X
X
Глава - 184: Поднять как перышко что-то тяжелое!
Предыдущая глава
Следующая глава
Сделанный из изысканной платины с гравировкой в виде Большого Ковша! Меч Большой Медведицы! Цин Шуй смотрел на меч с гравировкой. Он был тяжелый с духом примитивного несовершенства. Древний дизайн с семью звездами придавал его виду живости и достоинства. «Папочка, можно я подержу, можно я подержу», Луань Луань увидел красивый меч в руках Цин Шуя и начала вопить от желания поиграться с ним. Цин Шуй криво усмехнулся и положил меч на пол. Луань Луань вложила все свои силенки, пытаясь поднять его, но сдалась, расстроилась, назвала меч «паршивым» и убежала обратно в холл грабить птичьи гнезда. У меча большой медведицы не было ни конца, ни края. Он был создан в результате аккумуляции всех сил галактики. Если им размахивать, эффект был как от метеоритного дождя! Он создавал грандиозное давление, как будто кто-то раскачивал горы и реки. «Какой хороший меч! Он мне подходит», подумал Цин Шуй. У этого Меча был внушительный вес, не меньше 200 цзинь, что отлично подходило ему для проверки своих навыков поднимания тяжестей без усилий. Рассмотрев меч со всех сторон, Цин Шуй вдруг обнаружил, что ножен у него нет. Его взгляд упал на старинный ящик. Неужели это и есть ножны? Удивленный, Цин Шуй поднял сундук. Текстура его была уникальной, среднего веса, но очень твердая. От него исходило древнее чувство достоинства, но не такое, как от Меча. Наоборот, его аура была примитивной. Цин Шуй немедленно поместил ящик и цепочку прямиком в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Он взмахнул Мечом Большой Медведицы в воздухе, и немедленно почувствовал, как высвобождается грандиозное давление. Цин Шуй улыбнулся. Вот что такое сила галактики! Огромная ценность меча лежала в силах галактики Большой медведицы. Цин Шуй продолжил размахивать мечом, окруженный чрезвычайным давлением, продолжая тренироваться в ударах, прицеливании, рубки и в технике меча Тайчи! Цин Шуй интуитивно вспомнил технику меча Тайчи. Это была единственная техника работы с мечом для усиления тела, которую он знал, единственная, которая была непрактичной и фокусировалась в больше степени на внешней стороне боя. Однако вместе с Тайчи и поддержкой энергии Ци древней техники усиления эффект был потрясающий. Для того, чтобы отбиться от врагов, возможно, это техника была бы бесполезной, однако для улучшения физической силы человека она была самой подходящей. Только когда стемнело, Цин Шуй осознал, что провёл целый день в тренировках. Он наскоро совершил омовение в сфере вечного фиолетового нефрита и переоделся в чистую одежду. Направившись к выходу, Увидел белокрылого Кондора, лежащего на полу, и малышку, мирно спящую его мягких перьях. Ее спящее лицо было прекрасным. Цин Шуй хлопнул себя по голове, понимая, что отец из него никудышный. Цин Шуй достал кровать, кухонную утварь и стул прямо из Сферы вечного фиолетового нефрита и приготовил немного ухи из чёрной рыбы. Аромат разбудил малышку, она подпрыгнула, увидев еду, которую приготовил Цин Шуй. Малышей тем и хороши, что не задают лишних вопросов, особенно когда едят что-нибудь вкусное. Слопав тарелку ухи, она довольно похлопала себя по животику и снова улеглась, намереваясь заснуть на кровати. Цин Шую ничего не оставалось, кроме как разбудить её. Нельзя было спать с полным животом. Девчушка с неохотой раскрыла глаза. Цин Шуй попытался развлечь ее, рассказывай сказки, чего он не делал уже много, много лет. С усилием, но ему удалось не давать малышке спать ещё целый час. Когда опустилась ночь, совершенная тишина накрыла все вокруг. Со странным чувством Цин Шуй смотрел на маленькую девочку, которая глубоко спала под одеялами. Так или иначе, он вляпался по самые уши с этим маленьким ангелом. Казалось, она очень доверяет ему, говоря, что он пахнет как её отец. Может быть, это был запах естественной ауры? Возможно, стоило познакомить её с богоподобной учительницей. В сфере фиолетового вечного нефрита Цин Шуй продолжил свои тренировки как обычно. Только в этот раз он больше фокусировался на девяти волнах ладони великого золотого Будды и мягком контроле меча большой медведицы. На следующий день Цин Шуй продолжил тренироваться с мечом, стоя рядом с божественной статуей, тренируя удар за удром, уколы, рубку и технику меча Тайчи. Цин Шуй вдруг понял, что тренировки под давлением божественной статуи позволили ему качественно усовершенствовать искусство владения мечом, - ещё одно преимущество нового приобретения! И это преимущество нужно было использовать для усовершенствования его мышц, костей и всего тела под властным давлением присутствия статуи, ровно так же, как некоторые люди проводит свои тренировки под водопадом или в море. Это был очередной метод тренировки под ошеломляющим давлением, который делает тебя ещё сильнее, не просто физически, но и морально. Невыносимое давление также позволяло Цин Шую пережить серьезный прогресс техники усиления: она становилось более утончённой, позволяла ему быть более активным, существенно увеличивая предел прочности его энергетических каналов. Так довольно быстро прошло несколько месяцев, до конца года оставался каких-то тридцать дней. Он пообещал своей богоподобной учительнице, что вернётся в секту небесного меча до конца года. Цин Шуй не ожидал, что проживёт с малышкой в пещере почти полгода. За это время Цин Шуй достиг прорыва, добившись 73-го цикла древней техники усиления. Он также научился демонстрировать три основных техники владения мечом на высоком профессиональном уровне с помощью меча Большой медведицы, выстроив крепкую основу для того, чтобы поднимать тяжелые предметов легко, как перышко, что еще больше укрепило его отвагу. Этого невозможно было добиться с помощью голой брутальной силы. Это было что-то, на что Цин Шуй потратил целых полгода, чтобы только ухватить идею, но объяснить это словами было очень трудно. После долгих тренировок человек должен был стать способным поднимать объект в 100 цзинь, используя всего 80 цзинь, 70 или даже меньшее количество сил. Шесть месяцев упорных тренировок, вместе с тем опытом, который он получил ранее, позволили Цин Шую использовать силу чуть больее 1000 цзинь, чтобы овладеть мечом Большой медведицы в той мере, в которой он желал этого. Также он усовершенствовал галоп оленя и форму тигра, повысившихся до нового успешного уровня, ещё больше увеличив его мощь. Цин Шуй сожалел о том, как быстро проходило время в горах. Он вспомнил, как собирал урожай Магических плодов энергии и магических плодов проворности совсем недавно, и вот они снова взошли и созрели. Прошло уже почти 18 лет с тех пор, как он впервые ступил на землю мира девяти континентов. Практика владения мечом в течение полугода, особенно с помощью меча Большой медведицы, а также с помощью увеличения его силы от жизни в горах, позволили ауре Цин Шуя продвинуться вперёд. Взгляд его был ясным как обычно, но в нём появилась дополнительная привлекательность, увеличилась его мужественность, он стал более зрелым и стабильным, как никогда. С помощью своих усилий за эти полгода Цин Шуй приблизился к божественной статуе ещё на 10 шагов, находясь под невыносимым давлением. Но до самой статуи было ещё не меньше 50 шагов. Цин Шуй и не знал, стоит ли ему радоваться этому или огорчаться. Возможно, невыносимое давление статуи заставляло его так чувствовать себя, но он был рад тому, что его способности достаточно быстро улучшались. В то же самое время, он все больше убеждался, что божественная статуя, возможно, изображала одного из фальшивых богов или священного воина. Жалко, что не мог он рассмотреть ее с более близкого расстояния. Девчушка в то время жила ещё более интересной жизни по сравнению с жизнью Цинн Шуя, путешествуя с белокрылым кондором по полдня. Но она обязательно возвращалась на обед, потому что ей очень нравилось то, что готовил для неё Цин Шуй. Цин Шуй предположил, что малышке было что-то около пяти лет и что ей было пора начинать тренировки. Он воспользовался магическим плодом увеличения энергии и магическим плодом увеличения ловкости, и даже прогревал её энергетические каналы энергией Ци древней техники усиления ежедневно. Более того, вечерами он обучал её чтению и письму. Ему иногда казалось, что он устроился на работу нянькой! Было довольно трудно, но, в общем и целом, это доставляло ему огромное удовольствие: жизнь в пустой пещере делала его счастливым, он видел прогресс своей маленькой ученицы, постепенно он обучил её галопу оленя, форме тигра и Тайчи. Девочка с Мистическим Сердцем Семи Отверстий однозначно отличалась от других детей. Её скорость и талант заставляли Цин Шуй испытывать зависть, но все равно он бы очень рад. Прожив вместе полгода, он окончательно признал в ней свою дочь. Он чувствовал, что с его нынешними способностями, даже если бы ему пришлось встретиться в бою с людьми, которые знали техникум ладони великого золотого Будды девятый вал мы, он бы справился с ними без проблем. Конечно, он теперь будет использовать меч большой медведицы. Под этим невыносимым давлением статуи он усовершенствовал свою общую отвагу. Особенно техника галопа оленя достигла настоящего прорыва, позволяя Цин Шую приобрести невероятную скорость. Цин Шуй планировал выбрать ещё одно животное из техники мимикрии девяти животных для изучения. В конце концов, было трудно добиться полного мастерства, владея только частью методики. "Луань Луань, нам с тобой придётся покинуть это место". Цин Шуй особо нечего было упаковать, но он тихонечко спрятал кровать, кастрюли, тарелки и другие вещи обратно в сферу вечного фиолетового нефрита. "Хорошо, мы можем, наконец, уехать отсюда. Папочка, а куда мы пойдём?" радостно спросила Луань Луань, запрыгивая ему на колени. "В секту Небесного меча!" Цин Шуй объяснил малышке путь, и они полетели по направлению к секте небесного меча на белокрылом кондоре. Уже наступила морозная зима. Из меха снежные лисы Цин Шуй сшил простую одежду для своей малышки. Хоть она и была тёплой, выглядела эта одежда скверно. Однако красоту девочки, которая в будущем могла вызвать падения городов и королевств, ничем не испортишь, девчушка выглядела изумительно очаровательной и красивой. Им хватило одного дня, чтобы прибыть к вершине небесного меча. Белокрылый кондор облетел вершину, сделав несколько кругов до приземления, огласив окрестность громкими криками. "Папочка, Беленький говорит, что на этой горе есть опасные дьявольские чудовища," сказала Лунь Луань, округлив глаза. "Опасные дьявольские чудовища? Должно быть, они ещё сильнее белокрылого. Что это за дьявольское чудовище, которое может испугать белокрылого Кондора одной лишь своей аурой?" - задумался Цин Шуй. Секта небесного меча была ведущей сектой страны Цан Лан. С более чем 1000 летней историей она, наверняка, имела какой-то большой и опасный секрет. Например, парочку монстров, которые бы охраняли и присматривали за сектой. "Давай папочка тебя понесёт", - за эти полгода он так привык чувствовать себя отцом. Он не знал, радоваться этому или печалиться. Люди немедленно принялись шептаться, увидев его с такой исключительной красивой маленькой девочкой, особенно когда она сказала: "Папочка, тут так много людей!" Все вокруг онемели от удивления, так и стояли, открыв рты. "Ох, Только у него могла бы быть такая прекрасная дочь". "Но почему его дочь так похожа на Боевую Сестру Цзянъэ?" - удивленно сказала одна дама. Лицо Цин Шуя потемнело, это был плохой знак.

Сделанный из изысканной платины с гравировкой в виде Большого Ковша!

Меч Большой Медведицы!

Цин Шуй смотрел на меч с гравировкой. Он был тяжелый с духом примитивного несовершенства. Древний дизайн с семью звездами придавал его виду живости и достоинства.

«Папочка, можно я подержу, можно я подержу», Луань Луань увидел красивый меч в руках Цин Шуя и начала вопить от желания поиграться с ним.

Цин Шуй криво усмехнулся и положил меч на пол.

Луань Луань вложила все свои силенки, пытаясь поднять его, но сдалась, расстроилась, назвала меч «паршивым» и убежала обратно в холл грабить птичьи гнезда.

У меча большой медведицы не было ни конца, ни края. Он был создан в результате аккумуляции всех сил галактики. Если им размахивать, эффект был как от метеоритного дождя! Он создавал грандиозное давление, как будто кто-то раскачивал горы и реки.

«Какой хороший меч! Он мне подходит», подумал Цин Шуй. У этого Меча был внушительный вес, не меньше 200 цзинь, что отлично подходило ему для проверки своих навыков поднимания тяжестей без усилий.

Рассмотрев меч со всех сторон, Цин Шуй вдруг обнаружил, что ножен у него нет. Его взгляд упал на старинный ящик. Неужели это и есть ножны? Удивленный, Цин Шуй поднял сундук.

Текстура его была уникальной, среднего веса, но очень твердая. От него исходило древнее чувство достоинства, но не такое, как от Меча. Наоборот, его аура была примитивной.

Цин Шуй немедленно поместил ящик и цепочку прямиком в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита. Он взмахнул Мечом Большой Медведицы в воздухе, и немедленно почувствовал, как высвобождается грандиозное давление. Цин Шуй улыбнулся. Вот что такое сила галактики!

Огромная ценность меча лежала в силах галактики Большой медведицы. Цин Шуй продолжил размахивать мечом, окруженный чрезвычайным давлением, продолжая тренироваться в ударах, прицеливании, рубки и в технике меча Тайчи!

Цин Шуй интуитивно вспомнил технику меча Тайчи. Это была единственная техника работы с мечом для усиления тела, которую он знал, единственная, которая была непрактичной и фокусировалась в больше степени на внешней стороне боя. Однако вместе с Тайчи и поддержкой энергии Ци древней техники усиления эффект был потрясающий. Для того, чтобы отбиться от врагов, возможно, это техника была бы бесполезной, однако для улучшения физической силы человека она была самой подходящей.

Только когда стемнело, Цин Шуй осознал, что провёл целый день в тренировках. Он наскоро совершил омовение в сфере вечного фиолетового нефрита и переоделся в чистую одежду.

Направившись к выходу, Увидел белокрылого Кондора, лежащего на полу, и малышку, мирно спящую его мягких перьях. Ее спящее лицо было прекрасным. Цин Шуй хлопнул себя по голове, понимая, что отец из него никудышный.

Цин Шуй достал кровать, кухонную утварь и стул прямо из Сферы вечного фиолетового нефрита и приготовил немного ухи из чёрной рыбы. Аромат разбудил малышку, она подпрыгнула, увидев еду, которую приготовил Цин Шуй.

Малышей тем и хороши, что не задают лишних вопросов, особенно когда едят что-нибудь вкусное. Слопав тарелку ухи, она довольно похлопала себя по животику и снова улеглась, намереваясь заснуть на кровати.

Цин Шую ничего не оставалось, кроме как разбудить её. Нельзя было спать с полным животом. Девчушка с неохотой раскрыла глаза. Цин Шуй попытался развлечь ее, рассказывай сказки, чего он не делал уже много, много лет. С усилием, но ему удалось не давать малышке спать ещё целый час.

Когда опустилась ночь, совершенная тишина накрыла все вокруг. Со странным чувством Цин Шуй смотрел на маленькую девочку, которая глубоко спала под одеялами. Так или иначе, он вляпался по самые уши с этим маленьким ангелом. Казалось, она очень доверяет ему, говоря, что он пахнет как её отец. Может быть, это был запах естественной ауры? Возможно, стоило познакомить её с богоподобной учительницей. В сфере фиолетового вечного нефрита Цин Шуй продолжил свои тренировки как обычно. Только в этот раз он больше фокусировался на девяти волнах ладони великого золотого Будды и мягком контроле меча большой медведицы.

На следующий день Цин Шуй продолжил тренироваться с мечом, стоя рядом с божественной статуей, тренируя удар за удром, уколы, рубку и технику меча Тайчи. Цин Шуй вдруг понял, что тренировки под давлением божественной статуи позволили ему качественно усовершенствовать искусство владения мечом, - ещё одно преимущество нового приобретения!

И это преимущество нужно было использовать для усовершенствования его мышц, костей и всего тела под властным давлением присутствия статуи, ровно так же, как некоторые люди проводит свои тренировки под водопадом или в море. Это был очередной метод тренировки под ошеломляющим давлением, который делает тебя ещё сильнее, не просто физически, но и морально.

Невыносимое давление также позволяло Цин Шую пережить серьезный прогресс техники усиления: она становилось более утончённой, позволяла ему быть более активным, существенно увеличивая предел прочности его энергетических каналов.

Так довольно быстро прошло несколько месяцев, до конца года оставался каких-то тридцать дней. Он пообещал своей богоподобной учительнице, что вернётся в секту небесного меча до конца года. Цин Шуй не ожидал, что проживёт с малышкой в пещере почти полгода. За это время Цин Шуй достиг прорыва, добившись 73-го цикла древней техники усиления. Он также научился демонстрировать три основных техники владения мечом на высоком профессиональном уровне с помощью меча Большой медведицы, выстроив крепкую основу для того, чтобы поднимать тяжелые предметов легко, как перышко, что еще больше укрепило его отвагу. Этого невозможно было добиться с помощью голой брутальной силы. Это было что-то, на что Цин Шуй потратил целых полгода, чтобы только ухватить идею, но объяснить это словами было очень трудно. После долгих тренировок человек должен был стать способным поднимать объект в 100 цзинь, используя всего 80 цзинь, 70 или даже меньшее количество сил.

Шесть месяцев упорных тренировок, вместе с тем опытом, который он получил ранее, позволили Цин Шую использовать силу чуть больее 1000 цзинь, чтобы овладеть мечом Большой медведицы в той мере, в которой он желал этого. Также он усовершенствовал галоп оленя и форму тигра, повысившихся до нового успешного уровня, ещё больше увеличив его мощь. Цин Шуй сожалел о том, как быстро проходило время в горах. Он вспомнил, как собирал урожай Магических плодов энергии и магических плодов проворности совсем недавно, и вот они снова взошли и созрели. Прошло уже почти 18 лет с тех пор, как он впервые ступил на землю мира девяти континентов. Практика владения мечом в течение полугода, особенно с помощью меча Большой медведицы, а также с помощью увеличения его силы от жизни в горах, позволили ауре Цин Шуя продвинуться вперёд.

Взгляд его был ясным как обычно, но в нём появилась дополнительная привлекательность, увеличилась его мужественность, он стал более зрелым и стабильным, как никогда. С помощью своих усилий за эти полгода Цин Шуй приблизился к божественной статуе ещё на 10 шагов, находясь под невыносимым давлением. Но до самой статуи было ещё не меньше 50 шагов. Цин Шуй и не знал, стоит ли ему радоваться этому или огорчаться. Возможно, невыносимое давление статуи заставляло его так чувствовать себя, но он был рад тому, что его способности достаточно быстро улучшались. В то же самое время, он все больше убеждался, что божественная статуя, возможно, изображала одного из фальшивых богов или священного воина. Жалко, что не мог он рассмотреть ее с более близкого расстояния.

Девчушка в то время жила ещё более интересной жизни по сравнению с жизнью Цинн Шуя, путешествуя с белокрылым кондором по полдня. Но она обязательно возвращалась на обед, потому что ей очень нравилось то, что готовил для неё Цин Шуй. Цин Шуй предположил, что малышке было что-то около пяти лет и что ей было пора начинать тренировки. Он воспользовался магическим плодом увеличения энергии и магическим плодом увеличения ловкости, и даже прогревал её энергетические каналы энергией Ци древней техники усиления ежедневно. Более того, вечерами он обучал её чтению и письму. Ему иногда казалось, что он устроился на работу нянькой! Было довольно трудно, но, в общем и целом, это доставляло ему огромное удовольствие: жизнь в пустой пещере делала его счастливым, он видел прогресс своей маленькой ученицы, постепенно он обучил её галопу оленя, форме тигра и Тайчи.

Девочка с Мистическим Сердцем Семи Отверстий однозначно отличалась от других детей. Её скорость и талант заставляли Цин Шуй испытывать зависть, но все равно он бы очень рад. Прожив вместе полгода, он окончательно признал в ней свою дочь.

Он чувствовал, что с его нынешними способностями, даже если бы ему пришлось встретиться в бою с людьми, которые знали техникум ладони великого золотого Будды девятый вал мы, он бы справился с ними без проблем. Конечно, он теперь будет использовать меч большой медведицы. Под этим невыносимым давлением статуи он усовершенствовал свою общую отвагу. Особенно техника галопа оленя достигла настоящего прорыва, позволяя Цин Шую приобрести невероятную скорость.

Цин Шуй планировал выбрать ещё одно животное из техники мимикрии девяти животных для изучения. В конце концов, было трудно добиться полного мастерства, владея только частью методики.

"Луань Луань, нам с тобой придётся покинуть это место". Цин Шуй особо нечего было упаковать, но он тихонечко спрятал кровать, кастрюли, тарелки и другие вещи обратно в сферу вечного фиолетового нефрита.

"Хорошо, мы можем, наконец, уехать отсюда. Папочка, а куда мы пойдём?" радостно спросила Луань Луань, запрыгивая ему на колени.

"В секту Небесного меча!"

Цин Шуй объяснил малышке путь, и они полетели по направлению к секте небесного меча на белокрылом кондоре.

Уже наступила морозная зима. Из меха снежные лисы Цин Шуй сшил простую одежду для своей малышки. Хоть она и была тёплой, выглядела эта одежда скверно. Однако красоту девочки, которая в будущем могла вызвать падения городов и королевств, ничем не испортишь, девчушка выглядела изумительно очаровательной и красивой.

Им хватило одного дня, чтобы прибыть к вершине небесного меча. Белокрылый кондор облетел вершину, сделав несколько кругов до приземления, огласив окрестность громкими криками.

"Папочка, Беленький говорит, что на этой горе есть опасные дьявольские чудовища," сказала Лунь Луань, округлив глаза.

"Опасные дьявольские чудовища? Должно быть, они ещё сильнее белокрылого. Что это за дьявольское чудовище, которое может испугать белокрылого Кондора одной лишь своей аурой?" - задумался Цин Шуй.

Секта небесного меча была ведущей сектой страны Цан Лан. С более чем 1000 летней историей она, наверняка, имела какой-то большой и опасный секрет. Например, парочку монстров, которые бы охраняли и присматривали за сектой.

"Давай папочка тебя понесёт", - за эти полгода он так привык чувствовать себя отцом. Он не знал, радоваться этому или печалиться.

Люди немедленно принялись шептаться, увидев его с такой исключительной красивой маленькой девочкой, особенно когда она сказала: "Папочка, тут так много людей!"

Все вокруг онемели от удивления, так и стояли, открыв рты.

"Ох, Только у него могла бы быть такая прекрасная дочь".

"Но почему его дочь так похожа на Боевую Сестру Цзянъэ?" - удивленно сказала одна дама.

Лицо Цин Шуя потемнело, это был плохой знак.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Сообщить об ошибке
<<<