X
X
Глава - 375: Золотой Горный Ручей Опасное болото Десяти Тысяч Черепах Золотая удочка вылавливает сокровище
Предыдущая глава
Следующая глава
После водных процедур Цин Шуй заглядывал в свою пространственную сферу. Это было время, когда Цин Шуй чувствовал себя максимально расслаблено, таким образом мог себе позволить рассматривать сокровища, которые ему принадлежали. Персик Бессмертия должен был вот-вот созреть, достигнув размеров с голову младенца. Розоватого цвета, приятный глазу, он излучал приятный аромат, вызывавший приступы слюноотделения. Этот плод увеличивал продолжительность жизни на 50 лет, его можно было использовать в качестве алхимического компонент. Это был один из самых мистических ингредиентов в мире девяти континентов. С улыбкой на лице Цин Шуй осматривал остальные травы, которые он высадил внутри своей пространственной сферы. Хотя одного персика бессмертия было достаточно, чтобы заработать целое состояние. Персики бессмертия были бесценны. И травы, которые имелись в его саду, были также жизненно важными. Утром Цин Шуй проснулся с чувством свежести, удивляясь текущему потоку циркуляции Ци в обеих руках и ногах. Хотя вчера он попал в очень опасную ситуацию, он, по крайней мере, сумел культивировать Божественное Очищение Рук до большой стадии успеха, а Божественное Очищение ног до малой стадии успеха. Если обе техники бы были на великой стадии успеха, или, по крайней мере, на большой стадии успеха, Цин Шуй был уверен, что в таком состоянии он бы не уступил во вчерашнем бою. Цин Шуй не мог дождаться дня, когда он сможет добиться такого уровня, когда никто и никогда не сможет победить его. Сила была всем, жажда силы была в самом сердце Цин Шуя. Он не хотел, чтобы люди, которые переживают за него, постоянно волновались за него. Единственным способом успокоить их было стать сильнее. Намного, намного сильнее, чем он был на данный момент. И вдруг посреди его размышлений… «Папочка!» Малышка Юйчан радостно подбежала к нему. Цин Шуй шагнул вперед и обнял ее. Как же ребенок Минъюэ Гэлоу могла быть не прекрасной, как ее мать? Цин Шуй чувствовал, что это было настоящим благословением, что у него были два этих прекрасных цветка. Только жалел он о том, что повстречался с ними слишком поздно. Как говорят, любишь меня, полюби и мою собаку. Для него было неважно, что малыша Юйчан не была его плотью и кровью, он по-настоящему любил ее. Он тяжело вздохнул, не зная, благодарить ли бывшего мужа Гэлоу или проклинать его. Если ее бывший относился бы к ней чуть лучше и больше любил малышку Юйчан, то почему же она ушла от него?! «Папочка, научи меня драться с плохими людьми, я хочу драться с плохими людьми!» Маленькая девочка на руках Цин Шуя подняла голову и серьезно посмотрела на него. Ей было почти пять лет, учитывая тот факт, что Минъюэ Гэлоу была гением культивации, то ее дочка тоже не должна была оказаться слабой. Цин Шуй использовал струйку Древней Техники Усиления, чтобы прозондировать ее тело. Через секунду он втянул обратно энергию. Хотя ее энергетические каналы были гибкими и крепкими, они не были внутренне соединены друг с другом. Оказалось, малышка не унаследовала физические способности Минъюэ Гэлоу. «Пойдем, папочка научит тебя боевым техникам!» Другие члены Клана Цин практиковались в своих техниках. Были и те, кто спарринговался друг с другом, чтобы побыстрее поднять культивацию. Цин Шуй привел малышку Юйчан в место подальше остальных, чтобы шум тренировок не мешал им. «Девочка моя, культивация дело трудное, ты не боишься?» Цин Шуй знал, что первым делом ему нужно было внушить ей понятие «Не бояться страданий», пока она еще малышка. Однако он принимал во внимание возраст этой девочки. Он знал, что от пятилетнего ребенка нельзя было ожидать уровня понимания концепции. «Не боюсь, я хочу помогать папочке драться с плохими парнями. Я хочу побить плохого папу папы, я хочу, чтобы папин папа извинился, чтобы папа был счастлив…» Малышка продолжала бормотать, а Цин Шуй чувствовал огромную удовлетворительность в своем сердце. Невинность этого милого ребенка тронула его до глубины души. Цин Шуй подумал о Позе Лошади, чтобы малышка Юйчан укрепила базовые знания! Малышка была хрупкой, маленькой, у нее не получалось как следует продемонстрировать Позу Лошади, но ее устремленность вызвала искреннее удивление у Цин Шуя. Эта малышка была супер настойчивой, не сдавалась, несмотря на подступающую слабость. Видя, как она, сжав зубы, повторяет снова и снова, Цин Шуй потеплел в душе. Он не стал ничего говорить. Он знал, что если она действительно захочет культивировать, эта легкая слабость была ерундой. Он гордился упрямством своей маленькой дочери! Когда ножки у маленькой Юйчан задрожали от усталости, она невольно повалилась на землю. Цин Шуй, словно молния, подлетел к ней и мягко подхватил на руки. «Сделай перерыв, сахарочек, нельзя так спешить, когда дело касается культивации. Нужно делать это каждое утро до такой степени, пока ноги держать. И ты со временем поймешь, что выдерживаешь все дольше и дольше!». Недалеко стояла Минъюэ Гэлоу, наблюдая за ними с любящей улыбкой на лице. Тепло семьи – вот, чего она так долго хотела. После этого Цин Шуй снова занялся утренней зарядкой и обучил основы Кулака Тайчи и маленькую Юйчан. Посмеиваясь над тем, как настойчиво она пыхтит, он поправлял, если она делала ошибку, повторяя, что Тайчи фокусируется на сути, не на форме. ….. После обеда Цин Шуй решил прогуляться, чтобы развеять монотонность тренировок. Улицы Города Тысячи Миль гудели, как обычно. Многие приветствовали Цин Шуя. Он уже стал своего рода легендой среди жителей города. Подсознательно, наверное, ноги привели его к знакомому месту. Золотой Горный Ручей! Однажды он уже приходил сюда половить черных рыб. Он вспомнил Ни’эр, юную девушку. Все ли было в порядке с ней и ее бабушкой? Он не видел ее уже несколько лет. Идя вдоль ручья, он все глубже погружался в воду, и поток становился все глубже с каждым шагом. Цин Шуй знал, что где-то в самом конце потока начиналось болото тысячи черепах. Поток в итоге привел его к горному тоннелю. Цин Шуй решил заглянуть в него, продолжая идти по ручью, как по коридору. Для жителей Города Тысячи Миль Болото Десяти Тысяч Черепах было запретным местом. Тут частенько находили трупы многих слабых экспертов пика Хоутянь, лежавшими как песок в пустыне. Даже Сяньтянь воины не могли быть уверенными, что выживут здесь. Поэтому немногие рисковали приходить сюда. Свод тоннеля стал ужасно узким, а поток посередине расширился до размеров небольшой реки. Цин Шуй продолжал идти по воде, перебирая ногами ил на дне. Включив свое духовное чутье, Цин Шуй не боялся опасности, потому что мог в любой момент убежать или вовсе войти в Серу Вечного Фиолетового Нефрита. И только благодаря своей пространственной сфере он на самом деле дерзнул отправиться на такую опасную прогулку. Солнце за пределами тоннеля ярок светило, однако это место становилось все темнее и темнее. Но это не особо влияло на Цин Шуя с его усилившимся духовным чутьем. Хлюп! Словно что-то шлепнулось в воду. Цин Шуй быстро отступил назад, а в руки ему прилетел этот самый предмет. Па! Цин Шуй внимательно посмотрел на предмет. Это была рыба. Небольшой черный копьеносец. Рыба так называлась, потому что у нее на лбу был нарост вроде копья, а во рту у нее было множество острых зубов. Она выглядела очень сурово. Он посмотрел на рыбу и выбросил ее в воду. Пройдя еще с десяток метров вперед, он почувствовал несколько укусов. Перед ним появился трехметровый крокодил, свирепо сверливший его глазами. Цин Шуй быстро ударил его по голове, схватил за хвост, бросил вперед. Крокодил словно в кому впал, не успел даже отреагировать. Цин Шуй продолжал двигаться вперед. Через некоторое время внутренний свод туннеля расширился и посветлел. Он дошел до конца пещеры. И увидел большой мутный водоем на самом выходе из тоннеля. Болото Тысячи Черепах! Болото Тысячи Черепах было окружены крутыми отвесными скалами. Вода была очень мутной, Цин Шуй вообще ничего не мог разглядеть, даже с помощью своего продвинутого видения. В воде плавало бесчисленное количество черепах. Неудивительно, что место было названо так. Однако самое главное тут были не черепахи. Главное было скрыто в глубинах болота. Никто не мог точно сказать, какие секреты прятало это болото. Люди говорили только, что место крайне опасно. Но при этом не многие были, как Цин Шуй. мало кому удалось выжить в водах золотого ручья в темном тоннеле. Цин Шуй прошел к переднему краю болота, молча созерцая его. Он чувствовал крайнюю ужасающую Ци смерти, исходившую от болота. Он чувствовал себя все более и более неуютно. Вдруг его охватила странная мысль, и он резко вошел в пространственную сферу. Золотая Удочка! Входить в воду было небезопасно, поэтому он решил испытать удачу и порыбачить с самого краю. Выйдя из сферы, Цин Шуй отыскал плоское место и уселся рыбачить. Ничего не было привязано к удочке, никакого грузила или наживки, однако крючок сам погрузился в воду. Вот такая волшебная удочка! Цин Шуй решил не расслабляться, держа духовное чутье наготове, сканируя место на случай неожиданной опасности. Работа кузнецом закалила его терпение. Цин Шуй не был против просидеть весь день, пока ничего не угрожало его жизни. ……….. ……….. Через некоторое время он почувствовал, как что-то попалось на крючок, слегка дернув леску золотой удочки. Может быть, он поймал какое-то мистическое чудовище. Или может, это было какое-то божественное сокровище или водный ингредиент! Его фантазия начала бурно разыгрываться, как тут его духовное чутье подсказало ему, что на том конце удочки не живое существо, а расшитая сумка. Расшитая сумка? Что за черт? Зачем ему какая-то вышитая сумка? Цин Шуй снова подключил духовное чутье и прочитал информацию. Это запретное место не часто видело гостей. Может быть, эта сумка была кем-то давным-давно потеряна? Какой-то эксперт попал в болото? Окруженный врагами? Или это был вор, за которым гнались, и у того не было выхода, кроме как бросить награбленное? Слишком много если, Цин Шуй решил перестать додумывать. В любом случае эти вещи, которые попадались на золотую удочку, не могут быть плохими. Он немедленно замотал катушку удочки и воскликнул от удивления. «Что? Почему эта сумка выглядит как новенькая? Кто-то потерял ее совсем недавно?» Цин Шуй вздохнул с облегчением, увидев, что сумка была все еще запечатанной. Его глаза посветлели, когда он взял в руки сумку. Он сразу же почувствовал ошеломляющую духовную Ци, исходившую от нее. Качество и количество духовной Ци было даже выше, чем от Белых Тигриных Камней. Сумочка выглядела как новая, она была сделана из кожи какого-то дьявольского чудовища. Хотя Цин Шуй не мог определить, насколько сильным было это чудовище, но он однозначно чувствовал, что кожа не принадлежала дьявольскому чудовищу Сяньтянь или Боевого Короля. «Если дело в этом, может ли быть такое, что сумку сделали из кожи дьявольского чудовищ уровня Боевого Святого?»

После водных процедур Цин Шуй заглядывал в свою пространственную сферу. Это было время, когда Цин Шуй чувствовал себя максимально расслаблено, таким образом мог себе позволить рассматривать сокровища, которые ему принадлежали.

Персик Бессмертия должен был вот-вот созреть, достигнув размеров с голову младенца. Розоватого цвета, приятный глазу, он излучал приятный аромат, вызывавший приступы слюноотделения.

Этот плод увеличивал продолжительность жизни на 50 лет, его можно было использовать в качестве алхимического компонент. Это был один из самых мистических ингредиентов в мире девяти континентов.

С улыбкой на лице Цин Шуй осматривал остальные травы, которые он высадил внутри своей пространственной сферы. Хотя одного персика бессмертия было достаточно, чтобы заработать целое состояние. Персики бессмертия были бесценны. И травы, которые имелись в его саду, были также жизненно важными.

Утром Цин Шуй проснулся с чувством свежести, удивляясь текущему потоку циркуляции Ци в обеих руках и ногах. Хотя вчера он попал в очень опасную ситуацию, он, по крайней мере, сумел культивировать Божественное Очищение Рук до большой стадии успеха, а Божественное Очищение ног до малой стадии успеха.

Если обе техники бы были на великой стадии успеха, или, по крайней мере, на большой стадии успеха, Цин Шуй был уверен, что в таком состоянии он бы не уступил во вчерашнем бою.

Цин Шуй не мог дождаться дня, когда он сможет добиться такого уровня, когда никто и никогда не сможет победить его. Сила была всем, жажда силы была в самом сердце Цин Шуя. Он не хотел, чтобы люди, которые переживают за него, постоянно волновались за него. Единственным способом успокоить их было стать сильнее. Намного, намного сильнее, чем он был на данный момент.

И вдруг посреди его размышлений…

«Папочка!» Малышка Юйчан радостно подбежала к нему. Цин Шуй шагнул вперед и обнял ее. Как же ребенок Минъюэ Гэлоу могла быть не прекрасной, как ее мать? Цин Шуй чувствовал, что это было настоящим благословением, что у него были два этих прекрасных цветка. Только жалел он о том, что повстречался с ними слишком поздно. Как говорят, любишь меня, полюби и мою собаку. Для него было неважно, что малыша Юйчан не была его плотью и кровью, он по-настоящему любил ее. Он тяжело вздохнул, не зная, благодарить ли бывшего мужа Гэлоу или проклинать его. Если ее бывший относился бы к ней чуть лучше и больше любил малышку Юйчан, то почему же она ушла от него?!

«Папочка, научи меня драться с плохими людьми, я хочу драться с плохими людьми!»

Маленькая девочка на руках Цин Шуя подняла голову и серьезно посмотрела на него. Ей было почти пять лет, учитывая тот факт, что Минъюэ Гэлоу была гением культивации, то ее дочка тоже не должна была оказаться слабой. Цин Шуй использовал струйку Древней Техники Усиления, чтобы прозондировать ее тело. Через секунду он втянул обратно энергию. Хотя ее энергетические каналы были гибкими и крепкими, они не были внутренне соединены друг с другом. Оказалось, малышка не унаследовала физические способности Минъюэ Гэлоу.

«Пойдем, папочка научит тебя боевым техникам!»

Другие члены Клана Цин практиковались в своих техниках. Были и те, кто спарринговался друг с другом, чтобы побыстрее поднять культивацию. Цин Шуй привел малышку Юйчан в место подальше остальных, чтобы шум тренировок не мешал им.

«Девочка моя, культивация дело трудное, ты не боишься?» Цин Шуй знал, что первым делом ему нужно было внушить ей понятие «Не бояться страданий», пока она еще малышка. Однако он принимал во внимание возраст этой девочки. Он знал, что от пятилетнего ребенка нельзя было ожидать уровня понимания концепции.

«Не боюсь, я хочу помогать папочке драться с плохими парнями. Я хочу побить плохого папу папы, я хочу, чтобы папин папа извинился, чтобы папа был счастлив…»

Малышка продолжала бормотать, а Цин Шуй чувствовал огромную удовлетворительность в своем сердце. Невинность этого милого ребенка тронула его до глубины души.

Цин Шуй подумал о Позе Лошади, чтобы малышка Юйчан укрепила базовые знания!

Малышка была хрупкой, маленькой, у нее не получалось как следует продемонстрировать Позу Лошади, но ее устремленность вызвала искреннее удивление у Цин Шуя. Эта малышка была супер настойчивой, не сдавалась, несмотря на подступающую слабость.

Видя, как она, сжав зубы, повторяет снова и снова, Цин Шуй потеплел в душе. Он не стал ничего говорить. Он знал, что если она действительно захочет культивировать, эта легкая слабость была ерундой. Он гордился упрямством своей маленькой дочери!

Когда ножки у маленькой Юйчан задрожали от усталости, она невольно повалилась на землю. Цин Шуй, словно молния, подлетел к ней и мягко подхватил на руки.

«Сделай перерыв, сахарочек, нельзя так спешить, когда дело касается культивации. Нужно делать это каждое утро до такой степени, пока ноги держать. И ты со временем поймешь, что выдерживаешь все дольше и дольше!».

Недалеко стояла Минъюэ Гэлоу, наблюдая за ними с любящей улыбкой на лице. Тепло семьи – вот, чего она так долго хотела.

После этого Цин Шуй снова занялся утренней зарядкой и обучил основы Кулака Тайчи и маленькую Юйчан. Посмеиваясь над тем, как настойчиво она пыхтит, он поправлял, если она делала ошибку, повторяя, что Тайчи фокусируется на сути, не на форме.

…..

После обеда Цин Шуй решил прогуляться, чтобы развеять монотонность тренировок.

Улицы Города Тысячи Миль гудели, как обычно. Многие приветствовали Цин Шуя. Он уже стал своего рода легендой среди жителей города. Подсознательно, наверное, ноги привели его к знакомому месту.

Золотой Горный Ручей!

Однажды он уже приходил сюда половить черных рыб. Он вспомнил Ни’эр, юную девушку. Все ли было в порядке с ней и ее бабушкой? Он не видел ее уже несколько лет.

Идя вдоль ручья, он все глубже погружался в воду, и поток становился все глубже с каждым шагом. Цин Шуй знал, что где-то в самом конце потока начиналось болото тысячи черепах. Поток в итоге привел его к горному тоннелю. Цин Шуй решил заглянуть в него, продолжая идти по ручью, как по коридору.

Для жителей Города Тысячи Миль Болото Десяти Тысяч Черепах было запретным местом. Тут частенько находили трупы многих слабых экспертов пика Хоутянь, лежавшими как песок в пустыне. Даже Сяньтянь воины не могли быть уверенными, что выживут здесь. Поэтому немногие рисковали приходить сюда.

Свод тоннеля стал ужасно узким, а поток посередине расширился до размеров небольшой реки. Цин Шуй продолжал идти по воде, перебирая ногами ил на дне.

Включив свое духовное чутье, Цин Шуй не боялся опасности, потому что мог в любой момент убежать или вовсе войти в Серу Вечного Фиолетового Нефрита. И только благодаря своей пространственной сфере он на самом деле дерзнул отправиться на такую опасную прогулку.

Солнце за пределами тоннеля ярок светило, однако это место становилось все темнее и темнее. Но это не особо влияло на Цин Шуя с его усилившимся духовным чутьем.

Хлюп!

Словно что-то шлепнулось в воду.

Цин Шуй быстро отступил назад, а в руки ему прилетел этот самый предмет.

Па!

Цин Шуй внимательно посмотрел на предмет. Это была рыба. Небольшой черный копьеносец. Рыба так называлась, потому что у нее на лбу был нарост вроде копья, а во рту у нее было множество острых зубов. Она выглядела очень сурово.

Он посмотрел на рыбу и выбросил ее в воду.

Пройдя еще с десяток метров вперед, он почувствовал несколько укусов. Перед ним появился трехметровый крокодил, свирепо сверливший его глазами.

Цин Шуй быстро ударил его по голове, схватил за хвост, бросил вперед. Крокодил словно в кому впал, не успел даже отреагировать.

Цин Шуй продолжал двигаться вперед. Через некоторое время внутренний свод туннеля расширился и посветлел. Он дошел до конца пещеры. И увидел большой мутный водоем на самом выходе из тоннеля.

Болото Тысячи Черепах!

Болото Тысячи Черепах было окружены крутыми отвесными скалами. Вода была очень мутной, Цин Шуй вообще ничего не мог разглядеть, даже с помощью своего продвинутого видения.

В воде плавало бесчисленное количество черепах. Неудивительно, что место было названо так. Однако самое главное тут были не черепахи. Главное было скрыто в глубинах болота.

Никто не мог точно сказать, какие секреты прятало это болото. Люди говорили только, что место крайне опасно. Но при этом не многие были, как Цин Шуй. мало кому удалось выжить в водах золотого ручья в темном тоннеле.

Цин Шуй прошел к переднему краю болота, молча созерцая его. Он чувствовал крайнюю ужасающую Ци смерти, исходившую от болота. Он чувствовал себя все более и более неуютно.

Вдруг его охватила странная мысль, и он резко вошел в пространственную сферу.

Золотая Удочка!

Входить в воду было небезопасно, поэтому он решил испытать удачу и порыбачить с самого краю.

Выйдя из сферы, Цин Шуй отыскал плоское место и уселся рыбачить. Ничего не было привязано к удочке, никакого грузила или наживки, однако крючок сам погрузился в воду.

Вот такая волшебная удочка!

Цин Шуй решил не расслабляться, держа духовное чутье наготове, сканируя место на случай неожиданной опасности.

Работа кузнецом закалила его терпение. Цин Шуй не был против просидеть весь день, пока ничего не угрожало его жизни.

………..

………..

Через некоторое время он почувствовал, как что-то попалось на крючок, слегка дернув леску золотой удочки.

Может быть, он поймал какое-то мистическое чудовище. Или может, это было какое-то божественное сокровище или водный ингредиент!

Его фантазия начала бурно разыгрываться, как тут его духовное чутье подсказало ему, что на том конце удочки не живое существо, а расшитая сумка.

Расшитая сумка?

Что за черт? Зачем ему какая-то вышитая сумка?

Цин Шуй снова подключил духовное чутье и прочитал информацию.

Это запретное место не часто видело гостей. Может быть, эта сумка была кем-то давным-давно потеряна?

Какой-то эксперт попал в болото? Окруженный врагами? Или это был вор, за которым гнались, и у того не было выхода, кроме как бросить награбленное?

Слишком много если, Цин Шуй решил перестать додумывать. В любом случае эти вещи, которые попадались на золотую удочку, не могут быть плохими. Он немедленно замотал катушку удочки и воскликнул от удивления.

«Что? Почему эта сумка выглядит как новенькая? Кто-то потерял ее совсем недавно?»

Цин Шуй вздохнул с облегчением, увидев, что сумка была все еще запечатанной. Его глаза посветлели, когда он взял в руки сумку. Он сразу же почувствовал ошеломляющую духовную Ци, исходившую от нее. Качество и количество духовной Ци было даже выше, чем от Белых Тигриных Камней.

Сумочка выглядела как новая, она была сделана из кожи какого-то дьявольского чудовища. Хотя Цин Шуй не мог определить, насколько сильным было это чудовище, но он однозначно чувствовал, что кожа не принадлежала дьявольскому чудовищу Сяньтянь или Боевого Короля.

«Если дело в этом, может ли быть такое, что сумку сделали из кожи дьявольского чудовищ уровня Боевого Святого?»

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Сообщить об ошибке
<<<