X
X
Глава - 56:
Предыдущая глава
Следующая глава
Как правило, на такой эликсир уходит много энергии. Настолько много, что Цин не делает их просто так. Но сегодня был не обычный день, Вану нужна была хорошая награда. Другой - специально для Толстяка. Если бы на месте Толстяка был бы любой другой ученик, ему бы ничего не досталось! "Окей, окей. Не отказывайся. Считай, что это за долгие годы верной службы. Из-за того, что ты улаживал все проблемы Храма последние несколько десятков лет, я жил спокойно. Так что, пускай этот котелок с эликсиром послужит тебе наградой за много лет упорной работы!" - сказал Цин. Услышав, что Мастер хвалит его за упорную работу, Ван подошёл и сказал: "Решать проблемы Мастера - моя прямая обязанность как ученика. Я просто не смею просить награды!" "А-а-а, ерунда, ты должен принять награду! Кроме того, даже учитывая то, что с точки зрения морали, твой Младший брат прав, он всё равно создал тебе немало проблем!" "Да, да, много проблем!" - согласился Ван. Затем он сказал, поникшим голосом: "Судьи и чиновники боятся Толстяка, кто-то недоволен и самим Храмом. Если так будет продолжаться - Храму перестанут доверять задания! Мастер, в этот раз Толстяк позволил себе слишком много. Даже если вы на его стороне - вы не можете всё просто оставить как есть! По крайней мере, вы должны объясниться перед Нацией." Намеренья Вана были понятны: Он хотел, чтобы Толстяка наказали, пусть даже немного. Это покажет, что Храму есть дело до мнения Нации, другими словами - Вану будет проще всё уладить. Цин ненадолго задумался и сказал: "Хорошо, в твоих словах есть смысл. Как насчёт того... Наш Младший брат побежал в бой, своей жестокостью и яростью он доказал, что не обладает спокойствием культиваторов. Поэтому, я заставлю его культивировать в горах, у него не будет права уходить оттуда без моего разрешения! Что думаешь?" Услышав это, Ван почти что взорвался от злости. "Даже самая лёгкая форма наказания подразумевает ограничение пространства. "Не будет права покидать гору"? Богиня, сотни километров вокруг храма - чёртовы горы! Разве это заключение? К тому же, его прислали сюда не просто так, он должен был помогать нам с нашими проблемами. Теперь же, вы говорите, что он будет сидеть в горах и круглыми сутками заниматься культивацией? Богиня, что это за наказание такое? Больше похоже на награду! Словно он не помощник, присланный из секты, а какой-то Будда! Эти предрассудки уже переходят всякие границы" - подумал Ван. И хотя Ван был очень не доволен, у него в руках был эликсир Цина, поэтому ему ничего не оставалось, кроме как смириться... Насколько бы сильно его это не злило. Стиснув зубы, Ван направился к выходу. Во-первых, ему всё ещё нужно было решить появившееся проблемы. Во-вторых, он больше не мог видеть Толстяка. Если бы Ван остался бы там ещё хоть на секунду, он бы не выдержал и ударил Толстяка. Как только Ван покинул пещеру, Цин нахмурился и посмотрел на Маленького Толстяка: "Вот что я скажу, Младший брат Сон! Не мог бы ты, в следующий раз, быть посдержаннее? Не обязательно заканчивать каждую миссию кровавой расправой над важными чиновниками! Если тебе на них плевать, пожалей Храм!" - выкрикнул Цин. Было сразу понятно, что Цин очень разозлён. Увидев своего Старшего Дядю в гневе, Толстяк быстро сказал: "Да, да, не переживайте, Старший Дядя. Я отправлюсь в горы и буду заниматься культивацией. Я больше не создам вам проблем!" Поняв, что Толстяк осознал свою ошибку, Цин не хотел его долго ругать. В конце концов, он единственный наследник его старого друга. Поэтому Цин лишь горько рассмеялся и сказал: "Я надеюсь, ты понимаешь что говоришь! Хорошо, сейчас можешь отдохнуть, а мне нужно создать ещё эликсира для твоего Старшего брата! Я задолжал тебе ещё с прошлой жизни!" - После этих слов, Цин вздохнул и ушёл прочь. И хотя Толстяк чувствовал вину перед Цином, он не считал, что поступил неправильно. Если такая ситуация повторится - милосердия не будет. Дао Толстяка позволяет ему убивать кого вздумается, делать что вздумается, отчитываясь лишь перед небесами и самим собой. Что до других... Ему плевать! Другими словами, Я беспокоюсь только о тех, кто может меня убить, эти счастливчики могут просто пойти и умереть!" В одно мгновение ока, прошло семь дней. И хотя переполох, вызванный тем, что Толстяк убил императорского советника и Губернатора, всё ещё не утих, с помощью усердной работы Вана, он понемногу угасал. Основной причиной того, что Нация идёт на уступки, является то, что Нация боится мощи Храма. Это не те люди, которых можно не опасаться. Нация не могла жаловаться открыто. Храм наказал Толстяка, а значит, выказал уважение Нации. Немалую роль сыграли и низкосортные эликсиры для чиновников. Конечно, это потребует немало усилий, но Ван имеет... Определённые политические способности. Другие не смогли бы решить эти проблемы так же легко как Ван. Но даже так, это очень вымотало Вана. Он не спал много ночей. Ради эликсира Цина, Ван применил все свои способности. Сегодня, Цин приказал своим подчинённым очистить двор Храма, накрыть столовые приборы и поставить благовония. Сегодня в Храм заглянет очень важный гость. Этим важным гостем был никто иной как Дядя Императора. Заручившись его помощью, можно легко решить проблему с советником и Губернатором. Цин уже пересекался с Дядей Императора, но их отношения недостаточно хороши для того, чтобы о чём-то просить. Поэтому Цин пригласил Императорского Дядю в Храм, чтобы сжечь благовония. Конечно же, на самом деле всё не так просто. Сжигая благовония, Цин может направить получаемую Ци к смертным, чтобы улучшить их здоровье. Возможно, это первое и единственное в чём заинтересован Дядя Императора. Императорский Дядя и трое его сыновей уже знали о недавних событиях, поэтому они уже прибыли к подножью горы, на которой расположен Храм. Но так как добрались они поздно вечером, подниматься они начали лишь рано утром. И хотя Храм пользовался большим влиянием, его гостем был Императорский Дядя. Тесть императора, отец империи. Именно поэтому, Цин не мог относиться к нему как к обычному человеку, он приказал слугам начать приготовления ещё несколько дней назад. Для того чтобы обслужить всего четырёх гостей, Цин использовал всех людей, что были в Храме. И вот наступил этот момент, гости совсем скоро поднимутся к Храму. Ван постоянно одёргивал свои одеяния, чтобы посмотреть время. Как вдруг, его ученик, монах средних лет, в панике подбежал к нему. Увидев его лицо, Ван ненадолго занервничал и подумал: "Разве он не должен был привести гостей? Почему он такой испуганный? Только не говорите мне, что случилось что-то ужасное?" Подумав об этом, Ван спросил: "Где они? Почему ты один?" "Сеньор, большая беда! Я шёл с Императорским Дядей и его сыновьями, как вдруг, на нас напала золотая вспышка света! Когда я повернулся к ним, они уже были мертвы, разрезаны на части! Кроме того, все те, кто шли с ними, тоже были убиты! Сорок человек погибли меньше чем за секунду!" Монах ненадолго задумался, а затем сказал, перепуганным голосом: "Как хорошо, что я не шёл рядом с ними, иначе, я тоже был бы мёртв!" Перевёл Lexilur. Специально для Rulate.ru.

Как правило, на такой эликсир уходит много энергии. Настолько много, что Цин не делает их просто так. Но сегодня был не обычный день, Вану нужна была хорошая награда. Другой - специально для Толстяка. Если бы на месте Толстяка был бы любой другой ученик, ему бы ничего не досталось!

"Окей, окей. Не отказывайся. Считай, что это за долгие годы верной службы. Из-за того, что ты улаживал все проблемы Храма последние несколько десятков лет, я жил спокойно. Так что, пускай этот котелок с эликсиром послужит тебе наградой за много лет упорной работы!" - сказал Цин.

Услышав, что Мастер хвалит его за упорную работу, Ван подошёл и сказал: "Решать проблемы Мастера - моя прямая обязанность как ученика. Я просто не смею просить награды!"

"А-а-а, ерунда, ты должен принять награду! Кроме того, даже учитывая то, что с точки зрения морали, твой Младший брат прав, он всё равно создал тебе немало проблем!"

"Да, да, много проблем!" - согласился Ван. Затем он сказал, поникшим голосом: "Судьи и чиновники боятся Толстяка, кто-то недоволен и самим Храмом. Если так будет продолжаться - Храму перестанут доверять задания! Мастер, в этот раз Толстяк позволил себе слишком много. Даже если вы на его стороне - вы не можете всё просто оставить как есть! По крайней мере, вы должны объясниться перед Нацией."

Намеренья Вана были понятны: Он хотел, чтобы Толстяка наказали, пусть даже немного. Это покажет, что Храму есть дело до мнения Нации, другими словами - Вану будет проще всё уладить.

Цин ненадолго задумался и сказал: "Хорошо, в твоих словах есть смысл. Как насчёт того... Наш Младший брат побежал в бой, своей жестокостью и яростью он доказал, что не обладает спокойствием культиваторов. Поэтому, я заставлю его культивировать в горах, у него не будет права уходить оттуда без моего разрешения! Что думаешь?"

Услышав это, Ван почти что взорвался от злости. "Даже самая лёгкая форма наказания подразумевает ограничение пространства. "Не будет права покидать гору"? Богиня, сотни километров вокруг храма - чёртовы горы! Разве это заключение? К тому же, его прислали сюда не просто так, он должен был помогать нам с нашими проблемами. Теперь же, вы говорите, что он будет сидеть в горах и круглыми сутками заниматься культивацией? Богиня, что это за наказание такое? Больше похоже на награду! Словно он не помощник, присланный из секты, а какой-то Будда! Эти предрассудки уже переходят всякие границы" - подумал Ван.

И хотя Ван был очень не доволен, у него в руках был эликсир Цина, поэтому ему ничего не оставалось, кроме как смириться... Насколько бы сильно его это не злило.

Стиснув зубы, Ван направился к выходу. Во-первых, ему всё ещё нужно было решить появившееся проблемы. Во-вторых, он больше не мог видеть Толстяка. Если бы Ван остался бы там ещё хоть на секунду, он бы не выдержал и ударил Толстяка.

Как только Ван покинул пещеру, Цин нахмурился и посмотрел на Маленького Толстяка: "Вот что я скажу, Младший брат Сон! Не мог бы ты, в следующий раз, быть посдержаннее? Не обязательно заканчивать каждую миссию кровавой расправой над важными чиновниками! Если тебе на них плевать, пожалей Храм!" - выкрикнул Цин. Было сразу понятно, что Цин очень разозлён.

Увидев своего Старшего Дядю в гневе, Толстяк быстро сказал: "Да, да, не переживайте, Старший Дядя. Я отправлюсь в горы и буду заниматься культивацией. Я больше не создам вам проблем!"

Поняв, что Толстяк осознал свою ошибку, Цин не хотел его долго ругать. В конце концов, он единственный наследник его старого друга. Поэтому Цин лишь горько рассмеялся и сказал: "Я надеюсь, ты понимаешь что говоришь! Хорошо, сейчас можешь отдохнуть, а мне нужно создать ещё эликсира для твоего Старшего брата! Я задолжал тебе ещё с прошлой жизни!" - После этих слов, Цин вздохнул и ушёл прочь.

И хотя Толстяк чувствовал вину перед Цином, он не считал, что поступил неправильно. Если такая ситуация повторится - милосердия не будет. Дао Толстяка позволяет ему убивать кого вздумается, делать что вздумается, отчитываясь лишь перед небесами и самим собой. Что до других... Ему плевать!

Другими словами, Я беспокоюсь только о тех, кто может меня убить, эти счастливчики могут просто пойти и умереть!"

В одно мгновение ока, прошло семь дней. И хотя переполох, вызванный тем, что Толстяк убил императорского советника и Губернатора, всё ещё не утих, с помощью усердной работы Вана, он понемногу угасал. Основной причиной того, что Нация идёт на уступки, является то, что Нация боится мощи Храма. Это не те люди, которых можно не опасаться. Нация не могла жаловаться открыто. Храм наказал Толстяка, а значит, выказал уважение Нации. Немалую роль сыграли и низкосортные эликсиры для чиновников.

Конечно, это потребует немало усилий, но Ван имеет... Определённые политические способности. Другие не смогли бы решить эти проблемы так же легко как Ван.

Но даже так, это очень вымотало Вана. Он не спал много ночей. Ради эликсира Цина, Ван применил все свои способности.

Сегодня, Цин приказал своим подчинённым очистить двор Храма, накрыть столовые приборы и поставить благовония. Сегодня в Храм заглянет очень важный гость. Этим важным гостем был никто иной как Дядя Императора. Заручившись его помощью, можно легко решить проблему с советником и Губернатором. Цин уже пересекался с Дядей Императора, но их отношения недостаточно хороши для того, чтобы о чём-то просить. Поэтому Цин пригласил Императорского Дядю в Храм, чтобы сжечь благовония.

Конечно же, на самом деле всё не так просто. Сжигая благовония, Цин может направить получаемую Ци к смертным, чтобы улучшить их здоровье. Возможно, это первое и единственное в чём заинтересован Дядя Императора.

Императорский Дядя и трое его сыновей уже знали о недавних событиях, поэтому они уже прибыли к подножью горы, на которой расположен Храм. Но так как добрались они поздно вечером, подниматься они начали лишь рано утром.

И хотя Храм пользовался большим влиянием, его гостем был Императорский Дядя. Тесть императора, отец империи. Именно поэтому, Цин не мог относиться к нему как к обычному человеку, он приказал слугам начать приготовления ещё несколько дней назад. Для того чтобы обслужить всего четырёх гостей, Цин использовал всех людей, что были в Храме.

И вот наступил этот момент, гости совсем скоро поднимутся к Храму. Ван постоянно одёргивал свои одеяния, чтобы посмотреть время. Как вдруг, его ученик, монах средних лет, в панике подбежал к нему.

Увидев его лицо, Ван ненадолго занервничал и подумал: "Разве он не должен был привести гостей? Почему он такой испуганный? Только не говорите мне, что случилось что-то ужасное?"

Подумав об этом, Ван спросил: "Где они? Почему ты один?"

"Сеньор, большая беда! Я шёл с Императорским Дядей и его сыновьями, как вдруг, на нас напала золотая вспышка света! Когда я повернулся к ним, они уже были мертвы, разрезаны на части! Кроме того, все те, кто шли с ними, тоже были убиты! Сорок человек погибли меньше чем за секунду!" Монах ненадолго задумался, а затем сказал, перепуганным голосом: "Как хорошо, что я не шёл рядом с ними, иначе, я тоже был бы мёртв!"

Перевёл Lexilur. Специально для Rulate.ru.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Сообщить об ошибке
<<<