NEW SITE
OLD SITE

Аватар Короля - глава 925:
Глава 925. Следующего раза не будет

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Моя Необыкновенная Подружка была телевизионной драмой, которую все большие телеканалы транслировали в течение последних трех недель, возглавляя чарты просмотра и охватывая массу людей. Чень Го не была большим поклонником такого рода вещей, но она знала о них. Однако капитан команды Туманного Дождя, женщина про-игрок Славы номер один, позволила иметь место быть тому факту, что она не может посмотреть последнюю серию, когда та вышла, повлиять на ее настроение? Это казалось Чень Го смешным. Могло ли это быть описано, как позволить вашим проблемам устроить в голове бардак?

Тем не менее зная, что послужило причиной, текущее состояние Чу Юньсю легко можно проанализировать. Ее мысли были в другом месте, поэтому она не была в настроении реагировать на насмешку Чжао Юйчже. Что касается ее внезапного яростного потока атак, это было просто выражение печали от ее разочарований в том, что она не смогла посмотреть концовку в прямом эфире, а не из-за провокации Чжао Юйчже. Если вы думали, что это была ее психологическая тактика, то вы просто слишком много думали...

Внезапный всплеск атак явно застал Чжао Юйчже врасплох. Пелена навыков элементалистов бушевала по всей карте, практически непредотвратимая. Механика Чу Юньсю была усовершенствована, и она была хорошо знакома с классом элементалиста, что позволило ей предсказать большинство контрмер Чжао Юйчже. Это заставило Чжао Юйчже почувствовать, будто он был пойман в ловушку в ее ладонях.

Чжао Юйчже надеялся, что Чу Юньсю отнесется к этому серьезно, но тогда она казалась безразличной, сильно разочаровав его.

Но теперь его противник внезапно стал смелым и безудержным в атаках, до такой степени, что Чжао Юйчже не был готов к этому вообще. Чжао Юйчже хотел плакать!

«Как грязно...»

Это были мысли Чжао Юйчже о том, как действовала Чу Юньсю. Он бы никогда не догадался, что это было только потому, что Чу Юньсю не могла посмотреть финал популярной драмы.

Чжао Юйчже потребовалось все, что у него было, чтобы избежать потока атак Чу Юньсю, и к тому времени здоровье Ревущего Огня уменьшилось примерно на четверть. В этой ситуации было бы непросто повернуть время вспять, но Чжао Юйчже все еще пытался изменить свое душевное состояние. Если бы он справился с чем-то более трудным, это доказало бы его ценность еще больше, верно?

Однако выступление Чу Юньсю было на пике после ее жестокого нападения, она неустанно преследовала Чжао Юйчже и яростно атаковала. Чжао Юйчже хотел избежать этого шквала, но кто бы мог ожидать, что Чу Юньсю разразится от него? Бафф от невозможности увидеть последнюю серию, казалось, был непрерывным.

– Ай, похоже, что Чжао Юйчже изо всех сил пытается перевернуть ситуацию... – даже Ли Ибо осмелился прокомментировать это во время прямой трансляции. Баланс победы уже слишком сильно перевешивал на одну сторону. Чжао Юйчже в конце концов пал, разочарование и отказ принять это поражение кипели в нем. Имея всего лишь полтора года опыта в кругу профессионалов, он все еще был не очень зрелым, спустившись с игрового стенда с лицом, полным ярости. Трансляция показала обоих игроков в различных сценах.

Победительница, Чу Юньсю, тоже не выглядела очень счастливо. Она казалась такой же вялой, какой была, когда выходила на сцену. Поэтому камера сделала больше снимков Чжао Юйчже, показавшего свой гнев зрителям в полном объеме.

Чжао Юйчже не хотел этого принимать! Он чувствовал, что Чу Юньсю играет слишком грязно. Все эти усилия... потому что она боится проиграть? Да, он должен был заставить аудиторию понять это: Чу Юньсю боится проиграть ему; он уже был угрозой в глазах лучшего элементалиста Славы!

Увидев себя на большом экране, Чжао Юйчже знал, что эта трансляция идет в прямом эфире для десятков тысяч зрителей, поэтому он поспешно превращал выражение своего лица в нечто менее красноречивое. Когда Чжао Юйчже вышел на сцену, глядя на Чу Юньсю, он был спокойным морем.

– Это была хорошая стратегия, старшая! – Чжао Юйчже взял микрофон даже не дожидаясь, пока ведущий заговорит, начав свой разговор с Чу Юньсю. Он сделал все возможное, чтобы вести себя профессионально и сохранить улыбку, но очевидно был слишком неопытен, чтобы поддерживать это с легкостью. По сравнению с мирной улыбкой Хуан Шаотяна в камеру, когда он планировал показать людям средний палец, Чжао Юйчже напрягался в сто раз больше, чтобы сохранить улыбку. Это стало очевидным, просто глядя на его крупный план. Чжао Юйчже тоже мог сказать, что находил это напряженным. Он попытался откорректировать то, как он скривил губы, но это сделало его выражение только еще более неестественным.

Для сравнения, Чу Юньсю была куда большим ветераном. Она небрежно улыбнулась и сказала:

– Так себе!

– Это была моя собственная ошибка, что я не был достаточно осторожен. Увидев, как вы сейчас были вялыми, я решил, что вы не будете серьезно относиться к этому матчу! – Чжао Юйчже указал на стратегию Чу Юньсю, но это было тонко, точно так же, как и его вызов; он не поднимал много шума из-за всего этого.

– До тех пор, пока ты на поле боя, ты всегда должен выкладываться на полную, – сказала Чу Юньсю. Это определенно был образец вежливости.

– Да, мне нужно учиться у вас, старшая. Независимо ни от чего, я должен выкладываться на полную, – ответил Чжао Юйчже.

– Удачи! – Чу Юньсю кивнула.

Чжао Юйчже умел быть тактичным. Любой, кто был достаточно наблюдателен, все еще мог легко понять его последствия. Но Чжао Юйчже все еще не был удовлетворен. То, что ему удалось объяснить до сих пор, было только то, что он не смог играть на пределе своих возможностей, потому что был застигнут врасплох, но он еще не сказал то, что действительно хотел обнародовать!

Увидев, что Чу Юньсю уже поворачивается, чтобы вернуться к трибуне игроков, Чжао Юйчже поспешно обратился к ней:

– В следующий раз я не попадусь в вашу ловушку, старшая!

Да! Он попался в ловушку! Чжао Юйчже постарался сделать эти слова как можно более ясными. Он хотел, чтобы все это заметили, а затем поняли, насколько Чу Юньсю боится его, что даже вынуждена была пойти на хитрость, чтобы добиться победы.

К тому времени Чу Юньсю уже вернула микрофон ведущему, но микрофон был только для усиления их голосов, чтобы вся аудитория услышала. Если это было просто взаимодействие между двумя на сцене, для этого расстояния микрофон был не нужен. Услышав крик Чжао Юйчже, Чу Юньсю обернулась. Ведущий мог сказать, что это будет потенциальный ключевой момент, и со скоростью, близкой к атакующему рыцарю, бросился в сторону Чу Юньсю, подняв для нее микрофон, когда он увидел, что она уже открыла рот, чтобы говорить.

– В следующий раз? – Чу Юньсю казалась немного обескураженной. – Ты - второгодник, не так ли? Ты все еще можешь принять участие в конкурсе новичков в следующем году?

– А? – Чжао Юйчже оторопел от ответа Чу Юньсю. Это было совершенно не в тему! Он просто сказал это из вежливости; разве «в следующий раз» - какое-то ключевое слово? Тем не менее Чу Юньсю ухватилась за эту маленькую лазейку, чтобы возразить, из-за чего Чжао Юйчже не смог сформулировать мгновенный ответ. Видя, что у него не было ни малейшей реакции, Чу Юньсю повернулась и продолжила уходить.

– Что это было? – Чжао Юйчже на самом деле почесал голову в замешательстве. Он хотел бросить несколько слов, но услышал, как ведущий говорил последние строки об окончании раунда, поблагодарив двух игроков за их захватывающий матч и прочее. Чжао Юйчже не мог продолжать цепляться за сцену и отказываться уходить, поэтому он мог только вернуть микрофон и закончить на этот раз план по возвышению.

В двух матчах раздался громкий гром, но было мало дождя*. Чжао Юйчже не слишком сильно шумел об этом, и отношение Чу Юньсю было мирным, ничто не напоминало напряженность на Вызове Новичков в прошлом году.

Когда эти двое сошли со сцены, мероприятие продолжилось. Теперь остался только один раунд. Обычно это всегда был бы игрок из принимающей команды, который вышел бы, чтобы бросить вызов кому-то в конце, но у команды Маленькой Травы был только один игрок, который имел право на Вызов Новичка - Гао Инцзе. Тем не менее Гао Инцзе уже участвовал в Вызове Новичка в прошлом году, так что он не мог пойти снова. Итак, эти Все Звезды нарушили традицию, и игрок, которого объявил ведущий, был Лу Гуаньнин из команды Небесного Меча.

– Ох... – это все равно вызвало большой шум среди зрителей.

Для начала, команда Небесные Мечи также базировалась в городе B, и с их мастерством они не достигли уровня, чтобы стать главным соперником Маленькой Травы, располагающейся в том же месте, поэтому будучи из того же города, поклонники Маленькой Травы также уделяли Небесным Мечам некоторое внимание.

Кроме того, Лу Гуаньнин был достаточно легендарной фигурой. Прежде всего он был очень известным берсерком юниором в игре, но никто бы не подумал, что он зайдет так далеко, чтобы создать профессиональную команду и даже продвинется в Профессиональную Лигу. Обычный игрок, который достиг этого момента, был на пике вершины.

– Этот парень довольно популярен, да? – заметила Чень Го.

– Ха-ха, – Е Сю рассмеялся, не комментируя. Он уже давно общался с Лу Гуаньнином, и они становились все ближе и ближе. Однако Е Сю не думал, что в первый раз он увидит другого так: на большом экране был крупный план Лу Гуаньнина, идущего на сцену.

Говоря о внешности Лу Гуаньнина - он не был особенно милым, но совсем не был взволнованным, находясь под пристальным взглядом стольких людей, шаг за шагом небрежно спускаясь.

Лу Гуаньнин все еще считался новичком в кругу профессионалов. Текущие боевые рекорды команды Небесных Мечей также не оправдали ожиданий, нечем гордиться. Тем не менее, его самообладание при ходьбе было даже лучше, чем у нынешнего первого в Славе, Чжоу Зекая.

Конечно, спокойствие Чжоу Зекая - в основном из-за его личности. Тем не менее, устойчивое поведение Лу Гуаньнина показало, что он был тем, кто раньше был свидетелем помпезности и торжественности. В такой ситуации он вообще не нервничал.

Ретрансляция и живой ведущий представляли легендарную карьеру Лу Гуаньнина. Следует знать, что личность и положение этого игрока были немного особенными. Он был не просто членом команды, а также был ее боссом. При этом даже если выступление команды Небесных Мечей не оправдывало ожиданий, его положение было экстраординарным по сравнению с другими профессиональными игроками.

На сцене, давая интервью, Лу Гуаньнин был похож на рыбу в воде. Гораздо сильнее, чем Чжао Юйчже, которому приходилось практиковаться несколько раз, чтобы скрыть свои эмоции улыбкой.

– Эй, как ты думаешь, он бросит тебе вызов? – неожиданная мысль внезапно пришла в голову Чень Го.

– Мне? – Е Сю замер на мгновение, прежде чем покачать головой. – Он не станет этого делать. Он - не тот, кто не знает, что уместно. Если бы он действительно хотел бросить мне вызов, то сказал бы об этом сначала мне.

– Это так скучно! – Чень Го все еще горела желанием, но то, что сказал Лу Гуаньнин, разрушило ее надежды на эту драму. Лу Гуаньнин хотел бросить вызов Юй Фэну, нынешнему берсерку номер один.

Перейдя из Синего Дождя в Сотню Цветов и став их основным игроком, Юй Фэн упал в болото вместе с Сотней Цветов, и некоторые даже предсказывали, что они станут второй Великолепной Эрой.

Однако по мере того, как сезон прогрессировал, команда Сотни Цветов вернулась, и их результативность начала улучшаться. Комбинация Цветущего Хаоса Юй Фэна и Цветущих Цветов Цзоу Юаня синхронизировались все больше и больше, приобретая все большую популярность и поддержку со стороны обычных игроков. Не было никаких сомнений, что за Юй Фэна и Цветущий Хаос будут голосовать, и они окажутся во Всех Звездах и на этот раз. Что касается Синего Дождя, его место в основном составе было заполнено новичком Лу Ханьвеном. Хотя был новый игрок берсерк, чтобы контролировать Блистательное Лезвие, он не был много на поле, и его выступления не были особенно привлекательными, потому что у него действительно не было конкурентных способностей, требуемых избирателями для участия во Всех Звездах. Титул Первого Берсерка последовал за Юй Фэнем, возвращаясь к Сотне Цветов.


* кит. 雷声大, 雨点小 [лэй шэн дa, юй дянь сяо] – идиома: много шуму, да мало толку; похвалиться на рубль, а сделать на копейку; гром гремит, а дождь каплет; из большой тучи, да малая капля; гора родила мышь.