NEW SITE
OLD SITE

Аватар Короля - глава 963:
Глава 963. Пусть шторм станет еще более жестоким

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Репортер Чанг Хиань почувствовал желание выбежать за дверь. Это правда, что он был репортером и нуждался во всевозможных свежих новостях, но информация, которую он только что услышал, была слишком жестокой... настолько жестокой, что ему было трудно стоять. Величайший Бог в истории Славы - Е Цю на самом деле был поддельной личностью? С момента основания Альянса Славы это было самым грандиозным... Самым грандиозным чем??

Чанг Хиань хотел использовать слово "скандалом", чтобы описать это, но в своем сердце он не считал это скандалом.

Человек перед ним использовал поддельную личность, но он все еще играл в конкурентных матчах. Соперники были побеждены им, а победы одержаны им. Е Цю монополизировал все виды почестей и был троекратным чемпионом, это все было абсолютно подлинными достижениями. Тем не менее эти достижения принадлежат не "Е Цю", а человеку, стоящему перед ним.

Его действия возможно нарушили правила Альянса, но они не повлияли ни на что с точки зрения конкуренции. Он одалживал личность, но это он играл. В сравнении с этим те игроки, которые лгали о своем возрасте, нарушили справедливость соревнований куда серьезнее, разве нет?

Вот почему Чанг Хиань чувствовал конфликт. Это была новаторская информация. Если бы это было раскрыто, он мог бы даже стать знаменитым в одно мгновение. Однако в то же время он причинит немало вреда многим людям. Е Сю, команде Счастье, команде Великолепной Эры и их бесчисленным поклонникам, которые должны будут перенести боль.

Если бы это был скандал, как прием стимуляторов во время матча, Чанг Хиань не стеснялся бы сообщить об этом. Тем не менее Чанг Хиань не чувствовал, что это можно считать скандалом такого рода. Это было просто заимствование личности. Все остальное было абсолютно реальным. Каждый матч, каждая победа, каждое чемпионство были подлинными. Единственным исключением было то, что человек по имени Е Цю на самом деле не был Е Цю. Однако это не повлияло на исход матча, верно?

Е Сю сказал, что у него не было его удостоверения личности, поэтому он использовал чужое. Это было явно из-за беспомощности. Впоследствии он никогда не менял его после стольких лет, потому что как только вы начинаете ехать на тигре - трудно остановиться. Возможно были и другие причины, но Чанг Хиань их не знал. Он просто чувствовал, что использование другой личности таким образом не должно считаться мошенничеством.

Именно из-за этого Чанг Хиань не представлял, как поступить с этой информацией. Он был очень противоречив. Движение влево и вправо заставило его чувствовать себя плохо. Чанг Хиань пожалел, что вошел в эту комнату. Он хотел вернуться во времени. Он определенно избежит этой комнаты и уйдет...

Думая обо всем этом, было уже слишком поздно... Мысли Чанг Хианя были в хаосе. Как мог Тао Сюань и Цуй Ли из Великолепной Эры не чувствовать себя так же, как и он? Эта новость была для них как гром, но то, что заставило их еще больше разозлиться после того как Е Сю, слив такой огромный секрет, выглядел беспечным как никогда. Как будто этот вопрос больше не имеет к нему никакого отношения. Он выглядел так, будто сидел там и смотрел шоу.

– Если к этому отнестись серьезно, тебе придется взять на себя юридическую ответственность за кражу личных данных, – Цуй Ли больше не мог видеть беззаботного взгляд этого парня. Внезапно он холодно произнес эту речь. Его угроза была ясна как день.

Но у Е Сю все еще было это раздражающее беззаботное выражение лица.

– Да. Ребята, вы собираетесь отнестись к этому серьезно?

Цуй Ли закашлял кровью. Этот парень был действительно бесстыдным. Отнестись к этому серьезно? Что это значит? Взять Е Сю в суд и обвинить в том, что он украл чужую личность, чтобы подписать с ними несколько контрактов? Чем это отличается от разоблачения правды? Разве Великолепная Эра не должна пытаться скрыть это и не закапываться еще глубже? Более того... если бы было проведено расследование, хотя Великолепная Эра юридически была бы в праве, они безусловно получили бы критику с моральной точки зрения. Возможно Е Сю выдавал себя за кого-то другого, но его вклад в Великолепную Эру все еще был подлинным. Если бы Великолепная Эра провела такое расследование, это было бы образцовым примером низости и вызовет только осуждение. Этот шаг был бы неразумным.

Что касается привлечения человека, у которого украли его личность, это было еще больше фантазией. Этот парень был его братом-близнецом. Не похоже, что они могли рассчитывать на другую сторону, чтобы тот встал и сказал своему брату, что его нужно наказать по закону за кражу его личности.

– Я хочу кое-что подтвердить, – наконец-то Тао Сюань заговорил. – За все эти годы ты был единственным соперником, верно? Твой брат, настоящий Е Цю, никогда раньше не появлялся в матче, так?

– Это всегда был только я. Это не такая уж загадка, как ты представляешь, – Е Сю улыбнулся.

– Тогда это замечательно. Это дает нам много пространства для работы... – Тао Сюань тоже был поражен громом, но он все еще был сильнее своего подчиненного Цуй Ли. Тао Сюань не набросился из-за отношения Е Сю. Он уже успокоился и начал думать о том, как разобраться с этим делом.

– Альянс также не хотел бы принять эту истину. Трехкратный чемпион, величайший игрок всех времен, Бог номер один Альянса, но личность этого игрока была фальшивкой. Это будет большой удар по репутации Альянса, – Тао Сюань думал о вещах с точки зрения управления. Альянс не хотел бы, чтобы эта информация была известна общественности.

– Но он вот-вот появится в матче. Этому должно быть хорошее объяснение! – заметил Цуй Ли.

– Пока мы взаимодействуем с Альянсом внутри страны, объясниться с общественностью не должно быть слишком сложным, – сказал Тао Сюань.

– Мм... это имеет смысл, – Е Сю кивнул головой.

– Будет лучше, если мы поторопимся и поговорим с Альянсом. Как мы должны сообщить им об этом… – Тао Сюань начал думать, когда услышал стук в дверь.

Все в комнате вдруг почувствовали себя ворами, которых застукали. Ближайший к двери Чанг Хиань еще не восстановил свое спокойствие. Он спросил дрожащим голосом:

– Кто там?!

– Это я. Фэн Сяньцзюнь.

– Фэн Сяньцзюнь? Это еще кто? Звучит немного знакомо, – репортер взаимодействовал с людьми более низкого уровня, поэтому было трудно избежать медленной реакции на такое больше имя.

Что касается двоих из Великолепной Эры, после удара грома им был нанесен еще один удар. Цуй Ли должен был поддерживать себя, прислонившись к стене. Тао Сюань больше не сохранял спокойствие. Он хорошо проанализировал ситуацию и готовился найти кого-то в Альянсе, с кем можно было бы поговорить, но кто бы мог подумать, что гребаный председатель Альянса придет лично.

Другие в Счастье больше не могли сохранить свой зрительский менталитет. Чень Го решительно поинтересовалась:

– Мы должны спрятаться? В туалете? Под кроватью?

Самым спокойным все еще оставался Е Сю. У него была улыбка на лице, как будто ему было все равно.

– Забудь об этом. Что должно произойти - произойдет. Плюсы и минусы в анализе Тао Сюаня очевидны. Не думаю, что будет трудно прояснить ситуацию.

– Хорошо... Открывайте дверь... – Тао Сюань знал, что рано или поздно им придется столкнуться с Фэн Сяньцзюнем. Он уже был у их дверей, и Тао Сюань не был тем человеком, который убегает.

Чанг Хиань наконец понял, что человек снаружи был председателем Альянса. Он был чрезвычайно потрясен. Это заставило его почувствовать, что "пусть шторм станет еще более жестоким"* начал утихать. Чанг Хиань спокойно открыл дверь.

– О, здесь довольно много людей! – Фэн Сяньцзюнь вошел и увидел Тао Сюаня из Великолепной Эры. Он был весьма удивлен.

Тао Сюань улыбнулся и пошел вперед, чтобы поприветствовать Фэн Сяньцзюня. Фэн Сяньцзюнь осмотрел комнату и увидел Е Сю. Он рассмеялся и махнул рукой:

– Е Цю, так ты действительно здесь.

Чанг Хиань внезапно почувствовал, что надвигается еще более сильный шторм. В этот момент двое других с Фэн Сяньцзюнем вошли в комнату. На лестнице Цао Гаучэн только что пробежал по семи лестничным пролетам и задыхался. Он увидел как они вошли, и тут же снова рванул вперед. Цао Гаучэн видел как дверь медленно закрывается и поспешно крикнул:

– ПОДОЖДИТЕ!

Чанг Хиань вытянул шею, чтобы выглянуть. Это был Цао Гаучэн. Чанг Хиань сразу же наполнился радостью. Он понятия не имел, что делать с этой информацией... но все будет хорошо, если здесь есть брат Цао. С того момента как Чанг Хиань вошел в комнату и до сих пор... это было его первое чувство расслабления. Как только он собирался открыть дверь, чтобы впустить Цао Гаучэна, Цуй Ли сразу спросил:

– Кто это?

– Это наш стационарный корреспондент брат Цао, – поспешно ответил Чанг Хиань.

Стационарный корреспондент? Брат Цао? Цуй Ли понял, кто это был, и немедленно ответил:

– Цао Гаучэн? Закрой дверь!

– А?

– Закрой дверь!

Чанг Хиань не смел сказать: "Нет!" Он в панике быстро закрыл дверь. Цао Гаучэн почти дошел. Он мог видеть, что Чанг Хиань проигнорировал его крик и запер дверь. Цао Гаучэн был в бешенстве. Маленький паршивец! Обычно он был таким воспитанным и добрым. Кто бы мог подумать, что он на самом деле такой хитрый? Ты планируешь монополизировать эту новость?

Цао Гаучэн был в ярости, но он не смел выходить из-под контроля перед людьми в комнате. Дойдя до двери, он успокоился и вежливо постучал.

– Репортер Цао, верно? Пожалуйста, вернись. Сейчас не подходящее время для интервью, – голос Цуй Ли прозвучал из-за двери. Цао Гаучэн прислушался, и его тело похолодело. Он понял людей Великолепной Эры. Цуй Ли говорил, что ему лучше даже не пытаться попасть внутрь. Не подходящее время для интервью? Этот чертов мальчишка Чанг Хиань был там!

Почему? Почему все так обернулось?

Ты позволил Чанг Хианю наблюдать со стороны, но не впустил меня? Какой метод применил этот маленький паршивец Чанг Хиань? Невозможно! Он был молодым и зеленым маленьким ребенком. Каким способом он мог монополизировать Великолепную Эру для себя? Цао Гаучэн был в бешенстве, но не смел создавать проблем. Он достал свой телефон и позвонил Чанг Хианю, но телефон Чанг Хианя был выключен.

Черт!

Цао Гаучэн выругался. Он не мог войти, но и уходить тоже не хотел. Цао Гаучэн подошел к двери и попытался что-нибудь услышать. Однако в отеле, выбранном Альянсом, не было бы таких плохих стен. Если люди внутри говорили обычно, у него не было шансов услышать их. Цао Гаучэн пришел в отчаяние.

В комнате Фэн Сяньцзюнь ощущал, что атмосфера была немного странной. Цуй Ли снова рассердился, потому что услышав разговор Чанг Хианя с Цао Гаучэном он наконец понял, кто этот человек. Он был журналистом!

Внутренняя коммуникация, внутренняя коммуникация... как репортер может считаться кем-то из Альянса? В этот момент люди, от которых они в большинстве своем должны были защищаться, были репортерами! Но они действительно говорили обо всем этом перед журналистом. Он и Тао Сюань не знали, что Чанг Хиань был репортером, но как эти люди из Счастья могли не знать? Е Сю, твой мозг превратился в кашу? Когда он вошел, как ты мог не знать, что нужно прогнать его? Ты намеренно пытаешься усложнить нам жизнь? Цуй Ли действительно хотел задушить Е Сю.

Что касается Фэн Сяньцзюня... он чувствовал, что атмосфера была немного странной, но не спрашивал об этом. Он продолжил, не ходя вокруг да около:

– Кажется, что в вашем Счастье есть кто-то по имени Е Сю?

– Ха-ха-ха-ха... – Е Сю рассмеялся. Он пнул Вэй Чэня, который сидел на диване. – Председатель, присаживайтесь.

– Что такое? – Фэн Сяньцзюнь вновь ощутил странную атмосферу в комнате. Он подошел и присел.

– Как твое сердце в последние дни? – поинтересовался Е Сю.

– …

– Если твое сердце в порядке, тогда слушай, – начал Е Сю.

– Что ты хочешь сказать?

– Я – Е Сю, – произнес Е Сю.


* 讓暴風雨來得更猛烈吧 - Пусть шторм станет еще более жестоким. Отсылка автора к песне https://www.youtube.com/watch?v=oIQdy-7tBNc