NEW SITE
OLD SITE

Я Запечатаю Небеса - глава 1142:
Битвы Эшелона

Размер шрифта
Интервал
Цвет фона
Шрифт

Глядя на человека в чёрном халате, Мэн Хао буквально валила с ног его кровожадная аура, которая, казалось, воплощала собой смерть. Он был подобен несравненному парагону, за чьей невероятной властностью скрывалась частичка пустоты. И всё же эта странная растерянность никак не уменьшила его чудовищную энергию. Он всё дальше удалялся вдаль, пока не ступил в пустоту.

— Мэн Хао, верни мою магию парагона! — раздался крик Дао Небес. — Верни моего наставника!

С перекошенным от ярости лицом Дао Небес бросился на Мэн Хао, на ходу выполнив двумя руками магический пасс заклинания, которое окутало его чёрным пламенем. Оно раскинулось вокруг него, став морем чёрного огня, откуда с протяжным рёвом вышли восемнадцать древних гигантских существ. Вместе с Дао Небес они пошли в атаку. По взмаху руки своего хозяина восемнадцать зверей настолько оглушительно взвыли, что задрожали Небо с Землёй и мир вокруг едва не разорвало в клочья. Словно реликты древних времён, эти звери хотели уничтожить Мэн Хао.

В то же время Линь Цун стиснул зубы и вновь сказал себе, что дальнейшие поражения недопустимы. После постижения 3000 эссенций он больше не видел, как может потерпеть поражение. Он нащупал свою дорогу к силе, нашёл путь, подтвердивший большую часть его Дао бессмертной культивации!

— Я не проиграю! Дао Жёлтых Источников, да откроется загробный мир! — взревел он, подняв обе руки над головой, а потом резко разведя их в стороны.

С рвущимся звуком пространство было распорото надвое, и оттуда вырвалась жёлтая река и промчалась по небу. Из этих жёлтых источников раздавался леденящий кровь вой бесчисленного множество мстительных духов. В дальнем конце реки находился иллюзорный и до жути мрачный город. На главных вратах этого древнего города были вырезаны три слова «Город Призраков Фэнду» (1)! Мрачный город горделиво возвышался над бурлящими внизу жёлтыми источниками. Открытие загробного мира высвободило огромное, практически безграничное давление и мощь. Линь Цун покрепче стиснул хлыст и поднял его над головой, обрушив на плечи Мэн Хао могучее давление.

Хань Цинлэй неподалёку утёр кровь и тоже закричал:

— Мэн Хао, прощайся с жизнью!

Вокруг него закружился зелёный свет, а сам он начал превращаться в нечто, похожее на зелёную молнию. Его плоть и кровь усыхали, пока от него не остались лишь кожа да кости. Этот скелет вдохнул всю силу плоти и крови и замахнулся зелёной молнией. Со вспышкой энергии и электрическим треском он бросился на Мэн Хао. Вдобавок к атаке в голову Мэн Хао ещё был нацелен страшный яд, который должен был уничтожить его душу!

Три практика Эшелона не стали сдерживать ни капли своей безумной силы. Дао Небес просто не мог отступить, он ненавидел Мэн Хао до мозга костей! Линь Цун не мог примириться с очередным поражением. Ему хотелось этой схваткой стереть тень Мэн Хао из своего сердца и навсегда избавиться от неё. Гордость Хань Цинлэя не могла принять ещё одно поражение, особенно в его нынешнем состоянии. Он хотел победить и испить крови Мэн Хао!

Пока трое практиков приближались, глаза Мэн Хао внезапно засияли холодным светом. Он поднял ногу и топнул в направлении храма внизу. Храм сильно тряхнуло, и, похоже, он начал разваливаться на части. Благодаря силе этого удара Мэн Хао рванул вперёд с сумасшедшей скоростью. Оставляя за собой образы-отзвуки, он перекинулся в золотую птицу Пэн. Прямо в полёте её залил яркий свет, а потом оперение птицы окрасилось в лазурный цвет. Теперь на Хань Цинлэя летела уже лазурная птица Пэн. Мэн Хао проигнорировал зелёную молнию и полоснул по нему когтями. С оглушительным грохотом молния рассыпалась на части. У Хань Цинлэя округлились глаза, когда к его груди на огромной скорости помчалась птичья лапа с бритвенно-острыми когтями. Хань Цинлэй взревел и выполнил двойной магический пасс. Его тело загорелось, а культивация забурлила силой, однако в момент всплеска его энергии Мэн Хао в образе птицы пронзительно закричал и атаковал разум Хань Цинлэя божественным сознанием. Из горла Хань Цинлэя вырвался душераздирающий вопль, который быстро превратился в булькающий кашель с кровью. Только он хотел отступить, как Мэн Хао вновь налетел на него и ударил когтями по темени.

— Хочешь уничтожить мою душу? Как насчёт того, чтобы я уничтожил твою!

Голова Хань Цинлэя взорвалась, следом разметало на части и его тело. Мэн Хао собирался убить его ещё раз, но тут его настила даосская магия Дао Небес — восемнадцать древних зверей. Мэн Хао мог себе позволить проигнорировать Хань Цинлэя и даже Линь Цуна, для него они были пустым местом. Но хоть Дао Небес и перестал быть Мэн Хао соперником, он всё ещё оставался опаснейшим из троицы. Холодно хмыкнув, Мэн Хао во вспышке рванул к Дао Небес. Острые когти разрывали воздух, нацелившись в восемнадцать древних зверей. Прогремел взрыв, а потом ударила взрывная волна. Мэн Хао одной атакой уничтожил всех зверей. Подобно лазурному росчерку, он налетел на них и с лёгкостью стёр в порошок. Наконец лазурная птица вспыхнула, и на её месте возник Мэн Хао, после чего он выбросил руку в направлении Дао Небес. Тот с рёвом взмахнул обеими руками, заставив языки чёрного пламени принять форму гигантской полыхающей руки. В сравнении с ней Мэн Хао напоминал крошечную букашку. Разница между ними была совершенно колоссальной. Вот только при виде руки глаза Мэн Хао заблестели.

Пятый Заговор Заклинания Демонов! Заговор Внутри-Снаружи!

На его раскрытой ладони сначала появился крохотный разлом, но уже в следующую секунду он увеличился на несколько дюжин метро вширь. По форме он немного напоминал глаз, который сначала находился в сжатой форме, а потом резко расширился. В момент расширения рука из чёрного огня взорвалась, а потом Дао Небес окатило градом из языков пламени, словно их сдул назад какой-то совершенно немыслимый ветер.

Без долгих раздумий Дао Небес полетел назад. В этот же момент Мэн Хао внезапно устремился вперёд, при этом с его левой руки ударил луч лазурного света, заблокировавший зелёную молнию Хань Цинлэя. После чего он прошил давление загробного мира Линь Цуна и вновь возник перед Дао Небес, которого он ударил правой рукой. Когда раскрытая ладонь Мэн Хао внезапно закрылась и поразила его Убивающим Богов Кулаком, изо рта Дао Небес брызнула кровь. Только воздух сотряс рокот, как Дао Небес отскочил назад и свирепо оскалился, не обращая внимания на идущую из множества ран кровь. Мэн Хао вновь изменил атаку: разжав кулак, он намеревался убить Дао Небес взмахом пальца. Глаза Дао Небес сверкнули красным, в то время как он схватил Мэн Хао за руку.

— Пожирание Небесного Демона! — безумно взревел Дао Небес.

Тем временем на месте гибели Хань Цинлэя время потекло в обратную сторону. Кровь и плоть быстро соединились в бледного Хань Цинлэя. По возвращении к жизни он бросился бежать, со смесью ужаса и ненависти посмотрев на Мэн Хао. Когда Хань Цинлэй увидел, что Дао Небес, похоже, поймал Мэн Хао, он заскрипел зубами и с рёвом вновь бросился в бой. Линь Цун поступил точно так же. Оба практика воспользовались ситуацией, чтобы молниеносно сблизиться с Мэн Хао. Из них двоих быстрее оказался Хань Цинлэй, чей рывок напоминал удар зелёной молнии. Линь Цун прикусил кончик языка и сплюнул полный рот крови, отчего его загробный мир внезапно стал алого цвета и обрушился на Мэн Хао.

— Сдохни!

К этому моменту практик с Пятой Горы — тучный молодой человек — наконец постиг 3000 эссенции. Воздух затопил гул, когда он начал стремительно увеличиваться в размерах. Его аура тут же изменилась, а энергия рванула вверх. С блеском в глазах он без колебаний включился в бой на стороне трёх практиков Эшелона. Хоть он никогда не встречался с Мэн Хао и должен был считать Дао Небес своим врагом... от него не укрылось, что сейчас Дао Небес перестал быть сильнейшим. Если они сейчас не уберут Мэн Хао с дороги, то навсегда потеряют шанс обрести величайшую эссенцию мира. Но не успел практик с Пятой Горы сделать и пары шагов, как Юйвэнь Цзянь издал боевой клич и с хищной улыбкой взмыл в воздух, где призвал секиру, сокровище царства Древности, и рубанул ей по тучному практику. Заслышав свист, практик с Пятой Горы резко отскочил в сторону.

— Юйвэнь Цзянь, ты что творишь?! — воскликнул он.

— Да ничего. Ты просто меня раздражаешь! — ответил Юйвэнь Цзянь с раскатистым смехом.

Он ещё не успел постичь 3000 эссенции и всё же решил остановить просветление. Без лишних слов он замахнулся секирой ещё раз и атаковал тучного практика с Пятой Горы. Тем временем Линь Цун и Хань Цинлэй приближались. Сжимая руку Мэн Хао, Дао Небес использовал Пожирание Небесного Демона. Мэн Хао растопырил все пальцы и молниеносно схватил руку Дао Небес своей. В ответ на Пожирание Небесного Демона Мэн Хао холодно произнёс:

— Великая Магия Кровавого Демона!

С гулом тело Мэн Хао начало усыхать. Его жизненная сила, плоть, кровь и всё остальное с огромной скоростью поглощались Дао Небес. Но с началом Великой Магии Кровавого Демона уже жизненная сила Дао Небес, душа, плоть, кровь, его всё начала втягивать в себя ладонь Мэн Хао. Два похожих даосских заклинания были использованы практически одновременно, к несказанному удивлению Дао Небес. Несмотря на то, что ему уже доводилось сражаться с Мэн Хао, он впервые видел это даосское заклинание, до боли похожее на его Пожирание Небесного Демона. Более того, Дао Небес обнаружил, что по скорости поглощения его Пожирание Небесного Демона не дотягивало до Великой Магии Кровавого Демона Мэн Хао. Скривившись, он с воем начал вращать культивацию в обратную сторону, в то время как в его руке стала нарастать взрывная сила. Будучи знакомым с механикой Пожирания Небесного Демона, он понимал, как противостоять похожему колдовству.

Между ним и Мэн Хао нарастал рокот, как вдруг он резко отскочил назад. Ценой за спасение была разорванная на куски правая рука. Бледный как мел Дао Небес налетел на первого подвернувшегося под руку практика из мира Горы и Моря и ударил ладонью ему в грудь, вновь прибегнув к Пожиранию Небесного Демона. Мужчина с криком начал усыхать. Одновременно с этим правая рука Дао Небес начала стремительно восстанавливаться.