X
X
Глава - 353: Перегрузка (часть 3)
Предыдущая глава
Следующая глава

Трудность пространственных перемещений в первую очередь варьировалась в зависимости от расстояния. Перемещение в рамках одной деревни или небольшой области без особых трудностей могли осуществить даже старшие маги, а старейшины, обладающие достаточным опытом, могли добраться из Мана-виля к самой окраине Мелтора.

 

Однако дальше всё становилось несколько сложнее.

 

Чтобы попасть на территорию другого государства, требовалось такое количество магической силы, которое могли себе позволить преимущественно лишь мастера. Более того, даже с должной подготовкой и наличием всех необходимых материалов, им было нелегко контролировать столь высокие затраты магической силы.

 

Даже современный гений пространственной магии, Орта, после пересечения границы своего государства был порядком истощён.

 

"… Получилось. Неужели это так легко?"

 

Однако Теодор понял, что его пространственное перемещение закончилось абсолютным успехом ещё в тот момент, когда он пребывал на южном болоте.

 

Он не испытывал ничего из того, что обычно происходило при перемещениях на такие расстояния. Всё произошло слишком быстро; это было наподобие тому, как если бы он просто сделал один шаг.

 

Впрочем, недаром трансцендентными называли именно тех, кто приобрёл власть вмешиваться во время и пространство, выходя при этом за рамки, присущие прочим формам жизни, рождённым в этом материальном мире. То, что он сделал, не имело никакого отношения к навыкам или мастерству использования пространственной магии. Проще говоря, изменился сам подход в управлении пространством.

 

Если магические глаза Орты могли проникать сквозь пространство в радиусе доступного ему обзора, то Теодор мог просто закрыть глаза и выяснить пространственные координаты абсолютно любой точки, а также путь, позволяющий туда добраться.

 

Возможно, это как-то связано с контролем Клипеуса.

 

"Нет, дело не только в этом. Абракадабра… Если это значит то, что я думаю…!"

 

Данное слово могло показаться бессмысленным набором букв, но Теодор считал, что оно подразумевает его собственное достижение.

 

На первый взгляд, Абракадабра ничем не отличалась от "приказа". Однако, если как следует углубиться, то разница становилась очевидной. Приказ заставлял мир следовать воле заклинателя, в то время как просвещение Теодора заставляло мир трансформироваться, чтобы выразить его волю.

 

Огненный шар, сгусток пламени, пылающая сфера – название не имело значения. Теодору нужно было только подумать о желаемом, и магия воспроизводилась сама по себе. До сих пор Теодору казалось, что одно из самых сложных заклинаний – это Ультима, но достаточно было просто вспомнить Саймона Магуса, который активировал Пространственное Изгнание, не произнеся ни одного слова.

 

Возможно, этот великий волшебник и вправду дошёл до конца пути, где он мог использовать магию, просто размышляя.

 

Придя к такому выводу, Теодор не мог не рассмеяться.

 

– Ха-ха.

 

Он хорошо чувствовал ощущение всемогущества от полного контроля окружающей среды. Он понимал строение земли, течение потоков воздуха… Но вместе с этим он также находил удивительным и то, что несмотря на всё это, ему предстоял ещё долгий путь.

 

А затем Теодор открыл глаза и увидел в своей знакомой лаборатории Аквило.

 

– О, ты проснулся? – поздоровалась с ним девушка.

 

Должно быть, время, затраченное им на понимание всего происходящего, оказалось достаточно долгим. Затем Тео проверил местоположение других двух компаньонов и понял, что они направились к ванне и комнате отдыха соответственно. Поначалу они пытались дождаться его пробуждения, но желание привести себя в порядок и отдохнуть оказалось выше.

 

Вот почему Тео слегка удивлённо посмотрел на Аквило.

 

– Что? Ты удивлен, что я ждала? – рассмеявшись, спросила дракон.

 

– Немного.

 

– Это уже слишком. И, чтобы ты знал, я здесь ничего не трогала. Учитывая это, разве я не заслуживаю похвалы?

 

– Я думаю, что не трогать чужие вещи – это естественная вежливость…

 

В конце концов, Аквило уже давно не была ребенком с нездоровым любопытством. К счастью, эти слова не слетели с уст Теодора. За прошедшие пять лет он накопил достаточно опыта, позволяющего ему автоматически отфильтровывать то, что он мог или не мог сказать. Таким образом, он слегка улыбнулся и ответил:

 

– Хорошо, спасибо, что подождала меня. Ты очень добра.

 

– Д-добра? Я…?

 

Аквило, злой морской дракон, с изумлением уставилась на своего визави. Она разрушала гавани, возглавляла пиратов и, в зависимости от своего настроения, опустошала целые города. Жители прибрежных поселений недаром говорили, что от одного её имени дети начинают плакать, а у рыбаков – дрожать руки.

 

Однако Теодор сказал, что этот эгоистичный и злой дракон был добрым?

 

Аквило была просто парализована столь неожиданной контратакой, в то время как Теодор направился к выходу из комнаты.

 

– Значит, ты будешь следовать за мной?

 

– … Ах, да, – с некоторым запозданием ответила Аквило, – Лорд дал понять, что одобряет это. Правда, я не совсем понимаю, что это значит.

 

"Ху-ху, ещё как понимаю", – бесстыже улыбнувшись, мысленно добавила Аквило.

 

Не было никаких сомнений в том, что Аквило прекрасно понимала, о чём шла речь. И пусть лорд произнёс эти слова без особых ожиданий, Теодор Миллер был жертвой, которую она выбрала лично. Если всё пойдет хорошо, и их отношения перейдут в разряд "мужчина-женщина"… В таком случае один ребёнок был бы вполне кстати.

 

В современном мире драконы больше не могли рождаться естественным образом, но трансцендентность могла преодолеть даже это ограничение. Вот почему желание, которое больше ничем не могло быть подавлено, заставляло Аквило прямо-таки извиваться.

 

"Кажется, у него хорошие отношения с той рыжей ведьмой… Однако, ещё с древних времен мужчины являются существами, которых не может удовлетворить всего одна женщина".

 

То же самое, наверняка, касалось и этого добродетельного героя. Вот почему Аквило крепко обняла его и сознательно прижалась к нему. У неё было достаточно опыта в методах соблазнения мужчин, чтобы написать целый трактат.

 

"… Эх, у неё нет злого умысла, но я уже устал иметь с ней дело", – подумал Тео, прекрасно понимая, что Аквило что-то задумала.

 

Он предпочел бы, чтобы вторая сторона могла быть легко побеждена его собственной силой. Но когда дело доходило до таких вопросов, Аквило была противником, с которым Теодор не мог справиться. Если бы он быстро не построил отношения с Вероникой, то это продолжалось бы до бесконечности.

 

Однако не успел он довести свою мысль до логического конца…

 

– Добро пожаловать, хозяин, – вежливо поздоровался Гладио, переступив через порог диспетчерской. Аквило тут же взглянула на Гладио заинтересованным взглядом, но затем она поняла, что это не живое существо и отвернулась.

 

– Гладио, почему ты в диспетчерской? – с помрачневшим лицом спросил Теодор.

 

– Есть кое-что, о чём я должен немедленно Вам сообщить.

 

– Ясно. Степень важности?

 

– Вторая.

 

От этих слов Теодор застыл. Это была 2-ая степень, которая в конечном итоге могла перерасти в 1-ую. Таким образом, речь могла идти о чём-то наподобие национальной катастрофы или того хуже. Что же могло случиться за время его отсутствия, при том что он вернулся намного раньше, чем планировал? Складывалось такое впечатление, будто кто-то специально дожидался подходящего момента, когда Теодор Миллер покинет Мелтор.

 

– Это случилось сразу же после того, как Вы покинули столицу. На двери, связанной с восточным континентом, появился красный сигнальный огонь. Произошла некая чрезвычайная ситуация, и другая сторона в срочном порядке запросила вспомогательные войска. Согласно полученной инструкции, в отсутствие хозяина я уведомил мастеров других башен. Таким образом, с целью оказания помощи я отправил войска на восточный континент.

 

– Мудрое решение. Кого из трёх ты отправил?

 

Помимо Парагранума, который не мог покинуть столицу, оставалось лишь трое подходящих кандидатур. Лишь Вероника, Орта и Сильвия могли справиться с угрозой, которую обозначал красный сигнал. Данный сигнал, соответствующий самой высокой степени риска, представлял собой проблему, с которой мог справиться только мастер.

 

– Мастера Красной Башни, Веронику, и Мастера Синей Башни, Сильвию, – тут же ответил Гладио.

 

Раз так, в Мелторе всё ещё должен был оставаться Орта. Теодор быстро проанализировал ситуацию и отвернулся. Ему было жаль оставлять Аквило одну, но времени у него попросту не было.

 

– Дай мне координаты Мастера Белой Башни.

 

В течение нескольких секунд местоположение Орты было найдено. Им оказалась Центральная Башня, а потому Теодор сделал то, что было необходимо.

 

* * *

 

После окончания великой северной войны, жители Мелтора, магического государства, смогли добиться процветания своего королевства быстрее, чем в любые другие времена. Кроме того, в их руки перешли новые земли, а потому повсюду строились новые дома и административные сооружения. Районы, пострадавшие от войны, быстро восстанавливались, а популяция населения – увеличивалась.

 

И одной из самых выдающихся фигур, стоявших за этим процветанием, был Мастер Белой Башни, Орта.

 

"… Пожалуйста, возвращайся побыстрее, Старший Мастер Башен…"

 

Каково было замешательство Орты, когда он впервые увидел творение Теодора Миллера? Он понимал, что создание пространственных врат, ведущих к другим частям континента, вполне возможно, но чтобы наладить сообщение с восточным континентом, раскинувшимся за морем… Он очень хотел изучить и понять принципы этого механизма.

 

Однако его желанию не суждено было сбыться, поскольку человек, назвавшийся управляющим Центральной Башни, к тому же очень похожий на 7-го Меча, созвал всех Мастеров Башен и объявил о чрезвычайной ситуации.

 

– У пространственных врат восточного континента зафиксированы большие волнения. Степень угрозы была оценена как "красная", что, согласно классификации хозяина, расценивается на уровне 2-ой степени опасности. Отправка не-мастеров бессмысленна. Вы вольны решать, что делать.

 

В голосе Гладио не было ни малейших эмоций, однако этот бесчувственный тон порядком заинтересовал Веронику, которой было скучно сидеть без дела. Инцидент был определён как такой, который обладал наивысшей степенью риска, а поскольку данная классификация была разработана Теодором, которого Вероника ценила и уважала, ей хотелось быть чем-то полезной ему. Проблема заключалась в количестве людей, которые могли составить ей компанию.

 

– Я буду сопровождать Мастера Красной Башни, – шагнув вперёд, заявила Сильвия. Никто из присутствующих не мог приказать ей не делать этого, поскольку она также была Мастером Башни. Кроме того, Орта был наиболее подходящим кандидатом для того, чтобы поддерживать стабильность функционирования пространственной двери. В конце концов, Вероника и Сильвия отправились на восточный континент, а Орта остался в столице.

 

И вот, сейчас он нетерпеливо смотрел на пространственную дверь, ожидая хоть какой-то обратной связи.

 

– Эх…

 

Однако, как только Орта тяжело вздохнул…

 

Фшух!

 

Внезапно прямо перед ним появился человек.

 

Орта изумлённо уставился перед собой… Королевство Мелтор обладало совершенными мерами безопасности против пространственной магии. Он лично создал магический круг, блокирующий телепортацию на важные объекты, включая королевский дворец и башни магии. Однако кто-то сумел обойти абсолютно все препятствия и прибыть в Центральную Башню магии.

 

И этим человеком был сильнейший маг континента, Теодор Миллер.

 

– С-старший Мастер Башен!

 

Орта сразу же узнал Теодора и поднялся, чтобы поприветствовать его.

 

Он отчаянно нуждался в возвращении Теодора, но первыми зашевелились его инстинкты, как опытнейшего волшебника. Несмотря на успешное пространственное перемещение, магический круг, оберегающий эту область, был цел и невредим. Другими словами, Теодор попросту прошёл сквозь него.

 

Но дело было не только в этом. Глаза Орты видели, что Теодор изменился.

 

"Это… Это область, в которую я не могу вмешиваться…!?"

 

Магические глаза Орты обладали абсолютной силой в манипуляциях с пространством, но всё тело Теодора представляло собой одну сплошную область, в которую не мог вмешаться даже Орта. Это была стена, недоступная даже для 2-го Меча Империи Андрас, Зеста Шпейтема.

 

К сожалению, первым попросил разъяснений не Орта, а сам Теодор.

 

– Пожалуйста, расскажи, в чём здесь дело.

 

– Кха! Конечно, Старший Мастер Башен.

 

Впервые в своей жизни Орта пожалел, что его позиция была ниже, чем у кого-то другого, и проглотил висевшие у него на языке вопросы.

 

А затем он произнес нечто совершенно невероятное:

 

– Два дня назад центральная империя рухнула.

 

Самая большая империя восточного континента всего за одну ночь полностью перестала существовать.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Сообщить об ошибке
<<<