NEW SITE
OLD SITE

Непобедимый Кач!. Глава 51: «Братья»

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Город Циньхэ прибывал в хаосе.

Все кланы находились в подвешенном состоянии. Центральная площадь, на которой проходило собрание, было разрушена. Многие зрители и участники пострадали.

Никогда в истории Циньхэ битвы Собрания не были столь масштабными.

Не считая трех могущественных воинов, клан Чжао ничего из себя не представлял. Многие воспитанники клана погибли или были ранены, в то время как воспитанники остальных кланов пострадали не так значительно. Однако, в связи со смертями некоторых Великих Вождей, положение их кланов пошатнулось.

И конечно, они решили заключить перемирие.

Наибольшее удовольствие Собрание принесло Чжао Нанту. Он с интересом наблюдал за битвой, попивая вино, и чувствовал себя прекрасно. В глубине души он хвалил Цинь Тяня: тот сослужил ему добрую службу. Долг, наконец-то, был возвращен.

Увидев, что битва окончена, он отправил нескольких людей разузнать, чем все кончилось, и доложить ему.

Он верил, что совсем скоро вся власть над городом Циньхэ будет сосредоточена в его руках, и тогда все так называемые «великие» кланы будут подчинены только ему.

Размышляя о будущем успехе, Чжао Нанту захихикал.

Ресторан Фужун.

«Мэн Лэй, прими этот Дань Тигриного Дракона после того, как станешь очистителем душ. Только помни, что не стоит употреблять его до этого момента, а иначе ничего хорошего не случится», - в комнате были только Цинь Тянь и Мэн Лэй.

Глядя на Мэн Лэя, Цинь Тянь беспокоился за него и не мог справиться с волнением. Мэн Лэй собирался отправиться в Куньлуньские горы, а с его способностями он вряд ли выжил бы там. Несмотря на то, что Хэй Ян и Цинь Тянь собирались отправиться в горы вместе с Мэн Лэем, его жизнь все равно была в опасности; Цинь Тянь и сам не знал, вернется ли он домой живым… однако, только поход в горы Куньлунь сможет обеспечить ему необходимый опыт.

Мэн Лэй глупо улыбнулся, почесал затылок и не взял Дань. Хотя он не знал, что это, он подозревал, что этот Дань пригодится Цинь Тяню больше, чем ему. Горы Куньлунь – одно из самых опасных мест континента, мало ли, что может произойти…

Возможно, этот Дань спасет ему жизнь.

К тому же, как только Цинь Тянь вынул Дань, комната наполнилась его ароматом. Только вдохнув аромат, Мэн Лэй почувствовал себя обновленным, поэтому он мог представить возможности этого Даня.

Два таких Даня помогут вернуться с того света.

Мэн Лэй очень заботился о Цинь Тяне. Если они были голодны, еда доставалась Цинь Тяню, сыну человека, что спас его жизнь.

Да, причина обожания проста: благодарность.

«Юный Мастер, оставь этот Дань себе. Мои способности заурядны, он будет просто бесполезен для меня. Сохрани его, возможно когда-нибудь настанет тот час, когда он тебе понадобится», сказал Мэн Лэй, пытаясь выглядеть мудрецом.

Цинь Тянь был тронут, но продолжил пихать Дань в руки Мэн Лэя: «Ты что, не понял, что я сказал? Возьми его! Может тебе придется защищать кое-кого…»

Мэн Лэй наконец-таки принял Дань в руки, но даже подумать не мог о том, чтобы использовать его. Он задумчиво произнес: «Если юный мастер не желает использовать Дань, я сохраню его до того момента, когда он понадобится…»

Вспомнив слова Цинь Тяня о том, что ему, возможно, придется защищать кого-то, он тут же добавил: «Юный Мастер, скажи, кого мне нужно будет оберегать?»

«Юнь Мань».

Еще одним человеком, о которым Цинь Тянь не мог перестать заботиться, была Юнь Мань. Эта девушка слишком добра. Ее неспособность причинить вред другим людям была ее слабостью. Пока его не будет рядом, она может попасть в беду, а единственный человек, которому Цинь Тянь может доверить заботу о Юнь Мань – это Мэн Лэй.

Мэн Лэй тут же дал слово беречь Юнь Мань.

Мэн Лэй всегда выполнял просьбы Цинь Тяня, даже если они подвергали его жизнь опасности.

«Завтра возвращайся в Клан Цинь, оставаться в ресторане может быть небезопасно. Я договорюсь со Старейшиной».

Закончив раздавать указания, Цинь Тянь отправился поговорить с Цинь Чжаньтянем. Он подозревал, что Старейшина не отдаст ему Духовное Оружие, поэтому он решил попросить возвращения Мэн Лэя в Клан.

Вообще-то Мэн Лэй не горел желанием вернуться в Клан, он собирался отправиться в горы, но не мог перечить Цинь Тяню.

Цинь Тянь похлопал Мэн Лэя по плечу: «Через три года я вернусь. Завершу свои дела и заберу тебя путешествовать со мной».

Цинь Тянь не хотел прощаться на такой срок с Мэн Лэем, однако ему нужно было повышать свой ранг. К тому же, за пределами Клана остались незаконченные дела.

Глаза Мэн Лэя наполнились слезами. Он прилагал колоссальные усилия, чтобы слезы не брызнули из его глаз.

Ночь. Клан Цинь. Резиденция Старейшины.

«Ну, Цинь Тянь, ты превзошел мои ожидания. Неплохо, неплохо. Ты – будущее Клана», сказал Цинь Чжаньтянь и положил руку на плечо Цинь Тяня, ухмыльнувшись как лисица.

Волна таинственного Цигуна вошла в тело Цинь Тяня через плечо. Он притворился простачком и скромно сказал: «Старейшина, Вы переоцениваете меня».

Цигун Цинь Чжаньтяня исследовал каждый уголок Даньтяня Цинь Тяня. Однако, Старейшина так ничего и не нашел. Это чувство сводило его с ума, он хотел разорвать Цинь Тяня на куски, чтобы узнать, что тот скрывает: откуда в нем столько способностей и мощи.

«Старейшина, вы говорили о Духовном Оружии тогда, перед собранием…», - учтиво начал Цинь Тянь, а про себя подумал: «Я так и знал, что ты не упустишь шанс прибрать его к рукам. Ты и правда хитрец! Но это, старик, не поможет тебе…»

«Цинь Чжаньтянь усмехнулся и перестал воздействовать на Цинь Тяня с помощью своего Цигуна. Усаживаясь на свое место, он состроил озадаченную гримасу, задумался и ответил: «В развязавшейся войне между кланами значимость Клана Цинь падает. А так как ты пока не достиг того уровня, чтобы раскрыть все возможности этого оружия, оно пока побудет у меня».

«Я так и знал», -Цинь Тянь изобразил печаль, проклиная про себя Старейшину. Цинь Чжаньтянь немедленно продолжил: «Давай я вознагражу тебе по-другому!.. Скажи, чего ты хочешь?»

«Я желаю, чтобы Старейшина позволил Мэн Лэю вернуться в Клан. В будущем, весь свой доход я буду переводить ему…»

«Без проблем! Конечно! Хорошо! Я и сам хотел, чтобы вы все вернулись!», - Цинь Чжаньтянь тут же согласился. По сравнению с потерей Духовного Оружия, возвращение Мэн Лэя в Клан было меньшим из зол.

Внезапно Цинь Чжаньтянь замер: «Погоди… Ты сказал, что твой доход будет получать Мэн Лэй. А что насчет тебя?»

«Хех, я отправляюсь в Куньлуньские горы на пару лет, тренироваться».

Цинь Чжаньтянь впал в ступор. Однако он быстро оправился от шока и усмехнулся: «Хорошо!.. вот если бы в Клане Цинь было бы больше таких прилежных воспитанников, которые так усердно тренируются, наш клан давно уже был бы номером один в городе!»

Цинь Тянь и старейшина перебросились еще парой слов, прежде чем попрощаться.

Выйдя из резиденции, Цинь Тянь посмотрел на ночное небо. Его выражение лица изменилось, его глаза сверкали коварством.

Внимание! Этот перевод, возможно, ещё не готов.

Его статус: перевод редактируется