X
X
Глава - 112: Финал турнира (часть 7)
Предыдущая глава
Следующая глава

12-й матч – Хакуру против Шион.

Последний матч третьего дня.

Хакуру и Шион стояли друг против друга в центре Колизея.

В напряжённой атмосфере Милим беспечно крикнула:

«Начинайте!»

Она набралась опыта и научилась комментировать бои без запинки.

Кстати, Сука не взяла роль судьи, она только объявляет победу.

Есть риск, что она прервёт серьёзные бои на мечах, поэтому только комментирует вживую.

Милим, подражая ей, не делает ничего, что может нарушить матч.

Она просто счастлива, что может что-то сделать. Я напрасно тревожился, что она устроит разгул, и очень за это благодарен.

Посмотрим матч.

Противники звенели мечом об меч в тишине.

Это не было беспрерывным лязгом, как в бою Бенимару и Суэя, просто каждый открыто проверял защиту и атаки другого.

Подобно неспешному течению реки.

Однако от внезапного ливня она вышла из берегов.

Хакуру с бойцовским духом издал возглас, ударив Шион.

Но Шион была терпелива. Затратив ровно столько энергии, сколько требовалось, чтобы не поранить противника, она отразила удар Хакуру.

Хакуру разительно отличается от Шион, которая безостановочно двигается.

Такое было прежнее впечатление, однако этот бой его вывернул наизнанку.

Как и во вчерашнем бою, явно виден был рост Шион. Её метод боя заключался не в том, чтобы просто атаковать со всей силы, как до некоторых пор; она приобрела высокое мастерство, её стиль был рационален.

Сочетание силы и техники. Это значило, что её сила увеличилась на уровень.

Полагаясь только на уровень навыков, она не могла сравняться с Хакуру, но теперь, когда её повышенную физическую силу и уровень навыков дополнял инстинкт, она могла сражаться с ним наравне.

Да нет, они не равны.

Шион текучее искусство меча подкрепляет своей невероятной титанической силой. Её техника всё ещё несовершенна по сравнению с Хакуру.

Именно Хакуру в этом бою сражался всерьёз и был вынужден отступать.

Похоже, его искусство меча не способно отражать атаки Шион.

«Ты выросла, Шион… Я никогда не ожидал, что ты так разовьёшь навык мечника» (Хакуру)

«Хе-хе. Я бы не всегда действовала грубо, ты ведь знаешь.

Я желаю достичь самых высот.

Прежняя я никогда бы не стала полезной Римуру-сама» (Шион)

Мечи сталкивались и отлетали. Разорвав дистанцию, они встретились взглядами. Более того, они начали показывать действительно продвинутое фехтование.

Хакуру удовлетворённо кивнул, увидев, как выросла Шион.

Суэй был первым учеником, которого он взял под своё крыло.

Он знает свои способности и обязанности, при этом не страдает лишней самоуверенностью. Идеальный ученик.

Бенимару и Шион сильно отличаются от Суэя.

Неважно, как он их учил, они стремились больше к бою, чем к изучению теории, и были склонны больше применять силу, чем навык! С этим настроением они шли в бой.

Однако Бенимару как юный воин огров с самого начала был очень ответственным.

Хорошо, что он понимал, что от его самообмана могут пострадать дорогие ему люди.

Бенимару, будучи генералом, развил сознание и ответственность. Он вырос куда сильнее, чем ожидал Хакуру.

Для последнего это тоже было огромной радостью.

Но даже сильнее удивления от того, что проблемный ребёнок Шион повзрослела, была его радость по этому поводу.

Какое-то время ярость Шион после воскрешения была невыносима.

Помутился ли её разум? Сердце почернело?

Казалось, что её сердце совершенно окрасилось ненавистью к людям, не считая её друзей.

Он также изучил специальные тренировки отряда Ёмигаэри [[Воскрешённых]], но они служили лишь средством выпустить гнев.

Хакуру беспокоился, что Шион обезумела после смерти.

Если бы она принесла гибель, он был готов лично убить её мечом.

Однако Шион выросла.

Шион изменилась снова, когда Римуру-сама отчитал её после битвы со Святыми Рыцарями.

В конце концов, Шион могла просто бояться.

Бояться, что её убьют.

Не потому, что её страшила сама смерть, но потому что она опасалась исчезнуть, не принеся пользы.

Хакуру казалось, что больше всего она боится оказаться бесполезной для Римуру-сама, и что он забудет её.

Поэтому она старается быть хоть немного, но лучше других.

А ещё потому, что она одержима дурацкими штуками вроде рангов.

Она завидовала другим, она боялась, что если не завладеет интересом и приязнью Римуру-сама единолично, то её забудут и бросят.

Ревность – причина её неосторожности.

Однако Римуру-сама никогда не забудет о нас, и когда она это поймёт, ревность в её сердце должна исчезнуть.

В итоге разум Шион укрепился от ощущения, будто за ней неотрывно присматривает родитель.

А сейчас искусство меча Шион несомненно. Оно говорит больше, чем тысяча слов.

Если она продолжит расти с той же скоростью, то не за горами день, когда она мастерством превзойдёт Хакуру.

(В таком случае я смогу направить всё своё внимание на проблемную молодёжь вроде Гобуты и Габила.)

Так он подумал, начав радостно улыбаться.

«А сейчас, если ты сможешь остановить этот меч, я скажу, что ты полностью овладела моим искусством!» (Хакуру)

Сказал он Шион, и тренировочный меч ещё раз вошёл в ножны.

Исход боя решится следующим ударом.

Увидеть, как выросла Шион, было неожиданной удачей.

После этого остаётся просто наслаждаться боем.

Хакуру намеревался применить баттодзюцу.

Шион тоже это заметила.

Однако она не встревожилась. Разумеется, сама она не станет применять баттодзюцу, потому что её одати не получит дополнительного ускорения, будучи вынут из ножен.

Не то чтобы это было ей не по силам, просто сейчас неподходящее время.

Для Шион и остальных Хакуру сильнее всех походил на родителя.

Он единственный воспитывал их с детства.

Поэтому одной из целей Шион было добиться его признания.

А превзойдя его, она вырастет. Так думала Шион.

Тяжёлая тревога, жившая в её сердце до недавних пор, совершенно исчезла.

Она не боялась смерти.

Больше смерти она боялась быть забытой.

Однако сейчас всё в порядке.

Убеждённость, что Римуру-сама никогда не забудет о ней, смела тревогу Шион.

Когда пропала тревога, она поняла, что завидовать другим бессмысленно.

Она преодолела и зависть.

Шион достигла момента, когда она поняла смысл самопреодоления, что «она не кто-то другой». В таком случае она всегда будет продолжать расти.

Благодаря бОльшей продолжительности жизни, в конце пути она сможет достигнуть ступени, недоступной краткоживущим людям.

Подумав об этом, Шион перестала ощущать нетерпение.

Развитие Шион ускорилось, когда исчезли её тревога и сомнение. Может, это такая ирония.

То есть даже Шион не могла этого не заметить.

«Росток зависти», распускавшейся в сердце Шион, снова изменился.

Когда пропали её тревога и сомнение, развеялась и зависть к другим.

Распускавшийся росток внезапно превратился обратно в семечко и заснул в самой глубине её сердца.

Так нарастание зависти Шион прекратилось.

Семечко не исчезло от слияния с душой, оно слилось с длиной волны её души и следовало ритму.

Зависть не распустилась, потому что исчезли её тревога и сомнение? Или тревога и сомнение пропали, потому что она больше не сходила с ума от ревности? Это было неясно.

Как бы то ни было, Шион изменилась и стала той, кто есть сейчас.

То, что потом выпустил Хакуру, несомненно, было Обнажением меча Святого Меча.

Если кому-то удавалось остановить эту атаку, у него появлялся хороший шанс на победу, такова была уязвимость Обнажения меча.

Кто победит, а кто проиграет – определит один удар.

Шион посвятила всё своё тело и душу, и приняла стойку, чтобы отразить атаку Хакуру.

«Удар зыбкого ручья!» (Хакуру)

Фигура Хакуру растаяла. Хотя восприятие Шион не уступало её скорости, на миг оно затмилось. Прежде, чем она это поняла, он уже возник перед её глазами, будто оптическая иллюзия.

Сверкающий меч летел, будто намереваясь ударить её по шее. Казалось, победа Хакуру уже достигнута.

«Ещё нет! “Выход богини войны”!» (Шион)

Шион трансформировалась, применив уникальный навык «Превращение в богиню войны».

Когда сомнения внутри Шион исчезли, навык «Демонификация» сменился на «Превращение в богиню войны».

Этот навык не вынуждает использовавшего терять голову и яриться как берсерк. Он просто повышает физическую мощь.

Как и «Превращение в огненного демона» Бенимару, этот навык позволял использовать свойства души.

Шион в таком состоянии, что сила её тела передалась её душе без потерь.

Однако на это требуется огромное количество энергии, то есть подолгу его использовать нельзя.

Вот решающий момент, когда сравниваются атака и защита.

В нормальной форме она не ровня Хакуру. Поэтому она использовала все способности.

Под действием уникального навыка «Превращение в богиню войны», мощный и яростный поток бойцовского духа хлынул из всего тела Шион.

При этом обострены все её чувства, силу, текущую из Шион, можно почувствовать.

В этой форме Шион ясно увидит «Удар зыбкого ручья», способный обмануть восприятие скорости.

Уклоняться нет нужды.

Катана не нанесёт ей вреда. Шион мгновенно это поняла.

Однако без колебаний решила ответить на удар своей мощнейшей техникой.

«Хаотическая судьба!» (Шион)

Если вложить в неё всю свою волю, можно даже изменить исход.

Она изогнулась, посылая одати снизу вверх, перехватывая клинок Хакуру.

Хотя не было никакого шанса это успеть, ускорившийся меч Шион преодолел здравый смысл и переписал результат.

Мигнул свет, отрубленное острие взлетело в воздух.

Одати Шион ударил по тренировочной катане Хакуру и разрубил её.

Шион быстро вернула свой меч, подняла его над головой и ударила сверху вниз.

Одати Шион был остановлен магическим мечом «Тенма» [[Райский демон]] в руке Милим, и раздался её звонкий голос.

«Стоп! Дальше запрещается. В этом матче победила Шион!» (Милим)

Милим объявила победу Шион, будто ничего не случилось.

Колизей наполнили радостные крики.

Милим прервала матч и остановила меч Шион, лишь немногие заметили суть.

Но Хакуру и Шион поняли, что могло произойти, одновременно. Если бы её удар продолжился, Хакуру мог получить смертельный урон, который даже регенерация могла бы не обратить.

«Прости… Хакуру. Я хотела, чтобы ты увидел, как я выросла, бессознательно я…» (Шион)

«Что?.. Да я не против. Я тоже хотел увидеть твою серьёзность. Нет, я уже достаточно увидел» (Хакуру)

Хакуру простил Шион, когда она извинилась.

Милим:

«Эй, Шион. Я сама тебя стану обучать.

Гордись! Таким ударом можно было убить владыку демонов, знаешь ли!» (Милим)

Однако,

«О, нет, я вынуждена отказаться. Да и не так уж я хочу стать сильной» (Шион)

Как и следовало ожидать, Шион не захотела сражаться с Тираншей Милим, и предпочла бежать.

«Что ты сказала?! Ты должна ответить за то, что поцарапала мой магический меч “Тенма”!» (Милим)

Милим подняла шум, но если продолжит настаивать на своём, она уже проиграла.

Шион сделала правильный выбор, решив быстро убраться с арены.

«Нет, он не поцарапан, только пострадал от ржавчины. Это не беда.

Спасибо большое, что были важной судьёй сегодня» (Шион)

Сказав это, Шион начала отступать и быстро покинула арену.

Милим состроила было лицо, говорящее «Хм?!», затем сдалась и рассмеялась.

Смех Милим разнёсся по всему Колизею. Победа в матче досталась Шион.

Победительница заключительного матча в третьем дне турнира – Шион.

Лучшие четверо найдены.

---

Я был удивлён.

Шион смогла выстоять в прямом бою с Хакуру, но ещё сильнее меня удивила её победа.

Но более всего меня удивила Милим, которая смогла понять ситуацию и вмешаться.

Думаю, без её вмешательства Хакуру был бы мёртв. Хорошо, что она это сделала.

«Милим, ты действительно помогла мне, остановив Шион, спасибо!» (Римуру)

Когда я поблагодарил,

«Уа-ха-ха-ха! Что… Это было правильно.

Твоя подчинённая, Шион, она растёт.

Можешь не беспокоиться насчёт того парня!» (Милим)

Ответила она со смехом.

«Вопрос в другом: могу я и завтра быть комментатором?» (Милим)

Наклонив голову и улыбаясь, потребовала она.

Отказа она не примет.

*глядь* Я взглянул на Суку:

«Поняла. Тогда, Милим-сама, давайте вдвоём будем комментировать матчи!» (Сука)

Кажется, Сука не уступит.

Ну да ладно. Может, завтра что-нибудь произойдёт.

Милим и Сука: я подтверждаю, что они вдвоём будут комментировать происходящее во время завтрашних матчей.

Расписание на четвёртый день.

13-й матч – Бенимару против Гобуты (и Ранги)

14-й матч – Шион против Диабло

И матч, чтобы определить, кому достанется третье место.

Что-то произойдёт?

Мы отправились домой, раздумывая о завтрашнем результате.

---

Вечером.

Свершился отложенный ранее ужин с Героем Масаюки.

Ну, ничего грандиозного.

«Э, рад встретиться с вами, так сгодится? Я Герой (LOL) Масаюки…» (Масаюки)

Покраснев, Масаюки представился Героем.

Ну да. Если у него сохранились представления из прежнего мира, конечно, ему было неловко называть себя Героем.

Это похоже на чувство, когда тебя обзывают и насмехаются над тобой, как над безмозглым качком-Героем игры.

И он обратился ко мне по имени, когда мы встречались прежде.

Тогда он ещё был под управлением Юуки, но он помнил, что слово не воробей, и эти воспоминания стали его терзать.

Всё-таки я владыка демонов.

Будь я противником, считался бы боссом, которого надо победить.

Думаю, его психологическое состояние можно назвать очень сложным.

Однако такое дурное ощущение можно снять, и для этого я приготовил ужин на двоих.

«Ну, раз это не наша первая встреча, то сойдёт и “рад встретиться с вами”. Я владыка демонов Римуру. Моё настоящее имя Миками Сатору. Я бывший служащий» (Римуру)

Так я начал с откровенности, чтобы поднять настроение.

Очень давно я произносил это оставленное имя, но выговорилось оно плавне, чем я ожидал.

«Э? Вы случайно… не из Японии?» (Масаюки)

Ну да, я же выгляжу как красивая девочка. Естественно, он не верит.

«Ну да. Поговорим об этом, пока едим?» (Римуру)

Сказал я и пригласил его поужинать.

Масаюки глубоко тронут видом суши и удона перед собой, мы сможет прилично побеседовать после еды.

«Я понимаю. Я готов стать подчинённым Миками-сан!» (Масаюки)

Хотя я ещё ничего не сказал, он сам это произнёс, как только мы закончили есть.

Что ты понимаешь? Я вот ничего не понимаю.

Ну… хотя я могу понять, что он соскучился по японской пище.

«Подчинённый, ты…» (Римуру)

«Нет, всё в порядке. Потому что я не буду скучать по имени “Герой”. Честно сказать, неприятно, когда к тебе обращаются просто “Масаюки”. Нет, правда, я тревожился, каким образом мне следует уйти на покой» (Масаюки)

Он начал говорить свободно.

Он рассказал, что в прежнем мире посещал школу для подготовки к колледжу, был умным учеником и получал награды за учёбу.

Его тайным хобби было чтение манги и ранобэ, но благодаря этому он приобрёл желание стать героем, так что пожаловался на это.

После этого мы говорили о разном и объяснили друг другу свои обстоятельства.

Ну, сам я говорил немного, зато почти стал экспертом по слушанию.

Кажется, он очень хотел выговориться, он объяснял всё длинно и в мелких подробностях.

Кажется, Масаюки не мог говорить о том, что в его голове, потому что его спутники поклонялись ему как богу.

В таких условиях он не мог не испытывать сильный стресс.

Я также узнал много подробностей о Юуки.

Ну да как я и подозревал. Я вроде бы получал «Управление мыслями», которое было первой стадией промывания мозгов, и нашёл тому подтверждение.

Я сомневался, был ли полным этот контроль над разумом, но это укладывалось в мой прогноз.

Трудно добиться полного контроля разумов нескольких людей одновременно, вот что я хотел сказать.

«Власть над волей» предпочтительная для полезных людей, имеющих уникальный навык: над ними трудно получить власть, так как люди, имеющие навык, обычно обладают сильной волей.

Поэтому важно воздействовать на них, пока их способности ещё не созрели.

«”Управление мыслями”, не так ли?

Ко мне приходят воспоминания, когда я получаю его, но правда и то, что он мне помог.

Всё могло закончиться не воспоминаниями о позоре, а чем-то похуже.

Однако из-за этого я просто упаду в обморок, если попытаюсь вспомнить.

Как и следовало ожидать, я не могу простить этого парня» (Масаюки)

Раз его признали героем, то он не мог не овладеть навыком.

Это окей, но кажется, что воспоминания беспокоящие.

Ну, ничего с этим не поделать, только забыть. Впрочем, он ещё некоторое время пролежит без чувств в агонии.

В конце Масаюки пообещал сотрудничать со мной.

Полезно будет получать от него информацию.

Он свяжется со мной, когда вспомнит об этом, так что пока останется в моём городе.

Кроме того, меня ещё интересовали его воспоминания.

Он будет моим собеседником какое-то время.

Так возникла дружба между мной и Масаюки, и я приобрёл нового спутника.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Сообщить об ошибке
<<<