X
X
Глава - 434: Возвращение в Южный Город Все по-прежнему, но люди изменились Резня!
Предыдущая глава
Следующая глава
Цин Шуй был в экстазе! Сила, которая открывалась ему, будоражила. Он схватился за Меч Большой Медведицы и дал волю каждой вспомогательной практике, которая укрепляла его силу. Дополнительные тридцать процентов к силе в Ударе Небесного Грома. Золотая Боевая Кольчуга вместе с силой бешеного быка дала усиление не меньше семидесяти процентов! Пятьдесят процентов к силе Меча Большой Медведицы. Пятьдесят процентов к силе Топота Мощного Слона. …… А теперь у него были еще и дополнительные двадцать процентов силы! Количество циклов циркуляции Ци, на которое Цин Шуй недавно перешел, увеличило силу его тела до четырех миллионов цзинь. В настоящий момент, если Цин Шую пришлось бы атаковать со всей силой, он бы смог, наверняка, произвести колоссальную силу в десять миллионов цзинь в одно мгновение. С такой силой, он понимал, что его можно считать воином, полностью вступившим на самую вершину Боевого Короля. Может, это было преувеличение, но Цин Шуй был доволен. У него было много возможностей для улучшения, потому что у него было время. Самым важным для воина все же являлась сила его собственного тела. Вещи навроде боевых доспех и оружия были, безусловно, всего лишь мирским имуществом. Любой человек, способный достичь вершины Боевого Короля в мире девяти континентов, наверняка, прошел через несколько устрашающих битв. Поэтому Цин Шуя можно было пока считать на самом низу вершины Боевого Короля, в самом начале пути наверх. Кроме того, на континенте было много сокровищ, которые позволяли ему ограничивать действия его противников. Были техники навроде его Искусства Преследования. Они помогали тайно увеличить силу воина, ограничив силу противника. Цин Шуй также ценил Топот Слона. Каждый эксперт обладал какой-то устрашающей техникой, принадлежавшей только ему. Некоторые могли проявлять силу, способную двигать горы, осушать моря, опираясь на мощь небес и земли. Следом за увеличением силы к Цин Шую пришло более четкое понимание. В прошлом, когда у него была сила около пяти миллионов цзинь, он считал, что он представлял опасность для людей на вершине Боевого Короля. Но эти мысли сейчас казались ему смехотворными. Испытав свою новую силу, которая превосходила десять миллионов цзинь, Цин Шуй осознал, что ему едва удалось достичь стандартных критериев, касающихся силы Боевых Королей. Вот уж поистине сила определяла горизонты. На какой-то момент Цин Шуй разволновался. Ему нужно было время успокоиться от новых ощущений. Он все же находился на самой слабой части мира девяти континентов – на Континенте Зеленого Облака. А его еще ожидала встреча со старыми монстрами с сотнями лет опыта в боевых навыках в Башне Меча. Они были способны показать ужасающую мощь до такой степени, что от одной только мысли о ней у него мурашки по коже побежали. И это беспокоило Цин Шуя больше всего. Чтобы успокоиться, он решил порисовать талисманы. У него уже появился серьезный опыт, его неудачи стали реже, поэтому в итоге у него стало получаться почти каждый раз. Он с облегчением вздохнул и сделал передышку. Талисман Божественной Силы можно было считать законченным. Цин Шуй еще раз прочувствовал серьезность действия Небесных Талисманов. И его надежды на них все росли. Он очищал остатки кожи чудовища, снова культивировал Топот Слона и техники Кулака со Спины. Время в сфере Вечного Фиолетового Нефрита пролетело, не успел он и глазом моргнуть. Цин Шуй очень ценил свое пребывание в сфере. Оно было полезно для его души и тела. На второй день они продолжили путешествие по Континенту Зеленого Облака. И с ними был новый пассажир – Золотой Кроличий Король. …… Время летело незаметно. Все путешествие было спокойным и мирным. Наверное, дело было в их летающем чудовище. Где-то посреди пути им попалось летающее чудовище уровня боевого короля, а так больше ничего серьезного и не случалось. Что же касается неприятной встречи, Цин Шуй отпугнул монстра своим рыком и Колокольчиком, Сотрясающим Души. На этот раз Цин Шуй заметил, что Колокольчик набрал больше силы. Он не убил животное, но смог напугать его до смерти, заставив его обратиться в бегство. Примерно через месяц пути на горизонте показался Южный Город. «Цин Шуй, мне хочется заехать домой, посмотреть, как обстановка», тихо сказала Цанхай Минъюэ. «Да, конечно! Вместе поедем!» с улыбкой ответил ей он. Он думал про свой побег в прошлый раз. Обладай он тогда нынешней силой, семья Цанхай осталась бы жива. Жизнь всегда все меняет. Нет ничего предсказуемого в мире, многое происходит не по нашей воле или желанию, увы. Цин Шуй видел, что Цанхай Минъюэ как-то отвлеклась и поникла, глядя на Южный Город, простиравшийся под ними. Хоюнь Лю-Ли тоже была задумчивой. Она чуть не рассталась с жизнью в последний свой визит в это место. Цин Шуй вытащил ее с самого края смерти. Он схватил ее и не отпустил тогда, когда ей больше всего была нужна его помощь. «Он тот, кого я признала. Каким бы он ни оказался в будущем, даже если он станет плохим человеком, я все же пойду с ним до конца», дала себе слово Лю-Ли. Цин Шуй и две девушки спрыгнули со Златокрылого Громоподобного Кондора. Как им показалось, многое изменилось с последнего их визита в Южный Город. На Цин Шуя снова нахлынули воспоминания прошлого. «Скоро, скоро, совсем скоро мне не придется идти на компромиссы. Я не хочу, чтобы люди вокруг меня огорчались, я не хочу больше ни о чем сожалеть», думал про себя он. Златокрылый Кондор приземлился прямо у дома Клана Цанхай. Троица, не говоря ни слова, прошли прямо в резиденцию. И снова Цанхай Минъюэ, не сдержавшись, разрыдалась. Ее родители любили ее больше жизни, и так печально оставили ее одну на этой земле. Сердце ее было разбито, и снова войдя в родной дом, она остро ощутила свою утрату. Как бы ей хотелось, чтобы они все еще были там. Очень часто дети жалеют о том, что не отвечали своим родителям той же любовью после их смерти. Не успели они дойти до главного хода, как им преградили путь. «Кто вы? Стоять, это Двор Ян!» громко сказал мужчина средних лет, стоявший у входа. У него были маленькие глазки, а нос был непропорционально велик. Он говорил низким приглушенным голосом, который, не смотря на попытки его обладателя звучать строго, почему-то звучал смешно. «Двор Ян?» Цин Шуй поднял голову. Он увидел, что надпись «Цанхай» на воротах была заменена на «Двор Ян». Минъюэ тоже смотрела на надпись над огромной дверью. Печаль в ее глазах невозможно было не заметить. «Да, Двор Янь. Отойдите в сторону, раз вам не назначено. Наши старейшие не желают с вами иметь дела», высокомерно сказал мужчина у ворот. Его глаза так и шарили по фигурам девушек, не скрывая своих похотливых мыслей. «А!» раздался жалостливый крик. Оказалось, Кроличий Король выпрыгнул внезапно с рук Хоюнь Лю-Ли и укусил охранника прямо за лицо по команде хозяйки. «Ты сам себе копаешь могилу. Мне одного взгляда хватило, чтобы понять, что ты барахло», сердито сказала она. «Ааа! Убить их всех!» мужчина схватился за лицо обеими руками. Алая кровь хлынула из-под его пальцев. Он упал на землю и катался, завывая от боли. Рядом стояли три других охранника. Однако ни один из них не пошевелился. Они были напуганы до такой степени, что их лица побелели. Один из молоденьких охранников спросил, не скрывая дрожи: «А вы кто, ребята? Старший Ян – старший из Секты Бессмертного Меча. В Южном городе никто не смеет с нами ссориться…» «Да мы поняли по вашей одежде, что вы из Секты Бессмертного Меча. Единственное, что я ненавижу в Южном Городе, кстати. Если не хотите умереть, то отойдите в сторону», сказал Цин Шуй, вроде посмеиваясь, а вроде бы и серьезно. Охрана расступилась. Цин Шуй и его подруги вошли внутрь. Как только они зашли в холл, большая доска с надписью «Двор Ян» с грохотом повалилась вниз. Она ударилась о землю и разбилась вдребезги. Когда-то это место было домом для Цанхай Минъюэ. Цветы, деревья, павильоны, беседки, ничего не изменилось. Однако в ее глазах все это было чужим и незнакомым, все казалось неприглядным. Слезы снова наполнили ее глаза. Быстрыми шагами она прошла к месту, где были похоронены ее родители. Словно гром раздался среди ясного неба. Как будто ничего не изменилось вокруг, да вот могилы-то исчезли! Цанхай Минъюэ повалилась на колени, слезы, словно жемчужины на тонких ниточках, катились по ее прекрасному лицу. Пламя так и прожгло сердце Цин Шуя в тот момент. Ну, все, это уже за пределами его терпения. Нельзя беспокоить умерших. Раз они осмелились сделать такое, то и у него больше не было причин оставлять в живых Секту Бессмертного Меча. «Ха-ха, это ваше место. Вы сами вырыли себе могилы», раздался голос пожилого человека. Цин Шуй нахмурился и повернулся. Он увидел трех трясущихся стариков, приближавшихся к ним. Человек, который говорил, был самым старым. У него были длинные белые брови. Глаза его были острыми, как лезвие меча. Цин Шуй сразу же узнал их. Это были трое стариков, которые когда-то убедили дедушку Цинхань Е, Почтенного Старшего Секты Бессмертного Меча, убить нескольких своих людей. Назревала неизбежная стычка. Цин Шую уже не нравились эти старички. И его раздражение только росло. Нахмурившись еще больше, он спросил: «Твоя фамилия Ян?» «Точно так…» «Это ты сюда переехал жить?» перебил его Цин Шуй, выяснив, кем был старик. Старик вскинул бровь от удивления. Очевидно, паренек сошел с ума. «Да, я…» Бень! Ка-Ча! Не дождавшись полного ответа, Цин Шуй уже сделал первый шаг. Он был быстр, как гром, нисходящий на землю. Он раздавил рот старику одним ударом, обеими ногами ударив его в колени. Громкий пронзительный звук крошащихся костей оглушил всех вокруг. «Аааааааа… ууууууууу…» Цин Шуй с такой силой врезал старику, что тот повалился на землю и орал в агонии своим окровавленным ртом. Двое других старичков испуганно озирались. Неожиданный поворот заставил их нахмуриться. Боевой Король четвертого уровня не выдержал удара? «Где ваш Почтенный Старший?» тихо спросил Цин Шуй. Никто ничего не ответил. Они только переглянулись. В их взглядах явно читалось замешательство. Очевидно, они пытались о чем-то договориться. Да вот только Цин Шуй, кажется, догадался. «Мой дедушка был убит ими», раздался приятный и грустный голос. Цин Шуй сразу узнал его. Слишком знакомый голос. Он в шоке повернулся и увидел девушку с самыми прекрасными глазами цветущего персика. Она была нежна, как и раньше. Каждый ее шаг обладал магнетизмом. Цинхань Е! «Старший Хо, Старший Ян, Старший Сюй! Вы трое невоспитанных старикашек. Вы не только посмели пойти против моего дедушки, но и против меня. Если бы меня не спас этот эксперт, я думаю, меня бы давно уже не было в живых. Говоря об этом, а вы не думали, что когда-то этот день расплаты все же настанет?» Цинхань Е, не спеша, приближалась ко всей честной компании. Ее прекрасные глаза горели от ярости, когда она смотрела на своих обидчиков. Неожиданно Старшие Хо и Сюй набросились на нее! Их мотив был очевиден: они хотели взять Цинхань Е в заложницы. Другого пути у них попросту не было.

Цин Шуй был в экстазе! Сила, которая открывалась ему, будоражила. Он схватился за Меч Большой Медведицы и дал волю каждой вспомогательной практике, которая укрепляла его силу.

Дополнительные тридцать процентов к силе в Ударе Небесного Грома. Золотая Боевая Кольчуга вместе с силой бешеного быка дала усиление не меньше семидесяти процентов! Пятьдесят процентов к силе Меча Большой Медведицы. Пятьдесят процентов к силе Топота Мощного Слона.

……

А теперь у него были еще и дополнительные двадцать процентов силы!

Количество циклов циркуляции Ци, на которое Цин Шуй недавно перешел, увеличило силу его тела до четырех миллионов цзинь.

В настоящий момент, если Цин Шую пришлось бы атаковать со всей силой, он бы смог, наверняка, произвести колоссальную силу в десять миллионов цзинь в одно мгновение. С такой силой, он понимал, что его можно считать воином, полностью вступившим на самую вершину Боевого Короля.

Может, это было преувеличение, но Цин Шуй был доволен. У него было много возможностей для улучшения, потому что у него было время.

Самым важным для воина все же являлась сила его собственного тела. Вещи навроде боевых доспех и оружия были, безусловно, всего лишь мирским имуществом. Любой человек, способный достичь вершины Боевого Короля в мире девяти континентов, наверняка, прошел через несколько устрашающих битв. Поэтому Цин Шуя можно было пока считать на самом низу вершины Боевого Короля, в самом начале пути наверх.

Кроме того, на континенте было много сокровищ, которые позволяли ему ограничивать действия его противников. Были техники навроде его Искусства Преследования. Они помогали тайно увеличить силу воина, ограничив силу противника.

Цин Шуй также ценил Топот Слона. Каждый эксперт обладал какой-то устрашающей техникой, принадлежавшей только ему. Некоторые могли проявлять силу, способную двигать горы, осушать моря, опираясь на мощь небес и земли.

Следом за увеличением силы к Цин Шую пришло более четкое понимание. В прошлом, когда у него была сила около пяти миллионов цзинь, он считал, что он представлял опасность для людей на вершине Боевого Короля. Но эти мысли сейчас казались ему смехотворными.

Испытав свою новую силу, которая превосходила десять миллионов цзинь, Цин Шуй осознал, что ему едва удалось достичь стандартных критериев, касающихся силы Боевых Королей. Вот уж поистине сила определяла горизонты.

На какой-то момент Цин Шуй разволновался. Ему нужно было время успокоиться от новых ощущений. Он все же находился на самой слабой части мира девяти континентов – на Континенте Зеленого Облака. А его еще ожидала встреча со старыми монстрами с сотнями лет опыта в боевых навыках в Башне Меча. Они были способны показать ужасающую мощь до такой степени, что от одной только мысли о ней у него мурашки по коже побежали.

И это беспокоило Цин Шуя больше всего.

Чтобы успокоиться, он решил порисовать талисманы. У него уже появился серьезный опыт, его неудачи стали реже, поэтому в итоге у него стало получаться почти каждый раз. Он с облегчением вздохнул и сделал передышку. Талисман Божественной Силы можно было считать законченным. Цин Шуй еще раз прочувствовал серьезность действия Небесных Талисманов. И его надежды на них все росли.

Он очищал остатки кожи чудовища, снова культивировал Топот Слона и техники Кулака со Спины.

Время в сфере Вечного Фиолетового Нефрита пролетело, не успел он и глазом моргнуть. Цин Шуй очень ценил свое пребывание в сфере. Оно было полезно для его души и тела.

На второй день они продолжили путешествие по Континенту Зеленого Облака. И с ними был новый пассажир – Золотой Кроличий Король.

……

Время летело незаметно. Все путешествие было спокойным и мирным. Наверное, дело было в их летающем чудовище. Где-то посреди пути им попалось летающее чудовище уровня боевого короля, а так больше ничего серьезного и не случалось.

Что же касается неприятной встречи, Цин Шуй отпугнул монстра своим рыком и Колокольчиком, Сотрясающим Души. На этот раз Цин Шуй заметил, что Колокольчик набрал больше силы. Он не убил животное, но смог напугать его до смерти, заставив его обратиться в бегство.

Примерно через месяц пути на горизонте показался Южный Город.

«Цин Шуй, мне хочется заехать домой, посмотреть, как обстановка», тихо сказала Цанхай Минъюэ.

«Да, конечно! Вместе поедем!» с улыбкой ответил ей он. Он думал про свой побег в прошлый раз. Обладай он тогда нынешней силой, семья Цанхай осталась бы жива. Жизнь всегда все меняет. Нет ничего предсказуемого в мире, многое происходит не по нашей воле или желанию, увы.

Цин Шуй видел, что Цанхай Минъюэ как-то отвлеклась и поникла, глядя на Южный Город, простиравшийся под ними.

Хоюнь Лю-Ли тоже была задумчивой. Она чуть не рассталась с жизнью в последний свой визит в это место. Цин Шуй вытащил ее с самого края смерти. Он схватил ее и не отпустил тогда, когда ей больше всего была нужна его помощь.

«Он тот, кого я признала. Каким бы он ни оказался в будущем, даже если он станет плохим человеком, я все же пойду с ним до конца», дала себе слово Лю-Ли.

Цин Шуй и две девушки спрыгнули со Златокрылого Громоподобного Кондора.

Как им показалось, многое изменилось с последнего их визита в Южный Город. На Цин Шуя снова нахлынули воспоминания прошлого.

«Скоро, скоро, совсем скоро мне не придется идти на компромиссы. Я не хочу, чтобы люди вокруг меня огорчались, я не хочу больше ни о чем сожалеть», думал про себя он.

Златокрылый Кондор приземлился прямо у дома Клана Цанхай.

Троица, не говоря ни слова, прошли прямо в резиденцию. И снова Цанхай Минъюэ, не сдержавшись, разрыдалась. Ее родители любили ее больше жизни, и так печально оставили ее одну на этой земле. Сердце ее было разбито, и снова войдя в родной дом, она остро ощутила свою утрату.

Как бы ей хотелось, чтобы они все еще были там.

Очень часто дети жалеют о том, что не отвечали своим родителям той же любовью после их смерти.

Не успели они дойти до главного хода, как им преградили путь.

«Кто вы? Стоять, это Двор Ян!» громко сказал мужчина средних лет, стоявший у входа. У него были маленькие глазки, а нос был непропорционально велик. Он говорил низким приглушенным голосом, который, не смотря на попытки его обладателя звучать строго, почему-то звучал смешно.

«Двор Ян?» Цин Шуй поднял голову. Он увидел, что надпись «Цанхай» на воротах была заменена на «Двор Ян».

Минъюэ тоже смотрела на надпись над огромной дверью. Печаль в ее глазах невозможно было не заметить.

«Да, Двор Янь. Отойдите в сторону, раз вам не назначено. Наши старейшие не желают с вами иметь дела», высокомерно сказал мужчина у ворот. Его глаза так и шарили по фигурам девушек, не скрывая своих похотливых мыслей.

«А!» раздался жалостливый крик. Оказалось, Кроличий Король выпрыгнул внезапно с рук Хоюнь Лю-Ли и укусил охранника прямо за лицо по команде хозяйки.

«Ты сам себе копаешь могилу. Мне одного взгляда хватило, чтобы понять, что ты барахло», сердито сказала она.

«Ааа! Убить их всех!» мужчина схватился за лицо обеими руками. Алая кровь хлынула из-под его пальцев. Он упал на землю и катался, завывая от боли.

Рядом стояли три других охранника. Однако ни один из них не пошевелился. Они были напуганы до такой степени, что их лица побелели. Один из молоденьких охранников спросил, не скрывая дрожи:

«А вы кто, ребята? Старший Ян – старший из Секты Бессмертного Меча. В Южном городе никто не смеет с нами ссориться…»

«Да мы поняли по вашей одежде, что вы из Секты Бессмертного Меча. Единственное, что я ненавижу в Южном Городе, кстати. Если не хотите умереть, то отойдите в сторону», сказал Цин Шуй, вроде посмеиваясь, а вроде бы и серьезно.

Охрана расступилась. Цин Шуй и его подруги вошли внутрь. Как только они зашли в холл, большая доска с надписью «Двор Ян» с грохотом повалилась вниз. Она ударилась о землю и разбилась вдребезги.

Когда-то это место было домом для Цанхай Минъюэ. Цветы, деревья, павильоны, беседки, ничего не изменилось. Однако в ее глазах все это было чужим и незнакомым, все казалось неприглядным.

Слезы снова наполнили ее глаза. Быстрыми шагами она прошла к месту, где были похоронены ее родители. Словно гром раздался среди ясного неба. Как будто ничего не изменилось вокруг, да вот могилы-то исчезли!

Цанхай Минъюэ повалилась на колени, слезы, словно жемчужины на тонких ниточках, катились по ее прекрасному лицу.

Пламя так и прожгло сердце Цин Шуя в тот момент. Ну, все, это уже за пределами его терпения. Нельзя беспокоить умерших. Раз они осмелились сделать такое, то и у него больше не было причин оставлять в живых Секту Бессмертного Меча.

«Ха-ха, это ваше место. Вы сами вырыли себе могилы», раздался голос пожилого человека. Цин Шуй нахмурился и повернулся. Он увидел трех трясущихся стариков, приближавшихся к ним. Человек, который говорил, был самым старым. У него были длинные белые брови. Глаза его были острыми, как лезвие меча.

Цин Шуй сразу же узнал их. Это были трое стариков, которые когда-то убедили дедушку Цинхань Е, Почтенного Старшего Секты Бессмертного Меча, убить нескольких своих людей.

Назревала неизбежная стычка. Цин Шую уже не нравились эти старички. И его раздражение только росло. Нахмурившись еще больше, он спросил:

«Твоя фамилия Ян?»

«Точно так…»

«Это ты сюда переехал жить?» перебил его Цин Шуй, выяснив, кем был старик.

Старик вскинул бровь от удивления. Очевидно, паренек сошел с ума.

«Да, я…»

Бень!

Ка-Ча!

Не дождавшись полного ответа, Цин Шуй уже сделал первый шаг. Он был быстр, как гром, нисходящий на землю. Он раздавил рот старику одним ударом, обеими ногами ударив его в колени. Громкий пронзительный звук крошащихся костей оглушил всех вокруг.

«Аааааааа… ууууууууу…» Цин Шуй с такой силой врезал старику, что тот повалился на землю и орал в агонии своим окровавленным ртом.

Двое других старичков испуганно озирались. Неожиданный поворот заставил их нахмуриться. Боевой Король четвертого уровня не выдержал удара?

«Где ваш Почтенный Старший?» тихо спросил Цин Шуй.

Никто ничего не ответил. Они только переглянулись. В их взглядах явно читалось замешательство. Очевидно, они пытались о чем-то договориться.

Да вот только Цин Шуй, кажется, догадался.

«Мой дедушка был убит ими», раздался приятный и грустный голос. Цин Шуй сразу узнал его. Слишком знакомый голос. Он в шоке повернулся и увидел девушку с самыми прекрасными глазами цветущего персика.

Она была нежна, как и раньше. Каждый ее шаг обладал магнетизмом.

Цинхань Е!

«Старший Хо, Старший Ян, Старший Сюй! Вы трое невоспитанных старикашек. Вы не только посмели пойти против моего дедушки, но и против меня. Если бы меня не спас этот эксперт, я думаю, меня бы давно уже не было в живых. Говоря об этом, а вы не думали, что когда-то этот день расплаты все же настанет?»

Цинхань Е, не спеша, приближалась ко всей честной компании. Ее прекрасные глаза горели от ярости, когда она смотрела на своих обидчиков.

Неожиданно Старшие Хо и Сюй набросились на нее! Их мотив был очевиден: они хотели взять Цинхань Е в заложницы. Другого пути у них попросту не было.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Сообщить об ошибке
<<<