X
X
Глава - 119: Загадка маленького толстяка
Предыдущая глава
Следующая глава
- Эй, надежда еще есть. - Братишка, ты говоришь, что это маленького толстяка еще можно спасти? – вздыхавший старик удивленно посмотрел на Цин Шуй. - Ага. Старик, в чем проблема? – услышав спорящие голоса, Цин Шуй не смог удержаться от вопроса. - Эх… С тех самых пор, как родился этот маленький толстяк, несчастья преследуют нашу семью одно за другим. Когда ему было три, его мать покинула этот мир из-за серьезной болезни. Когда ему было семь, его отец ушел на охоту и был съеден огромным медведем. Тот сожрал его подчистую, не оставив даже костей. После этого случая его воспитывал старший брат. Когда ему было двенадцать, он подхватил странную болезнь. Каждый раз, когда она проявлялась, он терял свою память и никого не узнавал. У маленького толстяка от рождения была божественная сила, и только старший брат смог убедить его в этом. Но однажды, когда наступил новый приступ, симптомы ухудшились, и он убил собственного брата! Цин Шуй вздохнул. Когда он только увидел маленького толстяка, он сразу понял, что тот страдает от «молчаливого безумия». Иногда у него наступали прояснения. Но когда болезнь снова брала верх, он переставал кого-либо узнавать и мог даже начать нападать на людей. - У этого дитя горькая судьба. Мы даже не можем утолить его голод. После того, как он убил своего брата, он потерял много веса, и, если бы люди не помогли ему, он бы уже давно покончил жизнь самоубийством. Перед тем, как убить брата, он яростно кричал о том, чтобы маленькому толстяку не дали умереть. Маленький толстяк должен продолжать жить! Это был единственный аргумент, с помощью которого мы убедили его не кончать жизнь самоубийством, - горько сказал старик. Цин Шуй почувствовал грусть, когда услышал, что этот маленький толстяк потерял много веса из-за недостатка еды. Насколько же толстым он тогда был раньше? «Молчаливое безумие» проявляется в потере контроля над эмоциями и разумом. Цин Шуй приблизился к толстяку и присел рядом с ним. Затем он достал золотую иглу и ввел ее в акупунктурную точку Байхуэй толстяка. Активировав свою технику небесного видения, он увидел в его потоке скопление твердой Ци размером с соевый боб, который препятствовал нормальному течению Ци. Пока проход для Ци был закрыт, «молчаливое безумие» не отпустит его. Цин Шуй перенес капельку своего исконного огня через иглу, чтобы размягчить шарик затвердевшей Ци и помочь толстяку прочистить его энергетические потоки. - Младший брат, что ты делаешь? Он же умрет! – воскликнула молодая женщина. - Наш врач сказал, что эту болезнь невозможно вылечить. Это душевная болезнь! - Новорожденные телята не боятся тигра! – пренебрежительно сказал дородный мужчина, державший в руках большую сумку. Он считался лучшим местным врачом. Цин Шуй немного повременил, затем вынул иглу. В это же мгновение толстяк пошевелил мизинцем! Толпа удивленно смотрела, как толстяк открыл глаза и в замешательстве осмотрелся. Когда он открыл глаза, Цин Шуй понял, что толстяк не такой взрослый, как ему казалось раньше, - в его глазах виднелась детская непосредственность. - Божественный врач! Он так легко исцелил его! - Божественный врач! - Божественный врач! Неизвестно, кто первым начал выкрикивать слова «Божественный врач». Вскоре уже вся толпа вопила их. Цин Шуй был слегка смущен. В конце концов, он не привык к подобным ситуациям. Тот дородный мужчина исчез без следа. Это было хорошей чертой тех, кто жил в горах. Они будут завидовать или осыпать тебя саркастичными замечаниями, но никогда – ревновать или ненавидеть! - Маленький толстяк, быстро поблагодари этого божественного врача. Именно он спас тебя! – быстро приказал старик толстяку. - Это вы спасли меня? – голос толстяка был низким и приглушенным. Но в нем можно было расслышать жизненную силу Ци! - Пожалуй, что так, - тепло улыбнулся Цин Шуй. Глаза маленького толстяка блуждали по толпе, а затем остановились на Цин Шуй. - Спасибо, вы – хороший человек. - ….. - Я бы хотел последовать за вами, чтобы отдать свой долг за вашу доброту, - слова толстяка поразили Цин Шуй. - Твоя болезнь вылечена, больше она не побеспокоит тебя. Нет никакой нужды благодарить меня. Я спасал тебя не для того, чтобы ты отплатил мне, - раздраженно ответил Цин Шуй. Ему вовсе не был нужен толстяк, который собирался повсюду следовать за ним. - До того, как моего брата не стало, он сказал мне, что я буду обязан последовать за тем, кто спасет мне жизнь, чтобы отплатить ему. Я очень сильный, и я могу много сделать для тебя, - приглушенный голос толстяка звучал очень по-детски. - Толстяк действительно очень силен. Однажды он голыми руками убил в горах гигантскую обезьяну! – добавил старик. Гигантская горная обезьяна – яростное чудовище 8-го уровня. Если он смог убить ее голыми руками, то его сила равняется не меньше, чем 5 000 цзинь. Цин Шуй был поражен. Это была действительно божественная сила, данная от рождения. Одно только его тело обладало силой в 5 000 цзинь. Как ужасающе. В этой уединенной области он смог бы стать повелителем, если бы захотел. - Пожалуйста, возьмите его с собой. Мы будем переживать, если он останется в горах! – умоляла красивая молодая женщина. Цин Шуй сдвинул брови и посмотрел на красивую молодую женщину, которая всегда была остра на язык. Ранее он лишь мельком взглянул на нее. Теперь же он пригляделся – она была истинной красавицей. Овальное лицо и очаровательные глаза феникса. Ее волосы были заплетены сбоку в косу и прибавляли ей 30% очарования. Ее грудь была так развита, что едва умещалась под одеждой, а ее гибкая талия была такой тонкой, что ее можно было обхватить одной рукой. Ее попка была большой и упругой, а длинные ноги были белоснежными. Ее розовые одежды очень привлекали к ней внимание, как если бы она была единственным журавлем в стае куриц. Она была действительно красива, но ее слова больно резали… Увидев, что Цин Шуй смотрит на нее, она кокетливо подмигнула ему. К несчастью для нее, Цин Шуй не испытывал интереса к недоброжелательным женщинам. Уже стемнело, и Цин Шуй решил все-таки принять этого маленького толстяка себе в последователи. В конце концов, дорога предстояла неблизкая. - Мама, давай остановимся здесь на ночь и продолжим путь утром. Что же касается толстяка, позволь ему присоединиться к нам. Цин И засмеялась и кивнула. Когда люди с гор узнали, зачем они прибыли сюда, многие сразу же выступили вперед и принялись предлагать свои травы, создавая новую проблему для Цин И и остальных. - Божественный врач, у меня дома также есть травы. Приходите ко мне позже, я передам вам их, - тихо прошептала красивая молодая женщина, практически соблазняя Цин Шуй. С тех пор, как он сделал это с Ши Цин Чжуан, больше он этим не занимался. Теперь же такая соблазнительная женщина заставила его жезл встать, и он почувствовал, как внутри у него разгорается огонь страсти. - Завтра, сейчас уже слишком поздно, - Цин Шуй овладел собой и улыбнулся. Маленький толстяк, когда узнал, что Цин Шуй готов взять его с собой, очень обрадовался. Только теперь Цин Шуй узнал, что этому двухметровому толстяку, весившему 300 цзинь, всего 15 лет – он был даже на год младше него! В итоге они решили остановиться у маленького толстяка и вернуться к нему, когда закончат завтра покупку трав. Когда они добрались до дома, толстяк смущенно сказал: - Позвольте мне приготовить для вас еду. В конце концов Цин Шуй удалось остановить его. Перед этим они уже успели поохотиться и убить двух диких оленей, чтобы съесть их на ужин. Во время еды Цин Шуй наконец понял, почему маленького толстяка так называют. Его аппетита хватило бы на троих, хотя, вспоминая его от природы данную поразительную силу, этого следовало ожидать. «После некоторых приготовлений я смогу вырастить из него своего сторонника», - Цин Шуй уже начал думать о том, как будет тренировать толстяка. Если ему ничего не удастся, он сможет отдать толстяка в банду Зеленого волка, чтобы закалить его на протяжении 2-3 лет. Ночью Цин Шуй вошел в свою пространственную сферу. После его прорыва Цин Шуй заметил, что и пространственная сфера претерпела кое-какие изменения. Помимо улучшения своих физических данных, у него значительно увеличилась даже скорость накопления опыта в алхимии. Это также касалось и техники исконной иглы! Сейчас его Древняя техника усиления уже достигла полных 50-ти кругов циркуляции Ци. Шаги свободного духа и быстрый одиночный удар достигли своего предела. Покинув пространственную сферу, Цин Шуй решил взобраться на вершину горы. Сегодня ночью луна светила ярко. Горный воздух был невероятно свежим. Он лениво поднимался в гору, и его шаги были подобны горной кошке: ловкие, быстрые и бесшумные. Вскоре после того, как он начал подниматься, ясно послышался четкий звук, нарушивший тишину ночи. Цин Шуй замер. Этот звук был похож на стон, который Ши Цин Чжуан издавала в порыве страсти. «Секс в общественном месте?» - он снова ощутил поднимающуюся в нем похоть. «Давайте сделаем из этого бесплатное представление», - Цин Шуй двинулся в сторону, откуда раздался звук. За огромной скалой! Перед взглядом Цин Шуй предстали крепкий мужчина и молодая женщина с формами в позе стеснительной пастушки. Мужчина снова и снова жестко входил в женщину, а она издавала стоны удовольствия. Когда Цин Шуй разглядел черты лица женщины, он был ошеломлен. Это была никто иная, как та молодая замужняя женщина, которая приглашала его к себе. Цин Шуй узнал также и этого крепкого парня. Он был тем самым врачом с большой сумкой! Взгляд Цин Шуй упал на грудь женщины. Белоснежные холмики колыхались и тряслись от каждого толчка, и Цин Шуй это сводило с ума. У женщины от удовольствия были закрыты глаза, она позволяла крепкому парню самому управлять ритмом. Через несколько мгновений мужчина замедлил темп и издал громкий стон удовлетворения, а женщина, находившаяся сверху, упала на него – ее тело подрагивало под лунным светом. - Милая девочка, тебе понравилось? Скажи ведь, что я намного лучше твоего мужа! – парень удовлетворенно засмеялся и несколько раз сжал груди женщины. - Не напоминай. Его член остается твердым всего несколько секунд. Он становится мягким, еще даже не успев войти в меня. Как он может удовлетворить меня? – пожаловалась женщина. - Ха-ха, если в будущем тебе захочется потрахаться, разыщи меня. Я свободен в любое время. Удовольствие гарантировано! - Ты такой противный! «Дерьмо, как дико! Как говорится, женщина в 30 лет подобна развратному волку, а в 40 – дикой пуме. Тайком уходить посреди ночи, чтобы потрахаться, только потому, что ее муж не может удовлетворить ее?» - Цин Шуй тихо вздохнул. - Еще раз! – мужчина подмял женщину под себя и начал делать это в позе миссионера. - Ах, тот молодой врач, а ведь он хорош, - женщина тихо стонала. - Ты, развратная сучка – после того, как удовлетворю тебя, я пойду к молодой красивой вдове, которая предлагала травы. Уверен, что она будет еще лучше тебя, - крепкий мужчина продолжал бешено делать ритмичные толчки.

- Эй, надежда еще есть.

- Братишка, ты говоришь, что это маленького толстяка еще можно спасти? – вздыхавший старик удивленно посмотрел на Цин Шуй.

- Ага. Старик, в чем проблема? – услышав спорящие голоса, Цин Шуй не смог удержаться от вопроса.

- Эх… С тех самых пор, как родился этот маленький толстяк, несчастья преследуют нашу семью одно за другим. Когда ему было три, его мать покинула этот мир из-за серьезной болезни. Когда ему было семь, его отец ушел на охоту и был съеден огромным медведем. Тот сожрал его подчистую, не оставив даже костей. После этого случая его воспитывал старший брат.

Когда ему было двенадцать, он подхватил странную болезнь. Каждый раз, когда она проявлялась, он терял свою память и никого не узнавал. У маленького толстяка от рождения была божественная сила, и только старший брат смог убедить его в этом. Но однажды, когда наступил новый приступ, симптомы ухудшились, и он убил собственного брата!

Цин Шуй вздохнул. Когда он только увидел маленького толстяка, он сразу понял, что тот страдает от «молчаливого безумия». Иногда у него наступали прояснения. Но когда болезнь снова брала верх, он переставал кого-либо узнавать и мог даже начать нападать на людей.

- У этого дитя горькая судьба. Мы даже не можем утолить его голод. После того, как он убил своего брата, он потерял много веса, и, если бы люди не помогли ему, он бы уже давно покончил жизнь самоубийством. Перед тем, как убить брата, он яростно кричал о том, чтобы маленькому толстяку не дали умереть. Маленький толстяк должен продолжать жить! Это был единственный аргумент, с помощью которого мы убедили его не кончать жизнь самоубийством, - горько сказал старик.

Цин Шуй почувствовал грусть, когда услышал, что этот маленький толстяк потерял много веса из-за недостатка еды. Насколько же толстым он тогда был раньше?

«Молчаливое безумие» проявляется в потере контроля над эмоциями и разумом. Цин Шуй приблизился к толстяку и присел рядом с ним. Затем он достал золотую иглу и ввел ее в акупунктурную точку Байхуэй толстяка.

Активировав свою технику небесного видения, он увидел в его потоке скопление твердой Ци размером с соевый боб, который препятствовал нормальному течению Ци. Пока проход для Ци был закрыт, «молчаливое безумие» не отпустит его.

Цин Шуй перенес капельку своего исконного огня через иглу, чтобы размягчить шарик затвердевшей Ци и помочь толстяку прочистить его энергетические потоки.

- Младший брат, что ты делаешь? Он же умрет! – воскликнула молодая женщина.

- Наш врач сказал, что эту болезнь невозможно вылечить. Это душевная болезнь!

- Новорожденные телята не боятся тигра! – пренебрежительно сказал дородный мужчина, державший в руках большую сумку. Он считался лучшим местным врачом.

Цин Шуй немного повременил, затем вынул иглу. В это же мгновение толстяк пошевелил мизинцем!

Толпа удивленно смотрела, как толстяк открыл глаза и в замешательстве осмотрелся. Когда он открыл глаза, Цин Шуй понял, что толстяк не такой взрослый, как ему казалось раньше, - в его глазах виднелась детская непосредственность.

- Божественный врач! Он так легко исцелил его!

- Божественный врач!

- Божественный врач!

Неизвестно, кто первым начал выкрикивать слова «Божественный врач». Вскоре уже вся толпа вопила их. Цин Шуй был слегка смущен. В конце концов, он не привык к подобным ситуациям.

Тот дородный мужчина исчез без следа. Это было хорошей чертой тех, кто жил в горах. Они будут завидовать или осыпать тебя саркастичными замечаниями, но никогда – ревновать или ненавидеть!

- Маленький толстяк, быстро поблагодари этого божественного врача. Именно он спас тебя! – быстро приказал старик толстяку.

- Это вы спасли меня? – голос толстяка был низким и приглушенным. Но в нем можно было расслышать жизненную силу Ци!

- Пожалуй, что так, - тепло улыбнулся Цин Шуй.

Глаза маленького толстяка блуждали по толпе, а затем остановились на Цин Шуй.

- Спасибо, вы – хороший человек.

- …..

- Я бы хотел последовать за вами, чтобы отдать свой долг за вашу доброту, - слова толстяка поразили Цин Шуй.

- Твоя болезнь вылечена, больше она не побеспокоит тебя. Нет никакой нужды благодарить меня. Я спасал тебя не для того, чтобы ты отплатил мне, - раздраженно ответил Цин Шуй. Ему вовсе не был нужен толстяк, который собирался повсюду следовать за ним.

- До того, как моего брата не стало, он сказал мне, что я буду обязан последовать за тем, кто спасет мне жизнь, чтобы отплатить ему. Я очень сильный, и я могу много сделать для тебя, - приглушенный голос толстяка звучал очень по-детски.

- Толстяк действительно очень силен. Однажды он голыми руками убил в горах гигантскую обезьяну! – добавил старик.

Гигантская горная обезьяна – яростное чудовище 8-го уровня. Если он смог убить ее голыми руками, то его сила равняется не меньше, чем 5 000 цзинь. Цин Шуй был поражен. Это была действительно божественная сила, данная от рождения. Одно только его тело обладало силой в 5 000 цзинь. Как ужасающе. В этой уединенной области он смог бы стать повелителем, если бы захотел.

- Пожалуйста, возьмите его с собой. Мы будем переживать, если он останется в горах! – умоляла красивая молодая женщина.

Цин Шуй сдвинул брови и посмотрел на красивую молодую женщину, которая всегда была остра на язык. Ранее он лишь мельком взглянул на нее. Теперь же он пригляделся – она была истинной красавицей. Овальное лицо и очаровательные глаза феникса. Ее волосы были заплетены сбоку в косу и прибавляли ей 30% очарования. Ее грудь была так развита, что едва умещалась под одеждой, а ее гибкая талия была такой тонкой, что ее можно было обхватить одной рукой. Ее попка была большой и упругой, а длинные ноги были белоснежными. Ее розовые одежды очень привлекали к ней внимание, как если бы она была единственным журавлем в стае куриц. Она была действительно красива, но ее слова больно резали…

Увидев, что Цин Шуй смотрит на нее, она кокетливо подмигнула ему. К несчастью для нее, Цин Шуй не испытывал интереса к недоброжелательным женщинам.

Уже стемнело, и Цин Шуй решил все-таки принять этого маленького толстяка себе в последователи. В конце концов, дорога предстояла неблизкая.

- Мама, давай остановимся здесь на ночь и продолжим путь утром. Что же касается толстяка, позволь ему присоединиться к нам.

Цин И засмеялась и кивнула.

Когда люди с гор узнали, зачем они прибыли сюда, многие сразу же выступили вперед и принялись предлагать свои травы, создавая новую проблему для Цин И и остальных.

- Божественный врач, у меня дома также есть травы. Приходите ко мне позже, я передам вам их, - тихо прошептала красивая молодая женщина, практически соблазняя Цин Шуй. С тех пор, как он сделал это с Ши Цин Чжуан, больше он этим не занимался. Теперь же такая соблазнительная женщина заставила его жезл встать, и он почувствовал, как внутри у него разгорается огонь страсти.

- Завтра, сейчас уже слишком поздно, - Цин Шуй овладел собой и улыбнулся.

Маленький толстяк, когда узнал, что Цин Шуй готов взять его с собой, очень обрадовался. Только теперь Цин Шуй узнал, что этому двухметровому толстяку, весившему 300 цзинь, всего 15 лет – он был даже на год младше него!

В итоге они решили остановиться у маленького толстяка и вернуться к нему, когда закончат завтра покупку трав.

Когда они добрались до дома, толстяк смущенно сказал:

- Позвольте мне приготовить для вас еду.

В конце концов Цин Шуй удалось остановить его. Перед этим они уже успели поохотиться и убить двух диких оленей, чтобы съесть их на ужин.

Во время еды Цин Шуй наконец понял, почему маленького толстяка так называют. Его аппетита хватило бы на троих, хотя, вспоминая его от природы данную поразительную силу, этого следовало ожидать.

«После некоторых приготовлений я смогу вырастить из него своего сторонника», - Цин Шуй уже начал думать о том, как будет тренировать толстяка. Если ему ничего не удастся, он сможет отдать толстяка в банду Зеленого волка, чтобы закалить его на протяжении 2-3 лет.

Ночью Цин Шуй вошел в свою пространственную сферу. После его прорыва Цин Шуй заметил, что и пространственная сфера претерпела кое-какие изменения. Помимо улучшения своих физических данных, у него значительно увеличилась даже скорость накопления опыта в алхимии. Это также касалось и техники исконной иглы!

Сейчас его Древняя техника усиления уже достигла полных 50-ти кругов циркуляции Ци. Шаги свободного духа и быстрый одиночный удар достигли своего предела.

Покинув пространственную сферу, Цин Шуй решил взобраться на вершину горы. Сегодня ночью луна светила ярко. Горный воздух был невероятно свежим.

Он лениво поднимался в гору, и его шаги были подобны горной кошке: ловкие, быстрые и бесшумные.

Вскоре после того, как он начал подниматься, ясно послышался четкий звук, нарушивший тишину ночи. Цин Шуй замер. Этот звук был похож на стон, который Ши Цин Чжуан издавала в порыве страсти.

«Секс в общественном месте?» - он снова ощутил поднимающуюся в нем похоть.

«Давайте сделаем из этого бесплатное представление», - Цин Шуй двинулся в сторону, откуда раздался звук.

За огромной скалой!

Перед взглядом Цин Шуй предстали крепкий мужчина и молодая женщина с формами в позе стеснительной пастушки. Мужчина снова и снова жестко входил в женщину, а она издавала стоны удовольствия.

Когда Цин Шуй разглядел черты лица женщины, он был ошеломлен. Это была никто иная, как та молодая замужняя женщина, которая приглашала его к себе.

Цин Шуй узнал также и этого крепкого парня. Он был тем самым врачом с большой сумкой!

Взгляд Цин Шуй упал на грудь женщины. Белоснежные холмики колыхались и тряслись от каждого толчка, и Цин Шуй это сводило с ума.

У женщины от удовольствия были закрыты глаза, она позволяла крепкому парню самому управлять ритмом.

Через несколько мгновений мужчина замедлил темп и издал громкий стон удовлетворения, а женщина, находившаяся сверху, упала на него – ее тело подрагивало под лунным светом.

- Милая девочка, тебе понравилось? Скажи ведь, что я намного лучше твоего мужа! – парень удовлетворенно засмеялся и несколько раз сжал груди женщины.

- Не напоминай. Его член остается твердым всего несколько секунд. Он становится мягким, еще даже не успев войти в меня. Как он может удовлетворить меня? – пожаловалась женщина.

- Ха-ха, если в будущем тебе захочется потрахаться, разыщи меня. Я свободен в любое время. Удовольствие гарантировано!

- Ты такой противный!

«Дерьмо, как дико! Как говорится, женщина в 30 лет подобна развратному волку, а в 40 – дикой пуме. Тайком уходить посреди ночи, чтобы потрахаться, только потому, что ее муж не может удовлетворить ее?» - Цин Шуй тихо вздохнул.

- Еще раз! – мужчина подмял женщину под себя и начал делать это в позе миссионера.

- Ах, тот молодой врач, а ведь он хорош, - женщина тихо стонала.

- Ты, развратная сучка – после того, как удовлетворю тебя, я пойду к молодой красивой вдове, которая предлагала травы. Уверен, что она будет еще лучше тебя, - крепкий мужчина продолжал бешено делать ритмичные толчки.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Сообщить об ошибке
<<<