие колебаний? Даже Четыре Священные Земли опасаются в открытую нападать на них!

Если это правда, тогда партия сыграна – Фэн Тянь Вэю больше нечем крыть.

“Юнь Чэ” Он открыл глаза, голос низкий и лишенный всех эмоций: “К чему такие радикальные методы?!”

“Радикальные методы?” со злобной усмешкой переспросил Юнь Чэ: “Если бы я вернулся на день позже, Империя Голубого Ветра исчезла с Континента Бездонного Неба! И от кого я слышу столь лицемерные речи… от Императора Божественного Феникса…”

Фэн Тянь Вэй: “…”

*Вуууу*

Чистилище, открывшееся посреди неба, закрутилось и продолжило свое движение вниз. Юнь Чэ поднял голову и посмотрел куда-то вдаль. Затем он прищурился и мрачно произнес: “Второй раз за всю жизнь я использую эту сферу разрушения. И снова против Секты Божественного Феникса. Фэн Тянь Вэй ты ведь чувствуешь мою ауру. Через шестьдесят вздохов я более не смогу контролировать её падение, даже если захочу.”

“То есть у вас осталось не так уж много времени… выбрать между жизнью и смертью!”

Воздух накалился до предела, любой человек, не носящий в себя родословную Феникса, моментально сгорел бы здесь. Однако Фэн Тянь Вэй, Фэн Хэн Кун и Фэн Си Мин дрожали от холода. Старейшины также не отводили взглядов от Мастера и Великого Мастера, они начали подозревать что-то неладное.

“Дедушка…” с совершенно белым лицом прошептал Фэн Си Мин. Юнь Чэ, о котором он уже успел забыть за три года, внезапно вернулся из мертвых и теперь сам держал в руках жизнь Секты Божественного Феникса.

“Отец…” также прошептал Фэн Хэн Кун и медленно поднес свою ладонь к груди…

Внезапно он почувствовал знакомую ауру, резко дернулся и поднял голову, словно получив разряд током.

Фэн Тян Вэй, Фэн Си Мин… да вообще все уставились в одну и ту же точку.

Даже выражение лица Юнь Чэ кардинально поменялось…

“Старший Брат Юнь… это… ты?”

Девчачий голос, мягкий словно облака и пронзительный как ветер, раздался из-за его спины.

 

[1] Используется слово lost (потерять) – имхо здесь имеется в виду именно уничтожения привычного уклада, а не смерть.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Сообщить об ошибке
<<<