X
X
Глава - 46: «Шоу только началось»
Предыдущая глава
Следующая глава
Цинь Фэн спустился с платформы. Хотя лицо Цинь Чжаньтяня не выражало удовлетворения, он не винил Цинь Фэна. Однако, некоторые вожди начали обсуждать этот инцидент. Их речи были наполнены критикой. То, что Цинь Фэн сдался еще до начала сражения, заставило их поверить в то, что клан Цинь потеряет лицо на глазах всего города. Они понимали, что у Цинь Фэна не было ни единого шанса на победу, но они не могли принять факт того, что воспитанник Цинь сдался. Критика становилась жестче. Цинь Чжаньтянь кашлянул, заставив жужжащее окружение умолкнуть. В этот момент Цинь Куан, до этого молчаливо хмурившийся, гневно произнес: «Сдался даже не пытаясь сражаться! Ты опозорил клан». Услышав слова Цинь Куана, некоторые вожди тоже озвучили свое негодование, не обращая внимания на грозное лицо Цинь Чжаньтяня. Цинь Чжаньтянь был в ярости, но все еще пытался сохранить самообладание. Он посмотрел на Цинь Фэна и объявил: «Цинь Фэн, мужчины Клана Цинь сражаются до конца. За твой проступок тебя будет ждать наказание: три года ты проведешь на утесе, размышляя о мужестве. Возражения?» Три года на утесе? Утес – это место, куда Цинь Клан ссылал преступников. Природа там была скудна и сурова, и человек только чудом способен прожить там три года. Отправить Цинь Фэна на утес означало отправить его на верную смерть. Цинь Фэн равнодушно кивнул, хотя на самом деле его сердце обливалось кровью и бешено колотилось в груди: «Воспитанник принимает наказание». «Старейшина, не слишком ли сурово наказание?», - не выдержал Цинь Тянь. Любой мог представить, чем закончился бы поединок между Сяо Жуфэном и Цинь Фэном, но Великие Вожди все равно обвиняли его. И вообще, Цинь Чжаньтянь вынес такой приговор только из-за вождей. Цинь Тянь фыркнул: Клан прогнил до самого основания. Не дожидаясь ответа Цинь Чжаньтяня, Цинь Куан крикнул: «Кто дал тебе право говорить?» Цинь Куан испустил убийственную ауру, будто собирался прикончить Цинь Тяня, если тот скажет ему слово поперек. «Довольно!» Мягко сказал Цинь Чжаньтянь. Убийственная аура постепенно рассосалась. Цинь Фэн поднял глаза и посмотрел на Цинь Тяня. Его взгляд был наполнен благодарностью. По лицу даже скользнула улыбка. Цинь Куан внезапно продолжил свою мысль: «К тому же, если кто-то сдается, его способности отнимаются, и он исключается из клана». Он добавил это специально для Цинь Тяня, чтобы тому пришлось сражаться с Сяо Жуфэном. Он уже заметил ненависть, с которой Сяо Жуфэн смотрел на Цинь Тяня, и надеялся, что в этом сражении Цинь Тянь умрет. Ведь если это произойдет, ему самому не придется ничего делать, чтобы устранить его. Но даже если Цинь Тянь сдастся, его изгонят из клана, и он не помешает свержению Цинь Чжаньтяня. Цинь Тянь и сам знал об этом. И если бы не Цинь Чжаньтянь, он бы погиб от рук Цинь Куана и Цинь Сяньтяня. В глубине души он уже решил для себя, что они должны умереть. Цинь Чжаньтянь так ничего и не ответил. Пятый раунд подошел к концу. Осталось шесть человек. Все, кроме Сяо Жуфэна, были из Великих Кланов. Шестой раунд начался, но Цинь Тянь, Сяо Жуфэн и Чжао Кун не встретились на ринге. Противники Цинь Тяня и Сяо Жуфэна сдались, а вот Чжао Куну пришлось сражаться. Он победил с минимальным отрывом. К седьмому раунду осталось трое участников. Целью Цинь Тяня был Сяо Жуфэн. К тому же, увидев то, как сражается Чжао Кун, Цинь Тянь насторожился по поводу его возможностей. Чжао Кун оказался темной лошадкой. Это первый раз, когда он участвует в собрании, Цинь Тянь даже никогда не слышал об это воспитаннике Чжао. Подумать только, Чжао Уди специально скрывал такого мастера… Осталось трое участников. Кто-то один пропустит этот раунд и сразится в финале с победителем. Первым вытянул бумажку Чжао Кун. Теперь ее нужно отдать судьям. «Пропускает этот раунд». «Счастливчик!» Цинь Тянь понял, что справиться с Чжао Куном будет непросто. Глядя на его спокойное лицо, Цинь Тянь решил, что он также силен, как Сяо Жуфэн. Казалось, Клан Чжао специально подослал Чжао Куна для расправы над Сяо Жуфэном, а Цинь Тянь просто немного изменил планы заговорщиков. «Если хочешь быть иволгой, я буду охотником», -фыркнул Цинь Тянь. Так как Чжао Кун пропускает этот раунд, Сяо Жуфэну и Цинь Тяню не придется тянуть жребий. Сяо Жуфэну не терпелось начать состязание. Он поднялся на платформу и с презрением смотрел на Цинь Тяня. Цинь Тянь неспешно взошел на платформу. Когда противники встретились лицом к лицу, Сяо Жуфэн холодно сказал: «Пять лет назад ты победил меня на этой самой платформе. Сегодня, перед зрителями, я докажу, что я – гениальнейший воин города Циньхэ». «Пять лет назад ты проиграл мне, но я пощадил тебя. Раз ты отвергаешь мое милосердие, умри!», - бросил Цинь Тянь в ответ на провокацию. Матч еще даже не начался, а атмосфера ненависти уже нависла над платформой. Зрители замолкли в предвкушении. Кто же станет гениальнейшим воином Циньхэ? Пять лет назад им был Цинь Тянь. Пять лет спустя им был Сяо Жуфэн. Но кто же станет им сегодня? Всем хотелось узнать, в чьи руки попадет этот титул. На платформе царила напряженная атмосфера. Меч Сяо Жуфэна начал издавать гудящие звуки. Для воинов, чей ранг был низок, этот звук был невыносим, словно их ушные перепонки взорвутся если они послушают этот шум еще хоть пару мгновений. Поэтому они удалились на безопасное для своих ушей расстояние. Давление было в дважды больше, чем тогда, когда они встретились на улице. Бурлящая аура вонзалась в Цинь Тяня словно воздушный меч. Поднялся ветер и заметался во всех четырех направлениях. «Опять та самая аура!» Цинь Тянь холодно улыбнулся. Рукопись Небесного Дракона активировалась под его контролем. Слишком просто. Цинь Тянь усмехнулся, выражая свое презрение. «Я вижу, ты тренировался». Сяо Жуфэн крикнул ‘Hè’, и давление исчезло. В это же время меч, парящий перед ним, завибрировал, издавая скрипящие звуки. Двигаясь вперед-назад и трепеща в воздухе, лезвие была нацелено забрать жизнь Цинь Тяня… Собиратель Душ шестого ранга с абсолютным Цигуном. Его аура была словно копье, лишающее Цинь Тяня способности двигаться, и преследуемое острием меча, летящим со скоростью молнии прямо в Цинь Тяня. Цинь Тянь бросился вперед, поднимая вокруг яростный ветер. Вихрями закручивался ветер вокруг его фигуры, формируя маленький смерч. Оттолкнувшись от земли, Цинь Тянь рванул вперед. Использовать эту ауру, чтобы повысить свои физические возможности, которых лишила его аура Сяо Жуфэна? Невозможно! Цинь Тянь был всего лишь Собирателем Душ четвертого ранга, как его Цигун вообще способен на это? Сяо Жуфэн не мог в это поверить. Он громко закричал ‘Hè’ и бросился на Цинь Тяня. «Хун Лун Лун...» На платформе обменивались бесчисленными ударами… Внимание! Этот перевод, возможно, ещё не готов. Его статус: перевод редактируется

Цинь Фэн спустился с платформы. Хотя лицо Цинь Чжаньтяня не выражало удовлетворения, он не винил Цинь Фэна.

Однако, некоторые вожди начали обсуждать этот инцидент. Их речи были наполнены критикой. То, что Цинь Фэн сдался еще до начала сражения, заставило их поверить в то, что клан Цинь потеряет лицо на глазах всего города.

Они понимали, что у Цинь Фэна не было ни единого шанса на победу, но они не могли принять факт того, что воспитанник Цинь сдался.

Критика становилась жестче. Цинь Чжаньтянь кашлянул, заставив жужжащее окружение умолкнуть.

В этот момент Цинь Куан, до этого молчаливо хмурившийся, гневно произнес: «Сдался даже не пытаясь сражаться! Ты опозорил клан».

Услышав слова Цинь Куана, некоторые вожди тоже озвучили свое негодование, не обращая внимания на грозное лицо Цинь Чжаньтяня.

Цинь Чжаньтянь был в ярости, но все еще пытался сохранить самообладание. Он посмотрел на Цинь Фэна и объявил: «Цинь Фэн, мужчины Клана Цинь сражаются до конца. За твой проступок тебя будет ждать наказание: три года ты проведешь на утесе, размышляя о мужестве. Возражения?»

Три года на утесе?

Утес – это место, куда Цинь Клан ссылал преступников. Природа там была скудна и сурова, и человек только чудом способен прожить там три года. Отправить Цинь Фэна на утес означало отправить его на верную смерть.

Цинь Фэн равнодушно кивнул, хотя на самом деле его сердце обливалось кровью и бешено колотилось в груди: «Воспитанник принимает наказание».

«Старейшина, не слишком ли сурово наказание?», - не выдержал Цинь Тянь. Любой мог представить, чем закончился бы поединок между Сяо Жуфэном и Цинь Фэном, но Великие Вожди все равно обвиняли его. И вообще, Цинь Чжаньтянь вынес такой приговор только из-за вождей.

Цинь Тянь фыркнул: Клан прогнил до самого основания.

Не дожидаясь ответа Цинь Чжаньтяня, Цинь Куан крикнул: «Кто дал тебе право говорить?»

Цинь Куан испустил убийственную ауру, будто собирался прикончить Цинь Тяня, если тот скажет ему слово поперек.

«Довольно!»

Мягко сказал Цинь Чжаньтянь. Убийственная аура постепенно рассосалась.

Цинь Фэн поднял глаза и посмотрел на Цинь Тяня. Его взгляд был наполнен благодарностью. По лицу даже скользнула улыбка.

Цинь Куан внезапно продолжил свою мысль: «К тому же, если кто-то сдается, его способности отнимаются, и он исключается из клана».

Он добавил это специально для Цинь Тяня, чтобы тому пришлось сражаться с Сяо Жуфэном. Он уже заметил ненависть, с которой Сяо Жуфэн смотрел на Цинь Тяня, и надеялся, что в этом сражении Цинь Тянь умрет.

Ведь если это произойдет, ему самому не придется ничего делать, чтобы устранить его. Но даже если Цинь Тянь сдастся, его изгонят из клана, и он не помешает свержению Цинь Чжаньтяня.

Цинь Тянь и сам знал об этом.

И если бы не Цинь Чжаньтянь, он бы погиб от рук Цинь Куана и Цинь Сяньтяня. В глубине души он уже решил для себя, что они должны умереть.

Цинь Чжаньтянь так ничего и не ответил.

Пятый раунд подошел к концу. Осталось шесть человек.

Все, кроме Сяо Жуфэна, были из Великих Кланов.

Шестой раунд начался, но Цинь Тянь, Сяо Жуфэн и Чжао Кун не встретились на ринге.

Противники Цинь Тяня и Сяо Жуфэна сдались, а вот Чжао Куну пришлось сражаться.

Он победил с минимальным отрывом.

К седьмому раунду осталось трое участников. Целью Цинь Тяня был Сяо Жуфэн. К тому же, увидев то, как сражается Чжао Кун, Цинь Тянь насторожился по поводу его возможностей.

Чжао Кун оказался темной лошадкой. Это первый раз, когда он участвует в собрании, Цинь Тянь даже никогда не слышал об это воспитаннике Чжао.

Подумать только, Чжао Уди специально скрывал такого мастера…

Осталось трое участников. Кто-то один пропустит этот раунд и сразится в финале с победителем. Первым вытянул бумажку Чжао Кун.

Теперь ее нужно отдать судьям.

«Пропускает этот раунд».

«Счастливчик!»

Цинь Тянь понял, что справиться с Чжао Куном будет непросто. Глядя на его спокойное лицо, Цинь Тянь решил, что он также силен, как Сяо Жуфэн.

Казалось, Клан Чжао специально подослал Чжао Куна для расправы над Сяо Жуфэном, а Цинь Тянь просто немного изменил планы заговорщиков.

«Если хочешь быть иволгой, я буду охотником», -фыркнул Цинь Тянь.

Так как Чжао Кун пропускает этот раунд, Сяо Жуфэну и Цинь Тяню не придется тянуть жребий. Сяо Жуфэну не терпелось начать состязание. Он поднялся на платформу и с презрением смотрел на Цинь Тяня.

Цинь Тянь неспешно взошел на платформу. Когда противники встретились лицом к лицу, Сяо Жуфэн холодно сказал: «Пять лет назад ты победил меня на этой самой платформе. Сегодня, перед зрителями, я докажу, что я – гениальнейший воин города Циньхэ».

«Пять лет назад ты проиграл мне, но я пощадил тебя. Раз ты отвергаешь мое милосердие, умри!», - бросил Цинь Тянь в ответ на провокацию.

Матч еще даже не начался, а атмосфера ненависти уже нависла над платформой. Зрители замолкли в предвкушении.

Кто же станет гениальнейшим воином Циньхэ? Пять лет назад им был Цинь Тянь. Пять лет спустя им был Сяо Жуфэн. Но кто же станет им сегодня?

Всем хотелось узнать, в чьи руки попадет этот титул.

На платформе царила напряженная атмосфера.

Меч Сяо Жуфэна начал издавать гудящие звуки. Для воинов, чей ранг был низок, этот звук был невыносим, словно их ушные перепонки взорвутся если они послушают этот шум еще хоть пару мгновений. Поэтому они удалились на безопасное для своих ушей расстояние.

Давление было в дважды больше, чем тогда, когда они встретились на улице.

Бурлящая аура вонзалась в Цинь Тяня словно воздушный меч. Поднялся ветер и заметался во всех четырех направлениях.

«Опять та самая аура!»

Цинь Тянь холодно улыбнулся. Рукопись Небесного Дракона активировалась под его контролем. Слишком просто. Цинь Тянь усмехнулся, выражая свое презрение.

«Я вижу, ты тренировался».

Сяо Жуфэн крикнул ‘Hè’, и давление исчезло. В это же время меч, парящий перед ним, завибрировал, издавая скрипящие звуки. Двигаясь вперед-назад и трепеща в воздухе, лезвие была нацелено забрать жизнь Цинь Тяня…

Собиратель Душ шестого ранга с абсолютным Цигуном. Его аура была словно копье, лишающее Цинь Тяня способности двигаться, и преследуемое острием меча, летящим со скоростью молнии прямо в Цинь Тяня.

Цинь Тянь бросился вперед, поднимая вокруг яростный ветер. Вихрями закручивался ветер вокруг его фигуры, формируя маленький смерч. Оттолкнувшись от земли, Цинь Тянь рванул вперед.

Использовать эту ауру, чтобы повысить свои физические возможности, которых лишила его аура Сяо Жуфэна?

Невозможно! Цинь Тянь был всего лишь Собирателем Душ четвертого ранга, как его Цигун вообще способен на это?

Сяо Жуфэн не мог в это поверить. Он громко закричал ‘Hè’ и бросился на Цинь Тяня.

«Хун Лун Лун...»

На платформе обменивались бесчисленными ударами…

Внимание! Этот перевод, возможно, ещё не готов.

Его статус: перевод редактируется

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Сообщить об ошибке
<<<