X
X
Глава - 788:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Юнь Чэ спокойно осмотрел свои раны, прежде чем сосредоточить разум и устремиться к Адскому Цветку Удумбара.

Эти четыре лепестка испускали невероятно странный и фантастический фиолетовый свет. Как только Юнь Чэ оказался в ста пятидесяти метрах от него, он отчётливо чувствовал, что его душу сжимали бесформенные руки. Юнь Чэ остановился, делая глубокий вдох, прежде чем спокойно заговорить.

— Жасмин, не волнуйся. Я не так глуп, чтобы умереть из-за того, что переоценил свои силы. Кроме того, моя жизнь связана с твоей. Причина, по которой моя душа была практически украдена Адским Цветком Удумбара в первый раз, заключалась в том, что я ещё не испытал его настоящего ужаса, и поэтому я не подготовился достаточно хорошо.

— Однако прямо сейчас я примерно знаю способ, с помощью которого он крадёт души. Вместе с тем фактом, что осталось только четыре лепестка, столкновение с ним кажется намного менее ужасным, чем до этого. Если я приложу все усилия и силы в эту попытку, то необязательно, что я потерплю неудачу. У меня есть Небесная Ядовитая Жемчужина, так что, если я смогу приблизиться, собрать его будет совершенно не проблемой.

— Если как итоговый результат всё закончится полным провалом и у меня не будет и шанса на успех, то я сдамся.

— Хмпф! — Жасмин злобно фыркнула, отвечая: — В любом случае я не могу остановить тебя, даже несмотря на то, что я говорю. Так что я больше не буду тебя беспокоить! Ты будешь измучен настолько, что будешь молить о смерти, не вини меня в том, что я тебя не предупреждала!

— Я понял.

Обе руки Юнь Чэ медленно сжались в кулаки, его брови плотно сошлись вместе… В этой жизни он был убеждён, что никогда не сможет забыть, насколько ужасающей была способность кражи души Адского Цветка Удумбары. Теперь, когда он ещё раз об этом подумал, вся его душа начала содрогаться, в сердце рождался сильный страх.

Если бы перед ним было что-то другое, даже легендарное сокровище, несравненный артефакт или даже гора Божественных Кристаллов, он развернулся без малейших колебаний и ушёл, даже не оглянувшись… Потому что он не желал вновь испытывать боль от того, что у него выдирают душу.

Но перед ним был Адский Цветок Удумбара… Единственный в этом мире.

— Я безусловно преуспею!

— Хах!

Юнь Чэ пробормотал, прежде чем закричать. Его тело начало пылать огнём и вздыматься в небо, с полной силой стремясь к Адскому Цветку Удумбара.

В первый раз, когда он приблизился к Адскому Цветку Удумбара и был подвержен способности кражи души, вся сила в его теле мгновенно рассеялась… Поэтому в этот раз он хотел посмотреть, сможет ли на предельной скорости мгновенно добраться до Адского Цветка Удумбара.

*Динь…*

Адское фиолетовое свечение перед ним расширилось, и мир внезапно полностью стих. После этого бесчисленные ледяные иглы безумно пронзали его душу, в то время как множество мрачных рук бросилось к нему из глубин бездны, чтобы разорвать каждый уголок его души…

*Бах!*Юнь Чэ бросило на землю, будто он упал с неба. Всё пламя на его теле было полностью погашено. Его душа дрожала и сдавала в сопровождении огромной боли, что заставляла его внутренние органы, конечности и остальное тело неконтролируемо содрогаться. Каждый волос и клетка в его теле дёргались и дрожали от боли.

Он стиснул свои зубы со всей силы, насильно удерживая крики из-за внутренней боли. С этой огромной болью его зрение стало размытым, но странный прекрасный фиолетовый свет он всё ещё видел отчётливо. Тот был примерно в пятидесяти метрах от него.

Именно этот фиолетовый свет позволил ему удержать свою практически раздробленную психику. Он заставил себя встать и попытался направиться к фиолетовому свету. Но сразу после того, как он сделал один шаг в ту сторону…

Это был лишь один шаг ближе к цветку… Но в этот миг тысяча игл, что вонзались в его душу, превратились в десять тысяч клинков…

Потратив половину своей жизни, нанося смертельный удар Демону-Правителю Кровавой Луны и оставляя от его тела лишь клочья, он не проронил ни единого болезненного крика. Но прямо сейчас Юнь Чэ испускал кровавый крик. Сделав всего один шаг ближе, он будто прошёл через обычный ад и нашёл в самом аду ещё один другой, более ужасный ад. Он чувствовал, что его тело и душа мало по малу сдавали. Боль намного превзошла любую другую, которую Юнь Чэ испытывал до этого, и даже превзошла само понимание боли!

Кроме того, эта сильная боль породила невероятно цветущий ужас!

Страх и ужас мгновенно поглотили оставшуюся волю и смелость Юнь Чэ. Его скорчившееся тело само по себе развернулось и поплелось назад.

Чувство, разрезавшее на части душу и вызывающее боль, резко уменьшалось с каждым дюймом его отступления. Как только его разум прояснился, он, естественно, получил обратно контроль над своими силами и телом. Юнь Чэ продолжил, спотыкаясь, отходить назад. Он наконец-то остановился, когда достиг расстояния, на котором мог терпеть боль. Оба колена уткнулись в землю, он пытался поддержать себя своими руками. Тяжело вздохнул, с его лба потоками полился пот. В мгновение ока земля под ним полностью обмокла.

— Ха-ах… Ха-ах… Ха-ах…

Его тело бесконтрольно содрогалось более десятка вздохов, когда он пытался поймать ртом воздух. В этот момент Юнь Чэ почувствовал, будто перенёс жесточайшую пытку во всём мире… Нет! Эта боль была намного ужаснее, чем любая пытка, которую он мог себе только представить.

Он повернул голову, подняв своё бледное лицо, и посмотрел на место, до которого добрался раньше. То место было в сорока пяти метрах от Адского Цветка Удумбара. Он чувствовал, что это расстояние было пределом, который он может выдержать. Если попытается пойти вперёд, даже если это будет крошечный шаг… Он не сможет выдержать боль в том месте.

Он также не мог представить, какой ужасающий ад его ожидает, если сделает ещё хоть один шаг вперёд. И с трудом мог вообразить, какой пугающий мир ожидает его, когда он будет в одном шаге от Адского Цветка Удумбара.

Сорок пять метров… Для него обычно это было крошечное расстояние.

Но в этом месте, похоже, что чем дальше, тем больше и отчаяннее разрыв, растянувшийся на миллионы километров.

Один шаг был подобен шагу в бездну… Один шаг в настоящую пропасть!

— Ты… в порядке? — спросила Жасмин голосом, наполненным беспокойством. Но в миг, когда она заметила волнение в своём голосе, она тут же похолодела. — Хмпф! Это результат того, что ты переоценил свои силы! Я скажу это ещё раз! Адский Цветок Удумбара — это не то, к чему человек вроде тебя может приблизиться! Что до боли, которая крадёт душу, теперь ты испытал её второй раз! Если быть честной, то, что ты не был сломлен, — похвально само по себе! Из-за этой боли, даже если бы это была я… Даже если бы это был бог из легенд, ему всё равно было бы очень сложно её терпеть! Не говоря уже о ком-то вроде тебя!

Когда Жасмин договорила, Юнь Чэ вновь встал на ноги. После чего он ещё раз развернулся лицом к Адскому Цветку Удумбара. Но в этот раз непоколебимая решительность в его глазах давно исчезла, и его заменил страх.

За прошедшие пару лет Юнь Чэ ничего не боялся: будь то непревзойдённая мощь, приближение смерти или силы природы, которым он не мог сопротивляться…

Это был первый раз, когда он испытывал страх из-за «боли».

*Треск!*Он так сильно сжал левую руку, что на двух пальцах треснули кости… Но его бледное лицо даже не дрогнуло. Потому что это даже не укус муравья, по сравнению с болью, которую он испытывал, когда его душу пытались украсть.

Его ноги пришли в движение, когда он ещё раз решил направиться к Адскому Цветку Удумбара.

— Что ты делаешь? — Его действия шокировали Жасмин. Она очень хорошо знала, какую боль только что испытал Юнь Чэ, и тоже чувствовала доставленный ему ужас. Так что она думала, что Юнь Чэ никогда не попытается ещё раз приблизиться к Адскому Цветку Удумбара… И, возможно, он даже не рискнул бы на него смотреть, но он на самом деле… пытался к нему ещё раз приблизиться!

— Я ещё… не… провалился! — хрипло сказал Юнь Чэ. Но слова, которые он произнёс, дрожали из-за оставшегося страха.

— Ты… Ты действительно ещё не сдался?! Неужели ты будешь рыдать, только когда увидишь свою собственную могилу? — сердито закричала Жасмин.

— Этот Адский Цветок Удумбара... Он прямо передо мной! Прямо сейчас он в каких-то шестидесяти метрах! Если я потеряю своё стремление продолжать из-за этого маленького препятствия, то где… я найду лицо, чтобы увидеть тебя в следующий раз?!

— Меня?.. — в удивлении закричала Жасмин. — Какое маленькое препятствие?! Какого чёрта это для тебя маленькое препятствие?! Боль в твоём теле просачивается в душу, а боль в душе — это не то, что может сравниться с физической болью. — Жасмин испытывала настоящую изнуряющую боль души однажды в своей жизни. Когда она наследовала внутреннюю силу наследия Небесной Погибели Звёздного Бога. Так что она очень отчётливо понимала подобную боль! Даже кто-то могущественный вроде неё будет дрожать от страха, вспоминая подобный опыт. И по сей день ей всё равно не хватит мужества помыслить о том, чтобы испытать это второй раз!

Но ради неполного Адского Цветка Удумбара Юнь Чэ был готов столкнуться с этой болью в третий раз!

Юнь Чэ не дожидался ответа Жасмин. С громким криком он вновь ринулся к Адскому Цветку Удумбара, Жасмин всё ещё была ошеломлена.

Сорок пять метров…

Это расстояние снова оказалось пределом. Вновь Юнь Чэ ощутил, что вся сила в его теле рассеялась, когда он с болью рухнул на землю. Он с усилием раскрыл глаза так широко, что они, казалось, взорвутся, и он сжал зубы так сильно, что те чуть было не сломались, когда он сделал огромный шаг вперёд.

— УА-А-А-А-А-А-АА-А-А-А-А-А-А-А!

Душераздирающий крик раздался в каждом уголке Дьявольского Гнезда Лунной Погибели. Он был так пронзителен и резок, что даже камни на земле задрожали. Этот миг душераздирающей боли, была тем, что Юнь Чэ не мог описать словами, и ужасающие мысли о суициде, чтобы избежать этой боли, появились в его голове.

Единственное, что наполняло его тело и оставалось волей, — это был инстинкт «убежать»… Убежать любой ценой! Пока крики раздирали воздух, тело Юнь Чэ покатилось назад… В этот раз, когда он немного пришёл в себя, то уже был в шестидесяти метрах.

Лицо Юнь Чэ стало бледнее, чем раньше, и всё его тело содрогалось и дрожало, словно насекомое в предсмертной агонии. Потоки холодного пота скатывались по его телу. Он крепко стиснул зубы… В этот раз, чтобы тело наконец-то перестало дрожать, потребовалось тридцать вздохов.

— Достаточно, не пытайся это снова повторить. Как много раз я должна тебе говорить, тебе невозможно преуспеть! Ты страдаешь ни за что! — в этот раз Жасмин его не ругала, и в её голосе слышалась лёгкая дрожь. Сначала она была полностью уверена, что, независимо от силы воли, в миг, когда человек испытает боль, которая крадёт душу, оставит бесконечно-тёмные воспоминания, и человек больше не осмелится даже думать о подобном опыте. Но Юнь Чэ… снова и снова бросался в бой.

Его решительные действия были настолько невероятны, будто постоянные прыжки в глубокую бездну, которую боятся даже боги. Это не ради его собственных эгоистичных желаний… Всё это было ради неё!

Когда Юнь Чэ терпел пространственные шторма в Ковчеге Изначальной Эры, он испытывал самую невероятную физическую боль. Жасмин восхищалась его способностью это терпеть, но она не была слишком удивлена итоговым результатом. Но в сравнении с физической болью, боль в душе… Была на совершенно другом уровне!

Насильственное выдёргивание души из тела… Этот процесс был в миллионы раз болезненнее, чем достать каждую кость и каждый кровеносный сосуд из тела!

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Сообщить об ошибке
<<<