X
X
Глава - 237: Создание трехфутового меча из Голубой Бронзы Вызов
Предыдущая глава
Следующая глава
По возрасту лекарственных трав Цин Шуй определял их ценность. Основной принцип был прост – чем старше, тем лучше! Глядя на цветы разных размеров, Цин Шуй почувствовал непреодолимое желание потрогать эти прекрасные цветы. Однако они были такими хрупкими, что казалось, рассыпятся в тот же момент. Несмотря на все это, они, казалось, переполнены ошеломляющей жизненной силой. У простых людей могло вовсе не хватить сил, чтобы их потрогать, не говоря уж о том, чтобы сорвать. Осмотрев все в своей сфере, Цин Шуй покинул ее и провел ночь снаружи в своей новой резиденции. Он заснул сном младенца и проспал всю ночь до самого рассвета. Как обычно, он прогнал циклы энергии Ци и начал тренировать свои техники. Было уже позднее утро, когда он, закончив завтрак, решил навести визит в свою кузницу. Ху Ю уже вовсю работал на наковальне. Увидев Цин Шуя, он сказал: «Вывеска готова, как ты и велел. Давай я вынесу ее, а ты посмотришь», улыбнулся он и ушел в дальнюю комнату. Он вынес деревянный рекламный щит, с тонкой эксклюзивной вырезкой на нем, размерами метр в длину и метр в ширину. На нем тонко и мастерски была вырезана информация о драгоценных камнях, полудрагоценных камнях, драгоценных металлах высокого уровня, вместе с ценами. Цин Шуй был не очень доволен качеством рекламной доски, но все равно водрузил ее около входа в магазин. «Ты серьезно собираешься продать меч за пять миллионов таэлей серебром?» поинтересовался Ху Ю, не скрывая удивленного выражения лица. «Ага, точно», засмеялся Цин Шуй. Хую тоже рассмеялся и прикрепил ценник с суммой в пять миллионов таэлей рядом с зазубренным мечом. Меч уже красовался на полочке в магазине. «Большой Брат Хую, интересно, как ты посмотришь на то, чтобы изучить мой способ ковки? Может быть, он тебе принесет огромную пользу?» мягко предложил Цин Шуй и посмотрел на напарника. Тот удивился. Он не знал, чем заслужил такого доброго отношения к себе. Все знали, что кузнецы уровня экспертов все были чванливы и высокомерны, не говоря о том, что он не был ни родственником, ни знакомым Цин Шую. Неожиданно он вспомнил о том, что Цин Шуй сказал ему при их первой встрече. Разве нужна причина делать то, что хочется? По этим словам Хоюнь смог примерно понять, что за человек был этот Цин Шуй. Хую посмотрел на улыбающегося Цин Шуя и пробормотал: «Ты, правда, хочешь научить меня?» В этот момент он почувствовал благодарность в сердце, но все еще был озадачен ситуацией. «Естественно. Однако сколько ты выучишь, до какой степени будет глубоко твое понимание того, чем я поделюсь с тобой, будет зависеть только и только от тебя. Однако до того как я поделюсь с тобой этой техникой, тебе придется научиться методу циркуляции Ци для начала. Если не научишься, эффективность этой техники сильно упадет». После всех объяснений Цин Шуй объяснил Ху Ю метод циркуляции Ци из формы Рыка Тигра. Поначалу он, было, хотел научить его циркуляции Ци из Формы Медведя, но решил, что Рык Тигра легче практиковать. «Я буду делать все, что угодно, пока я могу научиться кузнечной технике высокого класса. У меня нет денег, нет авторитета, нет власти. Я даже не знаю, как мне отблагодарить тебя», серьезно сказал Ху Ю. «Ха-ха, просто относись ко мне, как к брату. Других просьб у меня нет!» ответил Цин Шуй также серьезно. Но мысли его были далеко отсюда. Он думал о своей прошлой жизни. Хую так сильно был похож по характеру на его старшего брата из прошлого мира. Его старший брат обожал его и обращался с ним особенно хорошо. Это одно единственное предложение Цин Шуя окончательно успокоило Ху Ю. Хоть он и не до конца понимал причины, но он знал, что Цин Шуй не имел никаких злобных намерений в своем сердце. «С сегодняшнего дня у Старшего Ху прибавление в семействе. Пока я могу тебе помогать, что бы ты ни попросил, я все сделаю, чтобы быть тебе полезным». «Большой Брат Ху Ю, сожги это после того, как изучишь. Можешь задавать мне вопросы, если нужна помощь или чего-то не понимаешь. Я временно займу твою кузницу, чтобы ты смог изучить мою технику после того, как разучишь этот набор методов циркуляции Ци», с этими словами Цин Шуй передал Ху Ю кожаный свиток. Хо Ю кивнул и вышел через заднюю дверь кузницы. Он забрал с собой свитой, и Цин Шуй занялся ковкой в одиночку. В этот момент первые покупатели стали входить в магазин. «Эй, посмотри, меч стоит пять миллионов серебром!» «Что? Где? Дай посмотреть!” Поначалу в магазине было несколько покупателей, бродивших между полками. Увидев цену зазубренного меча, между ними началась оживленная дискуссия. Все больше народу прибывало в цех. «Сумасшедший, продает этот сломанный меч за такие деньги!» кричал мужчина резким голосом. «А что такого особого в этом мече? Разве можно сказать, просто глядя на него? Он способен резать железо, как грязь?» кричал еще один мужчина средних лет. «Ага, ага. Эй, кто там впереди, опробуйте меч-то!» кто-то выкрикивал позади толпы. Теперь в кузнице было не меньше тридцати зевак, теснившихся между витринами. Наконец кто-то взял на себя инициативу и схватил зазубренный меч. «Быстрее, что ты стоишь, как болван?» еще один незнакомый голос раздался, когда схвативший меч стоял, как будто еще не отошел ото сна. Однако он неожиданно ответил: «А ты возьми его, как только возьмешь, сразу все поймешь сам». После чего непрерывный гул удивленных голосов и нетерпеливых выкриков наполнил цех, каждый хотел быть следующим, кому достанется подержать оружие. В мире девяти континентов бронза использовалась в производстве украшений. Редко, кто использовал ее для ковки оружия. Оружия, сделанные из бронзы, обычно были слишком мягкими. Если кто-то и использовал бронзу как материал для мечей, кузнец добавлял большое количество других металлов в сплав для укрепления. Однако нужно было знать точную пропорцию добавок и бронзы в сплаве, потому что окончательный продукт мог оказаться слишком твердым или слишком хрупким и быстро сломаться. Таким образом, бронзу использовали для изготовления крайне тяжелых вещей, таких как бронзовая тренога, бронзовая кувалда или бронзовый топор. Теперь же Цин Шуй использовал чистую бронзу для изготовления меча. Посетители были в изумлении, увидев, какое количество бронзы он пустил на ковку трехфутового меча, вдвое больше, чем в обычных бронзовых мечах, кованных другими кузнецами. У его бронзового меча не было не только «мягкости» обычного меча, но и острота его была вне всяких сомнений. В его памяти открылся чертеж Меча из Голубой Бронзы, согласно которому он применил свою Технику Тысячи Ударов Молотом. К этому времени в магазине было еще больше спорящих покупателей. Количество людей превысило все ожидания Цин Шуя. Кроме этого, он чувствовал среди них культиваторов Сяньтянь, привлеченных возней и шумом. «Мистер, дайте мне реальную цену этого меча. Я очень заинтересован в покупке», поинтересовался молодой человек, глядя на Цин Шуя. «Я не торгуюсь!» Цин Шуй даже головы не поднял. Без перерывов звучал ритм его молота. «Мистер, вы не считаете, что пять миллионов таэлей серебром это дороговато?» не сдавался молодой человек. «Да, я это тоже чувствую», легко парировал Цин Шуй. «Если дело в этом, может, продадите его подешвле?» молодой человек спросил снова, не теряя надежды. «Конечно, я сделаю вам скидку в 10 таэлей», серьезно ответил Цин Шуй, по-прежнему не поднимая головы и продолжая притягивать взгляды толпы ударами своего молота. «Вы шутить изволите?» помрачнел молодой человек, вдруг поняв, что его дурят. Уважение с его лица полностью ушло. Ритм ударов не прерывался до тех пор, пока бронзовый свет не озарил кузницу. «Шучу? Нет у меня на это времени, да и не стоишь ты того, чтобы шуточки с тобой шутить», самодовольно захихикал Цин Шуй. С самого начала до конца разговора он даже мельком не глянул на молодого человека. Однако его чутье подсказывало, что перед ним мужчина на первом уровне Сяньтянь. «Ты хочешь унизить меня? Я вызываю тебя на бой. Если не осмелишься принять мой вызов, забудь. В конце концов, ты всего лишь кузнец». Разъяренное лицо молодого воина постепенно возвращалось в спокойное состояние. Цин Шуй молчал. Он продолжал ковать. Он даже не думал спорить с такими людьми, как это парень. Цин Шую было все равно. Как будто крольчонок топтался у него на ноге. Ты даже не можешь начать злиться на такого. Хотя кузнечное дело было не совсем низкая профессия, кузнецу необходимо было самому быть на уровне Сяньтянь, чтобы создавать мощные доспехи и оружие. Обычные кузнецы, те, которых в большом количестве видел Цин Шуй, не пользовались уважением у культиваторов. «Почему? Ты испугался? Почему молчишь? Отвечай!». Молодой человек бросал взгляды на бронзовый меч, с горящим светом в глазах. Настоящий герой всегда знает, когда поклониться, а когда сопротивляться. Ключ к выживанию – умение подстроиться под обстоятельства. «А как насчет такого: мой клан возьмет твой магазин под свою защиту. Мы не будем к тебе плохо относиться, дадим тебе много преимуществ. Тебе только нужно будет создавать для моего клана такие мечи, и тогда мы квиты. Как насчет этого?» Но в голосе молодого человека слышались нотки сарказма. Он уже был готов напасть на Цин Шуя или навредить ему. Цин Шуй онемел, услышав предложение. Если бы он был простым кузнецом, они бы давно попользовались им и его кузней. Однако сейчас Цин Шуй решил использовать этого парнишку для продвижения репутации его кузнечного цеха. «Не будете плохо со мной обращаться и дадите мне преимущества? Больше, чем пять миллионов таэлей за меч?» засмеялся Цин Шуй. «Конечно, нет, но мы можем гарантировать, что пока ты делаешь для нас мечи такого качества, мы можем предоставлять тебе сколько угодно красавиц для твоего удовольствия. И еще у нас есть чертежи других оружий, которые помогут тебе увеличить опыт в кузнечном деле. А самое главное – ты сможешь на законных основаниях войти в мой клан, как почетный член, наслаждаясь преференциями», объяснял молодой человек, было видно, что он полон уверенности до краев. Цин Шуй снова обрушил молот на наковальню. 999-й удар. После этого он взмахнул мечом еще раз. На этот раз не появилось никаких знаков, ознаменовавших, что его попытка не удалась, не было никаких звуков или специальных эффектов. Просто после тысячного удара знакомый свет озарил кузницу. Новенький бронзовый меч сверкал легким голубым светом, он был непревзойденно хорошо и привлекателен… Цин Шуй знал, что полный набор доспехов и оружия должен был излучать семицветное божественное сияние. До этого момента мечи Цин Шуя светились бледно-голубым светом, что говорило о том, что ему еще очень далеко до одноцветного божественного сияния, или двухцветного божественного сияния, не говоря уже о семи цветах. Цин Шуй смотрел на законченный продукт с трепетом и ожиданием чуда. Однако реальность оказалась сурова, его новый меч не приобрел никаких вспомогательных свойств. Однако глаза Цин Шуя наполнились радостью, потому что меч все-таки увеличивал способности. +30 к Силе! +10 к Стойкости! Цин Шуй был ужасно рад, потому что его новый меч давал двойное увеличение атрибутов. В конце концов, он впервые выковал меч согласно древним чертежам. Эффект оказался лучше, чем он ожидал. Цин Шуй протянул руку и покачал мечом в воздухе, очертив прекрасную дугу. В этот момент он почувствовал эффект от дополнительных атрибутов меча еще больше, чем у его предыдущего зазубренного меча. Сила ударов умножалась в десять раз, в то время как дополнительное увеличение стойкости давало еще больше крепости в атаке и защите. «Я доволен. Пока есть улучшения, есть надежда!» радостно подумал Цин Шуй. Изучая свой новенький готовый товар, Цин Шуй не обращал внимания на толпу зевак в магазине. Люди были просто в ступоре от происходящего. Большинство из них не собирались ничего покупать, они просто хотели потрогать и на себе испытать загадочность мечей нового кузнеца. Большинство только слышали про божественные оружия, которые могут увеличивать силу. И вот на их глазах создавалось такое оружие, разве они могли упустить такую возможность и не попробовать это на себе? «Ты вызывал меня на бой? Я принимаю вызов», равнодушно сказал Цин Шуй самоуверенному молодому человеку, который все еще стоял рядом с ним, глядя на Цин Шуя с явным презрением.

По возрасту лекарственных трав Цин Шуй определял их ценность. Основной принцип был прост – чем старше, тем лучше!

Глядя на цветы разных размеров, Цин Шуй почувствовал непреодолимое желание потрогать эти прекрасные цветы. Однако они были такими хрупкими, что казалось, рассыпятся в тот же момент. Несмотря на все это, они, казалось, переполнены ошеломляющей жизненной силой. У простых людей могло вовсе не хватить сил, чтобы их потрогать, не говоря уж о том, чтобы сорвать.

Осмотрев все в своей сфере, Цин Шуй покинул ее и провел ночь снаружи в своей новой резиденции. Он заснул сном младенца и проспал всю ночь до самого рассвета.

Как обычно, он прогнал циклы энергии Ци и начал тренировать свои техники. Было уже позднее утро, когда он, закончив завтрак, решил навести визит в свою кузницу.

Ху Ю уже вовсю работал на наковальне. Увидев Цин Шуя, он сказал: «Вывеска готова, как ты и велел. Давай я вынесу ее, а ты посмотришь», улыбнулся он и ушел в дальнюю комнату.

Он вынес деревянный рекламный щит, с тонкой эксклюзивной вырезкой на нем, размерами метр в длину и метр в ширину. На нем тонко и мастерски была вырезана информация о драгоценных камнях, полудрагоценных камнях, драгоценных металлах высокого уровня, вместе с ценами. Цин Шуй был не очень доволен качеством рекламной доски, но все равно водрузил ее около входа в магазин.

«Ты серьезно собираешься продать меч за пять миллионов таэлей серебром?» поинтересовался Ху Ю, не скрывая удивленного выражения лица.

«Ага, точно», засмеялся Цин Шуй.

Хую тоже рассмеялся и прикрепил ценник с суммой в пять миллионов таэлей рядом с зазубренным мечом. Меч уже красовался на полочке в магазине.

«Большой Брат Хую, интересно, как ты посмотришь на то, чтобы изучить мой способ ковки? Может быть, он тебе принесет огромную пользу?» мягко предложил Цин Шуй и посмотрел на напарника. Тот удивился. Он не знал, чем заслужил такого доброго отношения к себе. Все знали, что кузнецы уровня экспертов все были чванливы и высокомерны, не говоря о том, что он не был ни родственником, ни знакомым Цин Шую.

Неожиданно он вспомнил о том, что Цин Шуй сказал ему при их первой встрече. Разве нужна причина делать то, что хочется? По этим словам Хоюнь смог примерно понять, что за человек был этот Цин Шуй.

Хую посмотрел на улыбающегося Цин Шуя и пробормотал: «Ты, правда, хочешь научить меня?» В этот момент он почувствовал благодарность в сердце, но все еще был озадачен ситуацией.

«Естественно. Однако сколько ты выучишь, до какой степени будет глубоко твое понимание того, чем я поделюсь с тобой, будет зависеть только и только от тебя. Однако до того как я поделюсь с тобой этой техникой, тебе придется научиться методу циркуляции Ци для начала. Если не научишься, эффективность этой техники сильно упадет».

После всех объяснений Цин Шуй объяснил Ху Ю метод циркуляции Ци из формы Рыка Тигра. Поначалу он, было, хотел научить его циркуляции Ци из Формы Медведя, но решил, что Рык Тигра легче практиковать.

«Я буду делать все, что угодно, пока я могу научиться кузнечной технике высокого класса. У меня нет денег, нет авторитета, нет власти. Я даже не знаю, как мне отблагодарить тебя», серьезно сказал Ху Ю.

«Ха-ха, просто относись ко мне, как к брату. Других просьб у меня нет!» ответил Цин Шуй также серьезно. Но мысли его были далеко отсюда. Он думал о своей прошлой жизни. Хую так сильно был похож по характеру на его старшего брата из прошлого мира. Его старший брат обожал его и обращался с ним особенно хорошо.

Это одно единственное предложение Цин Шуя окончательно успокоило Ху Ю. Хоть он и не до конца понимал причины, но он знал, что Цин Шуй не имел никаких злобных намерений в своем сердце.

«С сегодняшнего дня у Старшего Ху прибавление в семействе. Пока я могу тебе помогать, что бы ты ни попросил, я все сделаю, чтобы быть тебе полезным».

«Большой Брат Ху Ю, сожги это после того, как изучишь. Можешь задавать мне вопросы, если нужна помощь или чего-то не понимаешь. Я временно займу твою кузницу, чтобы ты смог изучить мою технику после того, как разучишь этот набор методов циркуляции Ци», с этими словами Цин Шуй передал Ху Ю кожаный свиток. Хо Ю кивнул и вышел через заднюю дверь кузницы. Он забрал с собой свитой, и Цин Шуй занялся ковкой в одиночку.

В этот момент первые покупатели стали входить в магазин.

«Эй, посмотри, меч стоит пять миллионов серебром!»

«Что? Где? Дай посмотреть!”

Поначалу в магазине было несколько покупателей, бродивших между полками. Увидев цену зазубренного меча, между ними началась оживленная дискуссия. Все больше народу прибывало в цех.

«Сумасшедший, продает этот сломанный меч за такие деньги!» кричал мужчина резким голосом.

«А что такого особого в этом мече? Разве можно сказать, просто глядя на него? Он способен резать железо, как грязь?» кричал еще один мужчина средних лет.

«Ага, ага. Эй, кто там впереди, опробуйте меч-то!» кто-то выкрикивал позади толпы. Теперь в кузнице было не меньше тридцати зевак, теснившихся между витринами.

Наконец кто-то взял на себя инициативу и схватил зазубренный меч.

«Быстрее, что ты стоишь, как болван?» еще один незнакомый голос раздался, когда схвативший меч стоял, как будто еще не отошел ото сна. Однако он неожиданно ответил: «А ты возьми его, как только возьмешь, сразу все поймешь сам». После чего непрерывный гул удивленных голосов и нетерпеливых выкриков наполнил цех, каждый хотел быть следующим, кому достанется подержать оружие.

В мире девяти континентов бронза использовалась в производстве украшений. Редко, кто использовал ее для ковки оружия. Оружия, сделанные из бронзы, обычно были слишком мягкими. Если кто-то и использовал бронзу как материал для мечей, кузнец добавлял большое количество других металлов в сплав для укрепления. Однако нужно было знать точную пропорцию добавок и бронзы в сплаве, потому что окончательный продукт мог оказаться слишком твердым или слишком хрупким и быстро сломаться.

Таким образом, бронзу использовали для изготовления крайне тяжелых вещей, таких как бронзовая тренога, бронзовая кувалда или бронзовый топор.

Теперь же Цин Шуй использовал чистую бронзу для изготовления меча. Посетители были в изумлении, увидев, какое количество бронзы он пустил на ковку трехфутового меча, вдвое больше, чем в обычных бронзовых мечах, кованных другими кузнецами. У его бронзового меча не было не только «мягкости» обычного меча, но и острота его была вне всяких сомнений.

В его памяти открылся чертеж Меча из Голубой Бронзы, согласно которому он применил свою Технику Тысячи Ударов Молотом.

К этому времени в магазине было еще больше спорящих покупателей. Количество людей превысило все ожидания Цин Шуя. Кроме этого, он чувствовал среди них культиваторов Сяньтянь, привлеченных возней и шумом.

«Мистер, дайте мне реальную цену этого меча. Я очень заинтересован в покупке», поинтересовался молодой человек, глядя на Цин Шуя.

«Я не торгуюсь!» Цин Шуй даже головы не поднял. Без перерывов звучал ритм его молота.

«Мистер, вы не считаете, что пять миллионов таэлей серебром это дороговато?» не сдавался молодой человек.

«Да, я это тоже чувствую», легко парировал Цин Шуй.

«Если дело в этом, может, продадите его подешвле?» молодой человек спросил снова, не теряя надежды.

«Конечно, я сделаю вам скидку в 10 таэлей», серьезно ответил Цин Шуй, по-прежнему не поднимая головы и продолжая притягивать взгляды толпы ударами своего молота.

«Вы шутить изволите?» помрачнел молодой человек, вдруг поняв, что его дурят. Уважение с его лица полностью ушло.

Ритм ударов не прерывался до тех пор, пока бронзовый свет не озарил кузницу.

«Шучу? Нет у меня на это времени, да и не стоишь ты того, чтобы шуточки с тобой шутить», самодовольно захихикал Цин Шуй. С самого начала до конца разговора он даже мельком не глянул на молодого человека. Однако его чутье подсказывало, что перед ним мужчина на первом уровне Сяньтянь.

«Ты хочешь унизить меня? Я вызываю тебя на бой. Если не осмелишься принять мой вызов, забудь. В конце концов, ты всего лишь кузнец». Разъяренное лицо молодого воина постепенно возвращалось в спокойное состояние.

Цин Шуй молчал. Он продолжал ковать. Он даже не думал спорить с такими людьми, как это парень. Цин Шую было все равно. Как будто крольчонок топтался у него на ноге. Ты даже не можешь начать злиться на такого.

Хотя кузнечное дело было не совсем низкая профессия, кузнецу необходимо было самому быть на уровне Сяньтянь, чтобы создавать мощные доспехи и оружие. Обычные кузнецы, те, которых в большом количестве видел Цин Шуй, не пользовались уважением у культиваторов.

«Почему? Ты испугался? Почему молчишь? Отвечай!». Молодой человек бросал взгляды на бронзовый меч, с горящим светом в глазах.

Настоящий герой всегда знает, когда поклониться, а когда сопротивляться. Ключ к выживанию – умение подстроиться под обстоятельства.

«А как насчет такого: мой клан возьмет твой магазин под свою защиту. Мы не будем к тебе плохо относиться, дадим тебе много преимуществ. Тебе только нужно будет создавать для моего клана такие мечи, и тогда мы квиты. Как насчет этого?» Но в голосе молодого человека слышались нотки сарказма. Он уже был готов напасть на Цин Шуя или навредить ему.

Цин Шуй онемел, услышав предложение. Если бы он был простым кузнецом, они бы давно попользовались им и его кузней. Однако сейчас Цин Шуй решил использовать этого парнишку для продвижения репутации его кузнечного цеха.

«Не будете плохо со мной обращаться и дадите мне преимущества? Больше, чем пять миллионов таэлей за меч?» засмеялся Цин Шуй.

«Конечно, нет, но мы можем гарантировать, что пока ты делаешь для нас мечи такого качества, мы можем предоставлять тебе сколько угодно красавиц для твоего удовольствия. И еще у нас есть чертежи других оружий, которые помогут тебе увеличить опыт в кузнечном деле. А самое главное – ты сможешь на законных основаниях войти в мой клан, как почетный член, наслаждаясь преференциями», объяснял молодой человек, было видно, что он полон уверенности до краев.

Цин Шуй снова обрушил молот на наковальню. 999-й удар. После этого он взмахнул мечом еще раз. На этот раз не появилось никаких знаков, ознаменовавших, что его попытка не удалась, не было никаких звуков или специальных эффектов. Просто после тысячного удара знакомый свет озарил кузницу. Новенький бронзовый меч сверкал легким голубым светом, он был непревзойденно хорошо и привлекателен…

Цин Шуй знал, что полный набор доспехов и оружия должен был излучать семицветное божественное сияние. До этого момента мечи Цин Шуя светились бледно-голубым светом, что говорило о том, что ему еще очень далеко до одноцветного божественного сияния, или двухцветного божественного сияния, не говоря уже о семи цветах.

Цин Шуй смотрел на законченный продукт с трепетом и ожиданием чуда. Однако реальность оказалась сурова, его новый меч не приобрел никаких вспомогательных свойств. Однако глаза Цин Шуя наполнились радостью, потому что меч все-таки увеличивал способности.

+30 к Силе! +10 к Стойкости!

Цин Шуй был ужасно рад, потому что его новый меч давал двойное увеличение атрибутов. В конце концов, он впервые выковал меч согласно древним чертежам. Эффект оказался лучше, чем он ожидал.

Цин Шуй протянул руку и покачал мечом в воздухе, очертив прекрасную дугу. В этот момент он почувствовал эффект от дополнительных атрибутов меча еще больше, чем у его предыдущего зазубренного меча. Сила ударов умножалась в десять раз, в то время как дополнительное увеличение стойкости давало еще больше крепости в атаке и защите.

«Я доволен. Пока есть улучшения, есть надежда!» радостно подумал Цин Шуй.

Изучая свой новенький готовый товар, Цин Шуй не обращал внимания на толпу зевак в магазине. Люди были просто в ступоре от происходящего. Большинство из них не собирались ничего покупать, они просто хотели потрогать и на себе испытать загадочность мечей нового кузнеца.

Большинство только слышали про божественные оружия, которые могут увеличивать силу. И вот на их глазах создавалось такое оружие, разве они могли упустить такую возможность и не попробовать это на себе?

«Ты вызывал меня на бой? Я принимаю вызов», равнодушно сказал Цин Шуй самоуверенному молодому человеку, который все еще стоял рядом с ним, глядя на Цин Шуя с явным презрением.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Сообщить об ошибке
<<<