X
X
Глава - 303: Ошеломляющая и непредсказуемая Сила Бешеного быка Опечаленная Си Юэ
Предыдущая глава
Следующая глава
И снова Цин Шуй стоял, как истукан, у каменного монумента, на который никто даже не обращал внимания. На этот раз он опять был застукан врасплох, он не ожидал, что за изображением разъяренного быка был скрыт такой серьезный подтекст. Все это происходило с Цин Шуем благодаря тому, что он в свое время заложил твердый фундамент, занимаясь Мимикрией Девяти Животных и Кулаком Формы Зверя. Как только он увидел изображение быка, в его голове словно колокольчик зазвенел – сложился пазл, пропавший элемент был найден и установлен на нужное место. Полная картина передачи Ци предстала в его сознании. Бык рвался вперед в ярости, и Цин Шуй явно ощущал, как растет его агрессия и свирепость. Это были его мышцы, его энергетические каналы, кровь, структура скелета… полная картина, работавшая в унисон, чтобы зажечь скрытый потенциал его тела, даря ему сверхчеловеческую силу. Такого рода яростная энергия была как солдат в состоянии «стоять до конца». В нем накапливалась такая сила, о существовании которой он даже не догадывался, она вытягивала из него весь человеческий потенциал до последней капли. Цин Шуй стоял, погруженный в свои мысли. Закрыв глаза, он передавал энергию Ци Древней Техники Усиления, согласно картинке передаче Ци, которая возникла в его сознании. Постепенно ошеломляющая сила начала блуждать внутри его Даньтянь, циркулируя по всему телу. Через какое-то мгновение Цин Шуй почувствовал, как его голова накаляется, волны горячей крови хлынули к ней, все его тело охватила ужасная разрушительная сила. «Вот какая она, Сила Бешеного Быка!» И в ту же минуту изначально плотная и тяжелая энергия Древней Техники Усиления, измененная аурой ярости от техники передачи Ци Бешеного Быка, дарила Цин Шую ощущение, что его текущий уровень силы достиг, наконец, уровня той энергии, которая требовалась для использования Удара Небесного Грома… Цин Шуй отупело стоял перед изображением. Он только делал первые шаги в трансляции силы Бешеного быка, ему предстояло еще многое сделать. Но даже начало работы над этой техникой увеличило его сила примерно на треть. Слишком коварно. Слишком соблазнительно. Удар Небесного Грома был особой техникой Небесного Дворца, однако он смог достичь того же эффекта прироста, транслируя Силу Быка. Как это было возможно? Может быть, какие-то дополнительные эффекты все же присутствовали и от Удара Небесного Грома? «Да. У него есть парализующий эффект», пробормотал про себя Цин Шуй. Какая коварная штука. Прибавила 30% к силе и давала возможность парализовать противника. Цин Шуй был очень доволен полученными инсайтами. Какая тираническая сила! Цин Шуй чувствовал, какой интенсивной становится аура его тела. Финальным выводом стало то, что Цин Шуй, тренируясь в трансляции Ци по методу силы бешеного быка, смог за невероятный короткий срок добиться явного эффекта, оставшись крайне довольным полученным результатом. Он не только получил увеличение силы на 30%, но и усилил свою ауру примерно на треть. «Ошеломляющая, противоречивая и тираническая!» возбужденно воскликнул Цин Шуй. А внутри него росла обеспокоенность. У силы Быка был побочный эффект – затуманенные эмоции, превращавшие его в безумного быка, не давая ему различать, кто враг, а кто друг, превращая его в бешеного асуру, уничтожающего все поле боя. К счастью, как только он подумал об этом, в его сознании возник символ Инь и Янь, сверкавший золотым светом, и волна прохлады успокоила его эмоции. И только тогда он смог расслабиться. Все-таки это место было настоящей кладовой с сокровищами. К сожалению, для того, чтобы проникнуться каждым изображением, ему требовалось гигантское количество времени и усилий. Уже вечерело, и Цин Шуй с неохотой решил отправиться домой. По дороге домой он снова встретил знакомого человека. Это была прекрасная женщина по имени Си Юэ. Цин Шуй не знал, было это совпадением, или же она искала Янь Лин’Эр, которая жила в том же здании, что и он. Ее брови были подобны полумесяцу, прекрасные глаза ее светились ярким светом. Ее маленький прямой носик придавал ей странное целеустремленное выражение лица, а рубиновые губы дарили всему лицу неповторимую сексуальность. Она не без интереса поглядывала на Цин Шуя. Цин Шуй подумывал о том, как бы ее избежать, но заметив самодовольное лицо и хитрую улыбку, сверкавшую в ее глазах, он вдруг решил остановиться. Ее взгляд будто говорил: «Прячься скорее, ты же боишься таких, как я?» Цин Шуй взял себя в руки и смело шагнул ей навстречу. Он не хотел, чтобы она посмеялась над ним, видя, как он в страхе спасается бегством. Она, конечно, была красивой, но слишком тяжелой. Да и ее дружба с Янь Лин’Эр отталкивала Цин Шуя от нее. Как говорилось «Любишь меня – люби и мою собаку. Ненавидишь меня – ненавидь и моего пса!» «Эй, эй!» раздался нежный голосок. Цин Шуй притворился, будто не услышал ничего, делая намеренно большие шаги. «Почему ты такой хорошенький? Ты мужчина или как?» Си Юэ пыталась догнать его, не получилось, она зацепила Цин Шуя за рукав и потянула к себе. Эти слова взбесили Цин Шуя. Даже если это была шутка, ему показалось, что это была неприкрытая грубость. Даже если кто-то называл его животным, идиотом, он не чувствовал такого возмущения, как когда ему говорили «Ты мужчина или нет?» «Мужчина я или нет, трахни меня и узнаешь», резко ответил ей Цин Шуй. Да будь она хоть сто раз красавицей, он не собирался ей уступать. «Да как ты смеешь такое говорить..» «Отвали тогда! Не думай, что все вокруг созданы, чтобы потакать твоим желаниям и делать все, что тебе взбредет, только потому, что ты такая вся очаровательная! У меня ноль интереса к тебе. И отстань уже от меня», Цин Шуй отодвинул ее в сторону и пошел восвояси. Си Юэ осталась стоять, вся удивленная, и слезы предательски текли из ее глаз. Она не знала, почему она так себя повела, зачем хватала его за рукава, за что он ее так обозвал. Глядя ему вслед, ей вдруг стало так горько-горько. Вернувшись к себе в комнату, Цин Шуй немедленно вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита! Прежде чем заняться алхимией, он снова провел тренировки Силы Бешеного Быка. Находясь в безопасности в своей пространственной сфере, Цин Шуй транслировал гораздо большее количество энергии своей Древней Техники Усиления, согласно методу трансляции Ци. Он чувствовал, как его аура наливается тяжестью, безумием и яростью, так ощутимо, что он даже мог видеть волны этой ауры вокруг себя. Таким образом, вспомогательная техника соединялась с древней техникой усиления, мимикрией девяти животных и так далее. Целых три дня Цин Шуй занимался исключительно тренировками Силы Быка. Странно, он изначально полагал, что более высоких уровней в этой технике нет. Но подобно Технике Базовых Ударов Меча, он надеялся, что и Сила Бешеного Быка пробьется когда-то в более высокую сферу, даже не смотря на то, что вроде бы границы были четко определены. Цин Шуй транслировал и циркулировал оба потока – энергию Силы Быка и Древней техники усиления. Он понял внутреннее состояние – недвижимый, как гора, - еще лучше. Образ Инь и Янь позволял ему подавлять растущую ярость и быстро усмирять побочные эффекты. Через это состояние он смог культивировать две техники одновременно. Попробовав вновь Меч Третьей Волны и удар Небесного Грома с помощью своего Меча Большой Медведицы, Цин Шуй пришел в полный восторг: «Аха-ха! Неуправляемая сила увеличилась на целых 50%?!» Уровень силы Цин Шуя приблизился к отметке в один миллион цзинь. Закончив тренировки с мечом, Цин Шуй поработал над навыками ковки, и только потом приступил к алхимии. Отдохнув после интенсивных тренировок, он приступил к сбору урожая, мытью, очистке, соединению лекарственных трав в своей пространственной сфере. Некоторые ингредиенты уже были готовы и смешаны в нужных пропорциях. Некоторые нужно было тщательно приготовить для изготовления Гранулы Пяти Драконов. Эта гранула была способна нивелировать все негативные воздействия. Даже если человек был при смерти, одна такая гранула давала ему отсрочку в 24 часа, увеличивая продолжительность жизни на целый день. Установив котел, Цин Шуй плеснул воды из кристального пруда в него, опустил в нее приготовленные экстракты лекарственных трав и начал доводить варево до кипения своим первобытным огнем. Увеличивая интенсивность пламени до состояния «Яростного Пламени», через мгновение он услышал булькающие звуки из глубины прикрытого крышкой котла. Цин Шуй контролировал пламя согласно рецепту Гранулы Пяти Драконов. Медленно шел процесс очистки…

И снова Цин Шуй стоял, как истукан, у каменного монумента, на который никто даже не обращал внимания. На этот раз он опять был застукан врасплох, он не ожидал, что за изображением разъяренного быка был скрыт такой серьезный подтекст.

Все это происходило с Цин Шуем благодаря тому, что он в свое время заложил твердый фундамент, занимаясь Мимикрией Девяти Животных и Кулаком Формы Зверя. Как только он увидел изображение быка, в его голове словно колокольчик зазвенел – сложился пазл, пропавший элемент был найден и установлен на нужное место. Полная картина передачи Ци предстала в его сознании.

Бык рвался вперед в ярости, и Цин Шуй явно ощущал, как растет его агрессия и свирепость. Это были его мышцы, его энергетические каналы, кровь, структура скелета… полная картина, работавшая в унисон, чтобы зажечь скрытый потенциал его тела, даря ему сверхчеловеческую силу.

Такого рода яростная энергия была как солдат в состоянии «стоять до конца». В нем накапливалась такая сила, о существовании которой он даже не догадывался, она вытягивала из него весь человеческий потенциал до последней капли.

Цин Шуй стоял, погруженный в свои мысли. Закрыв глаза, он передавал энергию Ци Древней Техники Усиления, согласно картинке передаче Ци, которая возникла в его сознании. Постепенно ошеломляющая сила начала блуждать внутри его Даньтянь, циркулируя по всему телу.

Через какое-то мгновение Цин Шуй почувствовал, как его голова накаляется, волны горячей крови хлынули к ней, все его тело охватила ужасная разрушительная сила.

«Вот какая она, Сила Бешеного Быка!»

И в ту же минуту изначально плотная и тяжелая энергия Древней Техники Усиления, измененная аурой ярости от техники передачи Ци Бешеного Быка, дарила Цин Шую ощущение, что его текущий уровень силы достиг, наконец, уровня той энергии, которая требовалась для использования Удара Небесного Грома…

Цин Шуй отупело стоял перед изображением. Он только делал первые шаги в трансляции силы Бешеного быка, ему предстояло еще многое сделать. Но даже начало работы над этой техникой увеличило его сила примерно на треть. Слишком коварно. Слишком соблазнительно.

Удар Небесного Грома был особой техникой Небесного Дворца, однако он смог достичь того же эффекта прироста, транслируя Силу Быка. Как это было возможно? Может быть, какие-то дополнительные эффекты все же присутствовали и от Удара Небесного Грома?

«Да. У него есть парализующий эффект», пробормотал про себя Цин Шуй. Какая коварная штука. Прибавила 30% к силе и давала возможность парализовать противника.

Цин Шуй был очень доволен полученными инсайтами. Какая тираническая сила! Цин Шуй чувствовал, какой интенсивной становится аура его тела.

Финальным выводом стало то, что Цин Шуй, тренируясь в трансляции Ци по методу силы бешеного быка, смог за невероятный короткий срок добиться явного эффекта, оставшись крайне довольным полученным результатом. Он не только получил увеличение силы на 30%, но и усилил свою ауру примерно на треть.

«Ошеломляющая, противоречивая и тираническая!» возбужденно воскликнул Цин Шуй. А внутри него росла обеспокоенность. У силы Быка был побочный эффект – затуманенные эмоции, превращавшие его в безумного быка, не давая ему различать, кто враг, а кто друг, превращая его в бешеного асуру, уничтожающего все поле боя.

К счастью, как только он подумал об этом, в его сознании возник символ Инь и Янь, сверкавший золотым светом, и волна прохлады успокоила его эмоции. И только тогда он смог расслабиться.

Все-таки это место было настоящей кладовой с сокровищами. К сожалению, для того, чтобы проникнуться каждым изображением, ему требовалось гигантское количество времени и усилий. Уже вечерело, и Цин Шуй с неохотой решил отправиться домой.

По дороге домой он снова встретил знакомого человека. Это была прекрасная женщина по имени Си Юэ. Цин Шуй не знал, было это совпадением, или же она искала Янь Лин’Эр, которая жила в том же здании, что и он.

Ее брови были подобны полумесяцу, прекрасные глаза ее светились ярким светом. Ее маленький прямой носик придавал ей странное целеустремленное выражение лица, а рубиновые губы дарили всему лицу неповторимую сексуальность. Она не без интереса поглядывала на Цин Шуя.

Цин Шуй подумывал о том, как бы ее избежать, но заметив самодовольное лицо и хитрую улыбку, сверкавшую в ее глазах, он вдруг решил остановиться. Ее взгляд будто говорил: «Прячься скорее, ты же боишься таких, как я?»

Цин Шуй взял себя в руки и смело шагнул ей навстречу. Он не хотел, чтобы она посмеялась над ним, видя, как он в страхе спасается бегством. Она, конечно, была красивой, но слишком тяжелой. Да и ее дружба с Янь Лин’Эр отталкивала Цин Шуя от нее. Как говорилось «Любишь меня – люби и мою собаку. Ненавидишь меня – ненавидь и моего пса!»

«Эй, эй!» раздался нежный голосок. Цин Шуй притворился, будто не услышал ничего, делая намеренно большие шаги.

«Почему ты такой хорошенький? Ты мужчина или как?» Си Юэ пыталась догнать его, не получилось, она зацепила Цин Шуя за рукав и потянула к себе.

Эти слова взбесили Цин Шуя. Даже если это была шутка, ему показалось, что это была неприкрытая грубость. Даже если кто-то называл его животным, идиотом, он не чувствовал такого возмущения, как когда ему говорили «Ты мужчина или нет?»

«Мужчина я или нет, трахни меня и узнаешь», резко ответил ей Цин Шуй. Да будь она хоть сто раз красавицей, он не собирался ей уступать.

«Да как ты смеешь такое говорить..»

«Отвали тогда! Не думай, что все вокруг созданы, чтобы потакать твоим желаниям и делать все, что тебе взбредет, только потому, что ты такая вся очаровательная! У меня ноль интереса к тебе. И отстань уже от меня», Цин Шуй отодвинул ее в сторону и пошел восвояси. Си Юэ осталась стоять, вся удивленная, и слезы предательски текли из ее глаз. Она не знала, почему она так себя повела, зачем хватала его за рукава, за что он ее так обозвал. Глядя ему вслед, ей вдруг стало так горько-горько.

Вернувшись к себе в комнату, Цин Шуй немедленно вошел в Сферу Вечного Фиолетового Нефрита! Прежде чем заняться алхимией, он снова провел тренировки Силы Бешеного Быка. Находясь в безопасности в своей пространственной сфере, Цин Шуй транслировал гораздо большее количество энергии своей Древней Техники Усиления, согласно методу трансляции Ци. Он чувствовал, как его аура наливается тяжестью, безумием и яростью, так ощутимо, что он даже мог видеть волны этой ауры вокруг себя.

Таким образом, вспомогательная техника соединялась с древней техникой усиления, мимикрией девяти животных и так далее.

Целых три дня Цин Шуй занимался исключительно тренировками Силы Быка. Странно, он изначально полагал, что более высоких уровней в этой технике нет. Но подобно Технике Базовых Ударов Меча, он надеялся, что и Сила Бешеного Быка пробьется когда-то в более высокую сферу, даже не смотря на то, что вроде бы границы были четко определены.

Цин Шуй транслировал и циркулировал оба потока – энергию Силы Быка и Древней техники усиления. Он понял внутреннее состояние – недвижимый, как гора, - еще лучше. Образ Инь и Янь позволял ему подавлять растущую ярость и быстро усмирять побочные эффекты. Через это состояние он смог культивировать две техники одновременно.

Попробовав вновь Меч Третьей Волны и удар Небесного Грома с помощью своего Меча Большой Медведицы, Цин Шуй пришел в полный восторг:

«Аха-ха! Неуправляемая сила увеличилась на целых 50%?!»

Уровень силы Цин Шуя приблизился к отметке в один миллион цзинь.

Закончив тренировки с мечом, Цин Шуй поработал над навыками ковки, и только потом приступил к алхимии. Отдохнув после интенсивных тренировок, он приступил к сбору урожая, мытью, очистке, соединению лекарственных трав в своей пространственной сфере. Некоторые ингредиенты уже были готовы и смешаны в нужных пропорциях. Некоторые нужно было тщательно приготовить для изготовления Гранулы Пяти Драконов. Эта гранула была способна нивелировать все негативные воздействия. Даже если человек был при смерти, одна такая гранула давала ему отсрочку в 24 часа, увеличивая продолжительность жизни на целый день.

Установив котел, Цин Шуй плеснул воды из кристального пруда в него, опустил в нее приготовленные экстракты лекарственных трав и начал доводить варево до кипения своим первобытным огнем.

Увеличивая интенсивность пламени до состояния «Яростного Пламени», через мгновение он услышал булькающие звуки из глубины прикрытого крышкой котла. Цин Шуй контролировал пламя согласно рецепту Гранулы Пяти Драконов. Медленно шел процесс очистки…

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Сообщить об ошибке
<<<